Человек и его дело

Смотреть и видеть

Генеральный директор холдинга «БелОМО» Вячеслав Бурский о времени, стране, людях и о себе

Одно из тяжелейших решений, которое довелось принимать Вячеславу Бурскому за все годы руководства холдингом, пришлось на начало 1990-х, последовавших за распадом Советского Союза и нагрянувшей конверсией с остановкой всех военных заказов. Решение касалось закрытия одного из производств — фото­аппара­тов в Вилейке, шансов на выживание у которого практически не осталось. Шутка ли, на вилейском заводе «Зенит», входившем в состав объединения «БелОМО», в год собирали 1,2 млн камер. А тут решение — ликвидировать.

Вячеслав Александрович вспоминает:

— Другого выхода просто не было. Почему закрыли именно производство фотоаппаратуры? Как раз считаю одним из своих достижений, что этот вопрос был решен быстро и без агонии. Что такое Вилейка и фотоаппараты? Производство всего лишь корпуса камеры и сборка. Объективы — Валдай, электроника — Кишинев и так далее. Все связи в те годы оборвались, прекратилась поставка комплектации. Уверен, что это было единственно правильное решение.

Потом будет еще много трудных и не всегда популярных решений. Пройдут годы сомнений, прежде чем Вячеслав Александрович сможет сказать, что сохранение объ­еди­не­ния — заслуга, позволившая не потерять оптическое производство в стране:

— Ни одного завода во время конверсии 1990-х не закрыли, даже прибавили в количестве. Вот это главное. Хотя потери по чис­ленности работников были колоссальными. В советское время у нас работало около 20 тысяч человек, сегодня — 6 тысяч. Заметьте, когда вся система распалась, мы остались единственными на постсоветском пространстве, кто выжил в рамках объединения.

Между тем самым хорошим временем гендиректор считает период в начале своей работы: 1970-1980-е. И не только потому, что был молод, полон энергии и сил. Это была взрывная пора становления оптико-механической промышленности. То, что Министерство оборонной промышленности Советского Союза сделало для Белоруссии, неоценимо. За короткие сроки в республике построили сразу несколько новых заводов. Маленькие, некогда не совсем ухоженные города получили не только тысячи рабочих мест, но и современное жилье, общежития, детские сады и школы. Объединение гремело на весь Союз. Почти треть выпускаемых в СССР фотоаппаратов и около 70 % диа­проек­то­ров производили в БССР.

1990-е годы заставили производственников не только затянуть пояса, но и заново нарабатывать связи, определяться с работой, искать новые направления. Они рискнули — и получилось.

— Это было время больших неопределенностей, когда приходилось не соответствовать науке управления, а полагаться на собственную интуицию, — рассказывает Вячеслав Александрович. — Иногда принимал решения, противоречащие логике и здравому смыслу, зачастую довольно рискованные. Правда, в итоге чаще всего это приводило к успеху. К слову, о 1990-х. Деньги не поступали. Звоню российским коллегам, связи-то не обрывал. Прошу дать машину оптики без денег, под честное слово. И давали. Уже потом приходилось крутиться: дал слово — обязан его сдержать. Выживали за счет старых контактов. Сожалею, что сейчас такого нет.

Во время вхождения объединения в союзное Министерство оборонной промышленности Вячеслав Бурский объехал весь Советский Союз. Несмотря на невыездной статус из-за специфики производства, тогдашнее руководство министерства настолько доверяло ему, что включало в состав выезжающих за рубеж делегаций. После догово­рен­нос­тей Михаила Горбачева с Маргарет Тэтчер о сотрудничестве в сфере экономики Вячеслав Александрович вошел в первую советскую группу из 15 человек, обучавшуюся в школе экономики в Великобритании. Затем 3 месяца стажировался в институте народного хозяйства при Совмине СССР.

Читайте также:  Время принимать вызов

— Мне просто повезло, — считает Вячеслав Александрович. — Я прошел большую школу — от технолога, главного технолога, главного инженера до генерального директора. И этот опыт во многом помогает мне и сейчас видеть на несколько шагов вперед.

Сегодня руководитель делает ставку на молодежь, но в тесной привязке к старым, опытным и проверенным кадрам.

— Скажу так: молодежь стала очень прагматичной, — продолжает Вячеслав Бурский. — Мое поколение по-другому воспитывали, условия были иными. Раньше как? Все находились под государственным зонтиком и считали, что государство должно обеспечить работой, квартирой, зарплатой. А сегодня молодые понимают: никто никому ничего давать не обязан. Ты должен работать сам. И поэтому с людьми становится проще разговаривать.

В вопросах выбора между опытом или молодостью Вячеслав Александрович демократии не приемлет, так как в качестве руководителя несет персональную ответственность за всё происходящее в подразделениях холдинга.

При принятии важных и сложных решений стратегического характера предпочтение отдает опыту, в тактических же вопросах право решать предоставляется молодежи. Гендиректор поясняет:

— На 1 тысячу рублей пусть рис­куют сами, в случае чего по шапке получат. До 10 тысяч — надо смотреть. А там, где сотни тысяч, никакой демократии. Понимание степени ответственности приходит с опытом.

Во время разговора Вячеслав Александрович к месту оперировал цитатами из персидской поэзии, «гариками» Губермана, демонстрировал ясную память строками Маяковского. На столе лежала книга американского физика Митио Каку «Будущее разума», а «Карманного оракула, или Науку благоразумия» Бальтасара Грасиана и вовсе по рекомендации директора прочитали все руководители холдинга. И это для того, чтобы понимали: для успешной работы недостаточно знать и уметь делать только свою работу.

— Почему отличники не всегда бывают успешными руководителями? Много знают, но мало умеют. А другие тянутся, тянутся. Они больше приспособлены, знают где и как выкрутиться. Поэтому я бы работу директора разделил так: 50 на 50 — знание специфики и психология управления. Я читаю много тематичес­кой литературы и рекомендую ее коллегам.

Вячеслав Александрович считает, что ему вообще повезло в карь­ере. Три года службы в армии в Уссурийском крае помогли найти свое место в жизни. Затем одновременно успешно сдал экзамены в два столичных вуза. В итоге предпочтение отдал политехническому институту в Минске. И уже будучи молодым инженером в службе главного технолога на заводе имени С. И. Вавилова, получил колоссальный опыт не только производственника, но и общения с людьми.

Вячеслав Бурский бессменно руководит холдингом «БелОМО» с октября 1992 года. Трудовую деятельность начал в 1970-м инженером, 14 лет проработал главным технологом и главным инженером. Доктор технических наук, профессор, лауреат Государственной премии БССР, заслуженный работник промышленности Республики Беларусь, награжден орденами «Знак Почета», Отечества II и III степени.