С наступающим!

Команда – воздух!

В День города состоятся международные состязания по воздухоплаванию. Готовится к ним и команда минчан.

Красочный старт международных соревнований по воздухоплаванию — 8 сентября на площадке аэропорта Минск-1. Накануне наши корреспонденты побывали на тренировке экипажа одного из аэростатов.

 — В экипаже 5 человек. Необходимый минимум — четверо. С меньшим количеством не подготовишь аэростат к взлету, — разъясняет особенности воздухоплавания пилот Руслан Швадович. — От раскладки элементов воздушного шара на траве до поднятия в воздух проходит минут 20.

Укладывают набок корзину, крепят к куполу, ставят вентилятор — подкачали холодного воздуха. Затем с помощью газовой горелки — горячего: шар надулся. Детали весьма увесистые: купол высотой 25 м и объемом 3 000 м3 весит 145 кг.

Плетеная корзина на его фоне выглядит перышком — всего 30 кг. Но добавим сюда газовую горелку, пару баллонов с газом по 75 кг каждый (их может быть 3 и даже 4). Плюс по мелочи: тросы, карабины, страховочные веревки, огнетушитель, аптечка. В итоге получаем минимум 400 кг веса. И это без пилота и пассажиров на борту!

Воздухоплавание как вид спорта имеет ряд дисциплин.

— По направлению полета на земле выкладывается крест из ткани размером 5×5 м, — рассказывает обо одной из них Руслан Швадович. — В него с высоты в несколько сотен метров необходимо попасть маркером — пронумерованным мешком с песком.

— Сколько же требуется тренировок, чтобы прицельно бить по таким мелким мишеням?

— Воздухоплавание — хобби, за год проводим порядка 30 полетов, — отвечает собеседник. — За 5 лет у команды около 200 часов налета. Большая часть приходится на теплое время года. Но ограничений по температуре как таковых нет. И в минус 15 по Цельсию летали.

— Не хочется о грустном, но что делаете в экстренных случаях?

— Тепловой аэростат считается одним из самых безопасных среди воздушных судов, — отвечает Руслан Швадович. — Даже в случае отказа обеих горелок (у воздушного шара есть дублирующая система) скорость снижения составит около 5 м/c. Для сравнения: это скорость парашютиста. С той разницей, что последний приземляется на ноги, а пассажирам воздушного шара дополнительно смягчает посадку корзина, дно которой уплотнено специальной плитой. Экстренный случай может произойти на земле, а не в воздухе: если корзину воздушного шара не зафиксировать в процессе подготовки к взлету, то весь аэростат может сорвать случайным порывом ветра и повредить. Поэтому всегда проверяем, хорошо ли она закреплена, до того как накачивать воздух в оболочку. Смирный на первый взгляд аэро­стат придерживает на коротком поводке внедорожник.

При этом суеверия пилотам воздушного шара не чужды.

— Слышал, что нельзя бриться перед полетом, — с улыбкой пересказывает приметы Руслан Швадович. — Сам этому не следую. А вот к интуиции прислушиваюсь. Возникло какое-то неприятное чувство перед стартом — взлет отложим.

Воздухоплавание, по слова собеседника, хобби, далеко не дешевое.

— Стоимость аэростата варьируется от 20 тысяч до 100 тысяч долларов, — дает расклад собеседник. — За час полета воздушный шар съедает около 70 л газа, при цене 0,67 рубля за литр получается 46,9 рубля.

Аэростат тем временем готов к взлету. Руслан Швадович поднимается на борт, коман­да отшвартовывает воздушное судно от внедорожника, и огромный шар плавно набирает высоту, превращаясь в маленькую, но яркую точку.