Далекое-близкое

Чехарда

В начале 1920-х Минский городской Совет избирался ежегодно. Причем, так получалось, сразу после выборов значительная часть народных избранников выбывала из его состава: одних переводили в другие населенные пункты, другие получали новую должность, третьи просто отказывались от выполнения своих обязанностей. Большая текучесть кадров была и в руководящих органах горсовета

В первой половине 1924 года был установлен рекорд: за 6 месяцев сменились 2 руководителя горсовета. Сергей Карп вступил в должность председателя Мингорсовета 23 декабря 1923-го,

а уже 26 марта, через 94 дня, пост оставил. Так что след его в истории Минска оказался мимолетным, хотя Карп был яркой и неординарной личностью.

Сергей Карп руководил Мингорсоветом с 23 декабря 1923 года по 26 марта 1924-го.

Сионист

Родился он в 1892 году в Островце, рядом с которым ныне строится Белорусская АЭС, в еврейской семье. Его отец занимался мелкой торговлей, был маклером и даже окончил школу раввинов. Когда же дети подросли, выехал в Америку, где и скончался. Денег в семье не было, и Сергей Карп первоначально получил поверхностное образование. Как сам он вспоминал, учился экстерном в Бобруйске. Фактически же свои университеты Карп постигал в сионистских кружках «Поалей Циона», к деятельности которых в этом славном городе приобщился в 17-летнем возрасте.

Однако вскоре из-за преследований полиции молодому сионисту пришлось эмигрировать в Швейцарию. Не имея определенной специальности, заработать на жизнь, да еще в чужой стране, сложно. Приходилось вертеться. Но Карп работы не чурался: занимался обработкой алмазов, изготавливал «кожаные штуки для каб­луков» и другое. Одновременно учился. В 1914 году экстерном получил среднее образование и даже посещал лекции в Женевском университете. Хорошо овла­дел французским и немецким языками. В эмиграции Сергей Бенедиктович принимал активное участие в партийной деятельности и в 23 года был избран членом секретариата «Поалей Циона». После Февральской революции 1917 года вернулся в Россию и поселился в Бобруйске. После установления советской власти в городе Карп был членом исполкома горсовета, заместителем председателя Бобруйского уездного совнархоза и председателем кооператива «Молот». Но партийные дела вскоре заставили его попутешествовать. Сначала Киев, потом Австрия, где он ратовал за Всемирный еврейский коммунистический союз «Поалей Цион», затем Египет и Палестина. Сергей Бенедиктович участвовал в создании Компартии Палестины с еврейской секцией, был избран членом ее ЦК. Коммунистические идеи его увлекли, Карп вернулся в Россию строить светлое будущее для всего человечества и заявил в газете «Правда» о своем выходе из ЕКП «Поалей Цион» и вступлении в партию большевиков. Членство в РКП(б) было оформлено 20 апреля 1921 года в Минске решением ЦБ КП(б)Б.

Партия «Поалей Цион» была основана в 1899 году из разрозненных и разобщенных групп. Общей идейной платформой для них стала концепция, согласно которой еврейский пролетариат, разделяя судьбу мирового пролетариата, сталкивался со специфическими проблемами, и они могли быть решены только путем сосредоточения еврейских рабочих в Эрец-Исраэль (Земля Израиля). Члены «Поалей Циона» выступали за создание сионистской организации еврейского пролетариата, которая действовала бы в рамках Всемирной сионистской организации.

Коммунист

В столицу БССР Карп был направлен «по делам Коминтерна» и остался в городе, получив назначение заведующим отделом коммунального хозяйства. Пос­ле избрания депутатом горсовета стал членом горисполкома. В 1923 году Сергей Бенедиктович возглавил комхоз БССР, стал заместителем председателя Минского горисполкома, трижды избирался депутатом горсовета. В ноябре 1923 года состоялись очередные выборы. Их итоги показали, что по национальному составу Минский Совет 8-го созыва мало чем отличается от предшественников: больше всех мандатов получили евреи (154 из 403), несколько им уступали белорусы (127), русских оказалось в 3 раза меньше (52). Представителей других национальностей было не­мно­го. Поэтому, учитывая большой авторитет Сергея Бенедиктовича среди еврейской части депутатов, 24 декабря 1923 года его избрали председателем Мингорсовета. Однако руководил городом он совсем недолго. Карп покинул эту должность 26 марта 1924-го, так как был назначен наркомом финансов БССР. Так, главным финансистом респуб­лики стал человек без высшего образования, экстерном получивший среднее. Тем не менее он активно трудился в Совнаркоме республики, занимая различные ключевые должности: с 1925-го по 1929-й являлся заместителем председателя СНК, одновременно возглавлял Госплан, затем руководил Высшим советом народного хозяйства БССР.

