История Минска

Революционер, партизан, наркомзем

Как и его предшественник Сергей Карп, Адам Славинский пробыл на посту председателя Мингорсовета всего лишь 3 месяца. И ничем выдающимся за это время не отметился

После назначения 26 марта 1924 года Сергея Карпа нар­комом финансов БССР его преемником в Минском горсовете стал известный революционер Адам Славинский. Однако этот выбор оказался крайне неудачным для города. Будучи перегруженным другими делами, Славинский фактически не мог заниматься городским хозяйством и уже в июле 1924 года сложил свои полномочия председателя горсовета.

«Университеты» Славинского

Адам Семенович (Сымонович) Качеровский родился 30 августа 1885 года в местечке Понинка Волынской губернии (сейчас это город Шепетовка в Хмельницкой области в Украине) в семье рабочего бумажной фабрики. По происхождению отец считал себя поляком, и Адам во всех анкетах указывал эту национальность. Он окончил лишь 4-классное воскресное ремес­ленное училище. И только поз­же, живя в Москве, стал заочно учиться в МГУ. Свои «университеты» прошел на баррикадах революции.

С 1905 года Адам Качеровский работал слесарем на одном из варшавских заводов, участвовал в рабочих демонстрациях. В 1907 году вступил в организацию социал-демократии Королевства Польского и Литвы. Неоднократно участвовал в демонстрациях и стычках с полицией. В одном из таких столкновений жандарм разбил 22-летнему Адаму коленный сустав правой ноги. Так у революционера появилась особая примета — хромота. Впоследствии его дважды арестовывали за политическую деятельность.

В 1912 году Адам переехал из Варшавы в Санкт-Петербург и поступил слесарем на механический завод, находившийся на Выборгской стороне. Здесь он активно занимался политической агитацией и к 1917 году стал одним из руководителей большевистской организации на заводе «Сименс — Шуккерт». После Февральской революции он создал отряд заводской милиции, стал членом комиссии по организации Красной гвардии в Петрограде. Во главе отряда участвовал в штурме Зимнего дворца. Затем охранял подступы к революционному Петрограду, воевал под Пулковом, Красным селом и Гатчиной. В декабре 1917 года был командирован на Западный фронт для ведения агитации среди солдат-поляков.

В Минске и окрестностях

В нашем городе Адам Качеровский появился в январе 1918 года и занялся созданием революционных польских батальонов. Однако срыв мирных переговоров в Брест-Литовске и последовавшее за этим германское наступление заставили его перейти на нелегальное положение. По воспоминаниям Семена Ваупшасова, именно в этот период Качеровский принимает конс­пиративную кличку Славинский. «С тех пор подпольный псевдоним, как это нередко бывало среди революционеров, навсегда остался его второй фамилией», — рассказывал чекист.

В декабре 1918 года Адам Семенович возглавил городскую милицию, а затем стал заведующим отделом управления Минского губернского ВРК. После провозглашения ССРБ в феврале 1919 года некоторое время руководил отделом управления Минской губернской ЧК, а затем был назначен военкомом 52-й стрелковой дивизии, которая летом 1919-го безуспешно пыталась остановить продвижение польских войск к Минску. В бою под Радошковичами Славинский был тяжело ранен. Красноармеец Иван Ремейко верхом примчался к лежавшему в луже крови комиссару, подхватил его на седло и благополучно вывез к своим. За этот подвиг Ремейко удостоился ордена Красного Знамени.

После выздоровления Адам Семенович стал организатором партизанского движения в Минской губернии. А с переходом в мае 1920 года Красной Армии в контрнаступление его назначили начальником политотдела 57-й стрелковой дивизии.

Нарком земледелия

По окончании советско-польской войны Славинский получил новый пост и в течение трех с половиной лет с сентября 1920 года по 19 марта 1924-го, возглавлял Народный комиссариат земледелия БССР. Поскольку нарком был принципиальным сторонником революционных преобразований в деревне, он занялся организацией артелей, коммун и совхозов. Переход в 1921 году к НЭПу Адам Семенович воспринял настороженно, пытаясь всеми способами спасти нежизнеспособные хозяйственные учреждения. «Мы не должны допустить распыления нашего сельского хозяйства, ибо такая форма не может увеличить наших хлебных ресурсов», — полагал Славинский и ратовал за развитие колхозов. Поэтому вскоре он был освобожден от должности наркома, а на смену ему пришел Прищепов. Дмитрий Филимонович, наоборот, выступал за свободу выбора крестьянами форм землепользования, размещение крестьянских хозяйств на хуторах. Аграрную политику в БССР он проводил под лозунгом «Белоруссия — красная Дания». 

