Советский район

Приходится быть психологом

О своей работе — первый заместитель главы администрации Советского района Алла Санковская, недавно удостоенная звания «Минчанин года»

— Алла Владимировна, вы курируете вопросы жилищно-коммунального хозяйства, благоустройства. Эти сферы сложные и к тому же традиционно рождают больше всего жалоб, критики со стороны минчан. Получается, тянете совсем не женскую лямку. Не тяжела ноша?

— Всегда считала, что это должности мужские. Они на самом деле такие. Но женщин на руководящих постах все больше. А у меня карьера как-то случайно сложилась. Я ведь родом из Светлогорска, после окончания БПИ (ныне БНТУ) работала в проектном институте в Гомеле, а после замужества — в Минске. В ­1991-м попала под сокращение, полгода числилась безработной, пока не устрои­лась инженером в РСУ Советского района. Вскоре оттуда позвали в ЖРЭО района, а через три года пригласили в администрацию Советского. С тех пор и тружусь здесь. Получается, сначала училась в Советском районе и жила в студенческом общежитии на улице Сурганова. Когда вышла замуж, переехала к мужу на улицу Берес­тянскую, часть которой тоже относится к нашему району. Потом, правда, с семьей перебрались в Уручье, но работаю в Советском, прикипела к нему, воспринимаю как свой дом. Всё здесь интересно, дорого.

— Тем более много к чему довелось приложить руки. Что изменилось в районе за эти два десятка лет?

— Многое. Помню, как не­ка­зис­то выглядела территория вдоль нечетной стороны улицы Я. Коласа возле домов № 21-25: грунтовые дорожки, потрескавшийся асфальт. А после капитального ремонта там стало красиво, вез­де скамейки, на которых можно отдохнуть. Неузнаваемо преоб­ра­зил­ся сквер за филармонией. Сейчас пришла очередь сквера на улице Восточной. Мы с подружками из общежития в студенчестве туда бегали спортом заниматься. Хорошо помню, как тогда всё выглядело. И радостно, что теперь людям будет комфортно выйти сюда на прогулку, провести досуг на уличных тренажерах или посидеть с книжкой на скамейке.

Изменились после реконструкции стадионы БНТУ, БГУИР, средней школы № 19. А Цнянское водохранилище! Мы раньше даже не слышали о его существовании. Ездили загорать на Комсомольское озеро. С 2004 года, когда деревня Цна и прилегающая территория вошли в состав района, все стало меняться. На моих глазах и с моим участием оборудовали пляжи, обустраивали спортивные площадки, парковки, места отдыха. Процесс шел непросто, было много нареканий от людей: зачем дорожки делаете, зачем стоянки? Даже в Комитет госконтроля писали жалобы. Многие говорили: «Мы дома покупали, думали, в деревне будем жить, а пришел город». Но после того как за бюджетные средства всё привели в порядок, мнение многих горожан изменилось. Уже все привыкли к хорошему. Конечно, я понимаю, что кому-то доставляют неудобства громкие компании на пляже, не умеющие культурно отдыхать, но ведь такие люди есть везде. Поэтому пытаюсь донести до каждого, кто приходит ко мне, слова профессора Преображенского из фильма «Собачье сердце»: «Разруха у нас в головах». Надо самому культурно себя вести, учить этому близких. И если каждый станет так делать, то будет результат. Понятно, что это мечты идеалиста, но я в них верю. Сама не брошу бумажку — донесу до урны или положу в сумку, но не выкину на асфальт. Мои родственники, друзья, соседи знают: нельзя бросать, ведь кому-то придется убирать.

— А не появляется ли ощущение, что попали в день сурка: каждый год одно и то же, традиционные месячники по наведению порядка, бесконечные жалобы жителей на то, что не горит свет на лестничной площадке, подъезд не убран?