Читайте также:  Глеб – всему голова

Сергей Бенедиктович поддерживал идею укрупнения респуб­лики за счет возврата из состава РСФСР белорусских земель. Он составил докладную записку «О вопросах районирования» БССР, в которой настаивал на необходимости возвращения Гомельского и Мозырского уездов в целях успешного «ведения планового хозяйства», говорил о возможности присоединения к БССР Гомельской и частей Смоленской и Псковской губерний. Карп был сторонником новой экономической политики и активно пропагандировал идею развития приграничной торговли с ближайшими соседями — Польшей, Литвой и Латвией. Все это ему припомнят. Как и то, что, когда в середине 1920-х началась травля историка и экономиста Довнар-Запольского, Карп поддержал его и выделил деньги для публикации работы «Народное хозяйство Белоруссии. 1861-1914 гг.». Когда же профессора изгоняли из Минска, официально заступился за него. Впоследствии все это использовали против Сергея Бенедиктовича, обвинив его в потакании буржуазным нацдемам.

Арест и приговор

К тому времени Карп уже работал в столице Советского Сою­за, куда его давно звал Валериан Куйбышев, член Политбюро ЦК ВКП(б), председатель Госплана СССР. Сергея Бенедиктовича назначили замминистра финансов РСФСР, а затем председателем Госплана Российской Федерации. В «разработку» он попал в сентябре 1936 года. С санкции секретаря ЦК КП(б)Б Николая Гикало собирали компрометирующие материалы, обвинив Карпа в троцкизме, антисоветизме и «установках на отрыв Белоруссии от Советского Союза». Поскольку Сергей Бенедиктович каяться не стал, отвергнув все обвинения, к делу подключился «один из самых гнусных сталинских опричников», член комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) Матвей Шкирятов. А непосредственным организатором судилища стал сменивший Гикало на посту главного коммуниста Белоруссии Василий Шарангович. Василий Фомич очень старался проявить себя на поприще борьбы с врагами народа. 9 июля 1937 года в 7:15 он лично отправил на имя Сталина шифротелеграмму, в которой просил установить для БССР лимит на уничтожение 12 800 врагов народа. Поэтому судьба Карпа была предрешена — на заседании бюро ЦК КП(б)Б его исключили из партии. Рассмотрение дела по своему содержанию больше напоминало судилище: бывшие товарищи открещивались от коллеги, всячески пытались унизить и морально растоптать жертву. Сергея Бенедиктовича обвиняли в «неискренности перед партией», «попытках непартийными методами выкручиваться». В тот же день, 10 июля 1937 года, его арестовали. Следствие продолжалось в Москве и заняло немногим более трех месяцев. Карп обвинялся в том, что принадлежал к «контрреволюционной организации правых в Госплане».

Его причислили к 1-й категории преступников, подлежащих высшей мере наказания, и внес­ли под № 60 в подготовленный расстрельный список «Москва-Центр». 21 октября его утвердил Сталин. За расстрел также подписались Молотов, Каганович и Ворошилов. Приговор привели в исполнение 30 октября, тело кремировали, а прах захоронили в общей могиле на кладбище Донского монастыря. Жена Сергея Бенедиктовича Сарра Давыдовна отсидела 7 лет в лагерях, а после смерти Сталина добилась реабилитации мужа. Скончалась она в 1970 году, ее прах был захоронен на Новодевичьем кладбище в колумбарии. На ячейке указано, что там же находятся и останки Сергея Бенедиктовича. Вероятно, в период хрущевской оттепели Сарре Давыдовне удалось получить прах мужа: подобная практика существовала для москвичей. Но так ли это, сегодня на этот вопрос уже вряд ли кто ответит…

Те, кто «шил дело» на Карпа, также очень скоро попали в число врагов народа. Гикало был расстрелян в 1937 году, Шарангович — в 1938-м. Их именами названы улицы в Минске.

Андрей Лукашевич, профессор кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени БГУ, доктор исторических наук