Культура и История

Пикассо в тележке

Каким образом редкие издания Национальной библиотеки попадают к читателю

Внутри читального зала рукописей, старопечатной и редкой книги расположился небольшой кабинет. Большую его часть занимают рельсы, по которым и приезжает специальная тележка с нужной литературой — это система автоматизированной транспортировки книг. Заведующая научно-исследовательским отделом книговедения Галина Киреева вводит на мониторе нужную задачу и нажимает «пуск». Через несколько минут сверху раздается характерный звук: движется литературный состав. Хитрая конструкция сначала закладывает вираж на участке пути под потолком и лишь затем выезжает из «наземных» ворот. Так доставляют книги во все читальные залы библиотеки.

И все же ряд редких и старопечатных изданий везут из хранилища вручную, на традиционной неавтоматизированной тележке. По словам заведующей, подобная прак­тика существует во всех мировых библиотеках. Зачем лишний раз подвергать тряске почтенное издание?

Но взять в руки самую старую белорусскую рукопись конца XV века из праздного интереса не выйдет. Необходим особый допуск, которым располагают только исследователи и ученые, пишущие научные работы, ведущие исследования. Допуск выдают по месту работы или учебы, в нем обязательно должны быть подтверждены темы исследования и век, с которым ученый работает.

— Книги, бесспорно, созданы для людей и должны читаться, но вместе с тем мы обязаны сохранить наследие, которое дошло до нас спустя столетия, — поясняет Галина Киреева.

И вправду: если ту же рукопись конца XV века пролистают 10 тысяч человек, что от нее останется?!

С редкими книгами исследователи работают в перчатках, но не всегда.

— При работе со старопечатными изданиями, бумага которых изготовлена на основе льняного полотна, перчатки не нужны, исключение составляют книги Ф. Скорины и рукописи XV-XVI веков, — отмечает собеседница. — Чего не скажешь о пергаментных документах. Признаться, я и сама не рискнула бы взять голыми руками документ XII-XIV столетия.

Издание может находиться в работе у конкретного читателя в течение месяца. Затем необходимо продлевать срок чтения. Количество выданного в одни руки

ограничено: одновременно можно заказать 5 старопечатных книг, а рукописей — всего 2. Пока не изучишь и не сдашь, следующую партию элект­ронная система книговыдачи заказать не позволит.

А вот в электронной библиотеке с содержанием старинной книги может ознакомиться любой желающий: наиболее редкие и ценные экземпляры проходят оцифровку. Объем копий составляет порядка 20 % (от общего числа) и ежегодно пополняется 4 тысячами новых записей. Важно отметить: белорусские старопечатные книги оцифрованы все — у них неоспоримый приоритет.

В целом фонд Национальной биб­лиотеки хранит более 90 тысяч уникальных рукописных, старопечатных и редких книг разных времен и народов.

— Он делится на коллекции, — рассказывает Галина Киреева. — Рукописных книг и архивных документов свыше 5 тысяч, старопечатных — около 35 тысяч, а редких — около 40 тысяч. Кроме этого, есть и коллекции редких газет, журналов, листовок.

Редкая, к слову, — не обязательно старинная. В данную категорию могут попасть и факсимиле, и книга с дарственной надписью либо экслибрисом — знаком с именем владельца, и даже издание XXI века.

— К примеру, арт-книги белорусских поэтов Зміцера Вишнёва і Людкі Сільновай, созданные в единственном экземпляре, — приводит пример собеседница.

Среди жемчужин фонда — книги из библиотеки Радзивиллов, издания с автографами Николая Гоголя, Марка Шагала, Пабло Пикассо и Сальвадора Дали, белорусских писателей и общественных деятелей, арабская рукопись, датируемая 1377 годом, 3 белорусские рукописи, датируемые концом XV века.

В целом фонд Национальной библиотеки хранит более 90 тысяч уникальных рукописных, старопечатных и редких книг разных времен и народов.