— Честно сказать, каждый день приносит что-то новое. В районную администрацию люди приходят в основном с такими непростыми проблемами, что приходится изучать все обстоятельства, разбираться и самому глубоко вникать в вопрос. Нет накатанной колеи, каждый раз ситуа­ция разная. Поэтому дежавю не возникает. Вот недавний пример. Человек получил арендное жилье, в квартире нет счетчика воды, а он не хочет платить по нормативам. Возник вопрос: кому и за чей счет ставить прибор учета? Надо изучать законодательные акты, возможно, прямого ответа и в них нет. Таких вопросов множество. И не все сразу решишь. Или, например, в прошлом году было обращение от десятка жителей дома № 54 на улице Белинского: машины заезжают на зеленую зону со стороны улицы Тиражной. Мы поставили бордюр, чтобы пре­дот­вра­тить нарушения. Как только это сделали, весь дом попросил сделать им парковку в том месте. Но это новое строительство, необходимы проект, финансирование, время. Нужно посмотреть, чтобы не нарушались градостроительные нормы. Бывает сложно объяснить, что невозможно такую работу сделать сию минуту. Да, по этому адресу будем делать парковку, нашли деньги, разрабатывается проект. Понадобился год, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Кстати, администрация предложила собственникам нежилых помещений частично профинансировать указанные работы, но получила отказ. Это пример того, как непросто работать с субъектами хозяйствования и как неодно­значно воспринимаются вроде бы понятные ситуации.

Алла Санковская в администрации Советского района работает более 20 лет. Начинала специалистом отдела жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, затем возглавила отдел городского хозяйства, стала заместителем главы администрации Советского, сейчас — первый заместитель главы районной администрации.

— Общение — дело сложное, особенно когда человек приходит с негативом. Что в таких ситуациях помогает, как не поддаться эмоциям и не прос­то выслушать, а еще и успокоить, помочь?

— Работа учит философскому отношению к жизни, терпимос­ти. В каком-то смысле приходится быть психологом и не забывать правило: общайся с людьми так, как хочешь, чтобы общались с тобой. Когда лично разговариваешь, объясняешь, что может администрация или почему не в состоянии помочь, куда в этом случае надо обратиться, то люди в основном нормально всё воспринимают. Иногда ходатайствуем перед другими организациями за кого-то. Например, недавно просили комитет по труду, занятости и социальной защите Мин­гор­ис­пол­ко­ма помочь оборудовать безбарьерную среду для инвалида-колясочника. Мы здесь для того, чтобы решать проблемы людей. Но, к сожалению, часто сталкиваемся с потребительским отношением, когда граждане считают, что власть должна им что-то сделать: починить крышу в усадьбе, отремонтировать крыльцо и прочее. Но есть же семья, близкие, которые в первую очередь должны заботиться о человеке. Есть соседи, с которыми сообща можно отремонтировать свой подъезд.

Недавно обратилась женщина почтенного возраста, проживающая в усадебном доме. Попросила отремонтировать крыльцо. Во время разговора выясняю, что у нее две дочери, но они живут отдельно. Прошу дать телефон дочерей. Не хочет. Отправила к ней службу ЖКХ, управление социальной защиты, территориальный центр. В итоге, изучив обстоятельства, пришли к выводу, что нет необходимости делать ремонт за бюджетные средства. Я же в этой ситуации вижу, что женщине, вероятнее всего, не хватает общения. Наверное, это случай социального одиночества, когда хочется внимания извне. Даже если есть семья. Порой с человеком надо просто поговорить. И такие ситуации нередки.

— Ваш график работы, когда возвращаетесь домой ближе к 9 вечера и по субботам тоже трудитесь, оставляет очень мало личного времени. Не жалеете об этом?

— Мне друзья говорят: ты каж­дую субботу на работе. Не устала? Я в ответ — зато убирать, стирать не надо, готовить тоже (смеется). Семья сама справляется, благо дочь уже взрослая. Работа у меня интересная, неординарная. И если ей отдаваться душой, то на личную жизнь в самом деле почти не остается времени. Может, немного жалею, что мало внимания уделяю каждому члену семьи. Больше общаемся по телефону.

— А в минуты, которые остаются для себя, что делаете?

— Без книжки не засыпаю. Читаю что-то увлекательное, легкое, чтобы отвлечься психологически. Люблю смотреть комедии, детективы, периодически хожу в филармонию. Дачи нет, потому что она требует времени, ведь хочется, чтобы там было красиво. Как человек ответственный, не могу что-то делать плохо, как придется.

Ну и как у Сент-Экзюпери, продолжаю наводить порядок на своей маленькой планете — в Советском районе.

Алла Санковская: «Как-то ехала от родственников из Брянска. В купе поезда рядом сидели россияне из Смоленска. Подъезжаем к Минску. Один говорит: «Сейчас будет Минск, там на площади у вокзала красиво, такая подсветка». Другой в ответ: «Ага, а зайдешь во двор, наверное, совсем не то увидишь». Третий парирует: «Ты там был? А я был. Там везде чисто и красиво». А я слушаю, и меня прямо гордость распирает за наш город».