Читайте также:  Вся власть – Совету!

На международном фронте

Если во время своего скоротечного руководства Мингорсоветом Славинский ничем не отметился, то в военных и партийных делах был на виду. В октябре 1923 года он был избран членом Польбюро при ЦБ КП(б)Б и фактически возглавил подпольную борьбу в белорусских воеводствах Польши. В это время часто встречался с руководителями партизанских отрядов. Один из них, Семен Ваупшасов, оставил описание бесед с Адамом Семеновичем. «Ему было 40-45 лет… — вспоминал партизан. — Возраст далеко не преклонный, но мне он казался весьма пожилым. Среднего роста, худощавый, он носил бороду и усы, густые с проседью волосы зачесывал назад. Я часто видел его в военной гимнастерке с петлицами и орденом Красного Знамени на груди, полученным за подвиги в боях. Он говорил голосом звучным, твердым, в редкие минуты отдыха любил пошутить и посмеяться. При ходьбе прихрамывал на раненую ногу».

Кстати об ордене. Его Славинский получил в 1928 году за активную деятельность по дестабилизации ситуации в Польском государстве.

В конце 1927 года Адам Семенович вернулся к активной партийной деятельности. Его избрали членом ЦБ КП(б)Б одновременно, в 1928 году, поручив руководство Минским окружным и городским комитетом партии. Славинский в очередной раз был избран членом Минского горсовета, а затем членом президиума Минского окружного исполкома. Однако в период с 11 апреля 1929 года до 19 ноября 1930-го он присутствовал всего на 3 заседаниях из 65.

Он гневно клеймил недавнего наркома земледелия БССР Прищепова, ставшего в одночасье врагом народа, каялся, что «на XII съезде …провел Прищепова в президиум».

Затем Славинский взялся обличать и Александра Червякова, упрекая его за то, что тот недостаточно энергично покаялся на съезде в своих ошибках. Отрекаясь от вчерашних товарищей, Славинский и другие не понимали, что отрекаются и от самих себя. Проявляя нетерпимость к ним, вызывали нетерпимость к себе. Так, на XIII съезде КП(б)Б депутат Лукьянов выступил с обвинениями самого Славинского в «правом уклоне». Осознавая, чем все это может обернуться, Адам Семенович попытался откреститься с помощью шутки: «Меня товарищи часто обвиняли в правом уклоне, и они имеют «основания» для этого: у меня и впрямь есть склонность к правизне — я же хромой, у меня правая нога короче левой, и я всегда прихрамываю на правую ногу, так что у меня всегда, когда я хожу, получается уклон вправо… К критике отдельных ошибок мы должны всегда чутко прислушиваться, ибо на этом мы будем учиться. Но обвинять в уклоне — это уже никуда не гоже»…

Трагедия

Активная деятельность в Коминтерне обусловила переезд Славинского в Москву. Однако все эти годы его не покидало чувство тревоги. И для нее были основания. В 1934 году Адам Семенович получил назначение начальником политотдела Московско-Белорусско-Балтийской железной дороги, а в июне 1937-го был неожиданно понижен в должности, став инспектором Контрольно-инспекторской группы Наркомата путей сообщения СССР. Вскоре, 9 июля, последовал и арест. Его обвиняли в участии в «антисоветской шпионско-диверсионной, террористической организации и проведении шпионской деятельности». Следствие по делу продолжалось недолго. 3 ноября 1937 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Адама Семеновича Качеровского к расстрелу. В тот же день приговор привели в исполнение на расстрельном полигоне «Коммунарка» — бывшей даче наркома внутренних дел Ягоды.

29 апреля 1955 года Военная коллегия Верховного Суда СССР посмертно реабилитировала Славинского. Сегодня в память о нем названы улицы в Гродно и Минске, а также деревня в Гомельской области — Славинск. На здании Первого дома Советов в Минске, где долгое время жил Адам Семенович, установлена мемориальная доска.

Андрей Лукашевич, профессор кафедры истории Беларуси нового и новейшего времени БГУ, доктор исторических наук