Партизанский район

Услышать сердцем

Три дня назад на празднично убранной площади Свободы в непрекращающемся огромном концерте звучал и небольшой оркестр: восемь синтезаторов, три воздушные флейты, два ксилофона, ударная установка и шумовая группа

Публика аплодировала исполнению европейской классики, белорусскому «Крыжачку», русским «Коробейникам», мелодиям советских песен, не подозревая о некой необычности этого коллектива.

Поворота судьбы в сторону психо­неврологического интерната Михаил Иванович не ожидал, рос в деревне под Слуцком. На­учился играть на аккордеоне, купленном отцом, безногим фронтовиком, на свою пенсию в Москве и окупившем впоследствии эти затраты заработками на сельских свадьбах. Освоив наряду с аккордеоном кларнет, барабан и скрипку Циммермана, парень направился в музыкальное училище, в которое успешно поступил и столь же успешно окончил. Потом были музыкально-педагогический факультет педагогического института, работа в музыкальной школе и на кафедре своего же института. Пока однокурсница, назначенная руководить домом-интернатом для душевнобольных, не попросила Михаила Ивановича помочь ей в организации занятости таких людей.

 — Когда пришел сюда и увидел, как выводят на прогулку вроде бы нормально физически развитых людей, а они стоят на площадке в тишине, не общаются, ни на что не реагируют, я даже испугался этой отрешенности и заторможенности, — вспоминает Михаил Бойко. — Здесь люди оторваны от мира своей болезнью, замкнуты в себе, отгорожены друг от друга замутненным сознанием. Я решил попробовать прорвать эту стену музыкой. Изначально образовался вокальный ансамбль из тех, кто хотел петь. Как — другой вопрос, главное, чтобы человек был активен, чтобы ему хотелось петь и общаться. Так набралось около десятка певцов. Люди приходили, уходили, просто присутст­вовали. Но в конце концов запели. В интернате есть пацие­нты, которые не могут ходить, лежачие. Мы их вывозим в колясках в зал, где вокальный ансамбль поет для них. При прослушивании происходит процесс эмоционального воздействия: всплывают воспоминания, появляется желание пообщаться. Музыка возвращает людей в прошлую здоровую жизнь, в детство. Мелодия, словно живая вода, проникает в сознание и подсознание. Песня — это и сюжет, и слова, и музыка — такой сплав эмоций, который воздействует на душу, что очень заметно на поведении душевнобольных. Сами того не осознавая, они по-другому себя ведут: восстанавливают внутренние связи, начинают осмысленно воспринимать окружающую среду. В интернате я осознал роль музыки в здоровье людей.

Эту роль заметили и члены делегации социальных работников голландского города Эйндховена — побратима Минска. Побывав в различных учреждениях подобного типа, голландские коллеги для дружбы и шефства избрали именно интернат № 2. Пригласили белорусских коллег к себе, подарили им набор музыкальных инструментов со специальными нотами и методиками. Так появился оркестр.

— В оркестр мы стараемся привлекать как можно больше людей. Главное — слух и чувство ритма, а играть научим, — поясняет Михаил Иванович. — С нотами особый момент: они необычные. У каждой свой цвет и клавиатура. Оказалось, для таких людей цветность значит в начальной стадии больше, чем звук. Так, пришла однажды ко мне Людочка Синица. Все ей неинтересно было, ходила туда-сюда наголо остриженная, безразличная. Я предложил заняться музыкой. Она посмотрела на цветные ноты и воскликнула: так это же просто! Стала учиться, сейчас на синтезаторе играет прекрасно. Теперь мы выступаем на всех значимых мероприятиях, проводимых комитетом соцзащиты, в Национальной библиотеке, ДК МАЗ, центре психического здоровья в Новинках. В 2014 году ездили в Москву на фестиваль «Нить Ариадны». Там были представители многих стран, но наш оркестр был единственным. Больше такого не было. В Минске выступали на площади Свободы, возле Дворца спорта, ездили в районные центры, в частности в Столбцы. Нас сдерживает отсутствие транспорта, то есть большого автобуса, в который помещались бы люди и аппаратура. Если бы у нас был такой автобус, мы бы стали еще более активными.

Михаил Бойко не только музыкант. В интернате он инструктор по трудовой терапии, а в нее входит весь комплекс занятий больных: работа с деревом, живопись, выращивание цветов в помещениях и на клумбах, вязание, шитье. За рубежом этот процесс именуется арт-терапией (лечение искусством). У нас — трудотерапией, но главное — не название, а роль этих занятий в возвращении человека в общество. В интернате № 2 она успешна.

— Это заслуга всего коллектива, — вносит ясность Михаил Иванович. — Во-первых, у нас очень активный директор. Эльмира Шерметова — человек неуемной активности, способный добыть средства, привлечь нужных людей, помочь каж­дому, кто нуждается. Во-вторых, медицинский персонал знающий и внимательный. В-третьих, с недавних пор интернат располагает еще одним корпусом на улице Ангарской, где размещаются люди более сохранные, как мы говорим. Там работает спортивный специалист, есть спортзал, тренажеры, проходят занятия по футболу, каждое утро — гимнастика.

Так случилось, что и жена, и сын Михаила Ивановича оказались причастны к соцзащите. Жена долгое время работала в комитете по труду и соцзащите, а младший сын помогает отцу в написании аранжировок музыкальных произведений. Общение с больными для них привычно. Тем более, как отмечает Михаил Иванович, они в большинстве своем искренние и бесхитростные, не способные на каверзы и подлость. А вот взаимоотношения людей здоровых его беспокоят.

 — Я вспоминаю, как в студенчестве мы заходили в автобус, а он шумел, как улей. Все разговаривали, шутили, делились впечатлениями. Сейчас заходишь — тишина, каждый в себе. Работающих с душевнобольными это пугает, слишком явная аналогия. Наше всё усугубляющее молчание и замкнутость сложно объяснить, но это явление настораживает. Однажды в вагон метро вошла семья иностранцев с ребенком, и сразу вагон стал ульем. Они говорили на иностранном языке, но оживили всех. Общению надо учиться, и моя работа, считаю, способствует этому.

Своеобразен же оркестр тем, что музыканты — пациенты психоневрологического интерната № 2, ноты и клавиши их инструментов раскрашены в разные цвета. А руководитель коллектива инструктор по трудотерапии больных Михаил Иванович Бойко выступал в этот раз уже в звании «Минчанин года — 2017».