Гордость столицы - династии

Ген учительства

Педагог в четвертом поколении Татьяна Красногир: «Учу своих детей по конспектам дедов»

Морозной ночью с железнодорожной станции близ деревни Радутичи (Осиповичский район) шел быстрым шагом пожилой мужчина. В руках он крепко сжимал самодельный факел. Пламя должно было отпугнуть волков, которых в тех местах в первые годы после Великой Отечественной войны развелось превеликое множество. Михаил Михайлович Трус, так звали бесстрашного путника, был директором сельской школы. Пожилой наставник всегда приходил на занятия самым первым. Когда утро наступало, подтягивалась и ребятня. В свое время Михаил Михайлович был первым борцом с массовой безграмотностью на селе. Учил детей математике и истории. Его уроки напоминали маленькие сценические постановки: мог пропеть куп­лет, аккомпанируя себе на балалайке, разыграть юмористическую сценку. Класс дружно аплодировал. У Михаила Михайловича, несомненно, был талант педагога и актера. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Факелом освещал себе путь к родной школе на протяжении 26 лет. А после окажется, что не только в обеих дочерях, но и во внуках, правнуках смог зажечь искреннюю любовь к учительству.

— Теперь в школах трудится четвертое поколение педагогов нашей семьи. Все вместе мы отдали народному просвещению более 455 лет, — рассказывает учитель-дефектолог СШ № 172 Татьяна Красногир. — Знаю о жизни Михаила Михайловича, своего прадеда, по рассказам родственников. А вот дедушка Иван и бабушка Валентина Трофимович, к которым очень любила приезжать на каникулы в Старые Дороги, стали для меня живым примером того, каким должен быть Педагог с большой буквы.

В этой педагогической династии — люди творческие. Все поют, танцуют, пишут стихи. Когда собираются вместе за большим столом, устраивают представления. На первом педагогическом турслете в Заводском районе СШ № 172 получила призовое место за творческую номинацию. Выступление команды готовила Татьяна Красногир.

Дед прошел Великую Отечественную, брал Берлин. После вернулся на родину, работал директором школы, а бабушка — его заместителем. Оба — учителя словесности. Так и прожили, не расставаясь ни на день, душа в душу. Иван Михайлович, человек творческий и юморной,

увлекся театрализованными постановками, организовал драмкружок. Вместе с супругой без малого десяток лет играли в спектаклях исключительно главные роли. И совсем не важно, что выступали не на столичных подмостках (тогда, к слову, редкий молодой человек или девушка не мечтали стать артистами и непременно уехать покорять Ленинград), а в местном доме культуры. Срывали аплодисменты. Потом спектакли, поставленные в основном по пьесам Зощенко и Островского, еще долго обсуж­дали стародорожцы. Впоследствии самодеятельность Ивана Михайловича примет вполне серьезную форму: его детищу — драмтеатру — присвоят звание народного.

Интересный факт: о ленинградских подмостках и в семье Ивана Михайловича были грезы. По молодости бабушка очень хотела стать актрисой кино. Валентине Михайловне удалось даже побывать в Питере на отборе актерского состава для советского фильма «Вратарь» режиссера Семена Тимошенко. Она сыграла эпизодическую роль.

— Мы любим собираться семьей и смотреть этот фильм снова и снова. С трепетом ждем момента, когда на трибуне покажут крупным планом улыбающееся лицо моей бабушки, — вспоминает внучка Татьяна Красногир.

Правда, учителем все равно стала — русского языка и литературы. Гены берут свое.

Дом дедов в Старых Дорогах стоял у дороги. От него несколько минут ходьбы до школы. Поутру дети чередой шагали на первый урок, и бабушка с дедушкой, когда уже были на пенсии, выходили на крыльцо за ними понаблюдать. Иван Михайлович на праздники вывешивал флаг СССР.

Читайте также:  Путейцы

Ген учительства существует, уверена Татьяна Красногир. И без него, безусловно, можно быть хорошим педагогом. Но когда в роду прописана наставническая стезя — легче. Это дополнительный шанс на удачу и лидерство.

— Учитель не может не быть амбициозным человеком. Он не преследует материальную выгоду, но хочет видеть результат своего труда. Если не видит, в нем затухает искра, — рассуждает педагог в четвертом поколении. — А это прежде всего признание коллег, благодарность детей и родителей.

Дом деда всегда был полон гостей.

— До сих пор храню дедушкины и бабушкины конспекты уроков. Не поверите, своих детей учу по ним! И по литературе у дочерей отличные отметки, — улыбаясь, Татьяна Красногир демонстрирует рукописное планирование занятий деда, датированное 1956 годом.

В нем трактование «Гамлета» Шекспира и басен Крылова… Приведены краткие сведения об авторах, исторический контекст, смысловая нагрузка произведений.

— Ученикам повезет, если уроки ведет педагог, который пуще самого ответственного школьника готовится к занятиям, — говорит Татьяна Красногир. — Без ночной подготовки, без полного осмысления того, что нужно успеть сказать детям за 45 минут, никто из представителей нашей династии не начинал свой урок.

Поэтому сейчас учителя-дефектолога 172-й школы удивляет тенденция — молодежь не хочет писать конспекты. А ведь это прежде всего говорит об ответственности, уважении к себе и ученику.

— У дедушки с бабушкой было три дочери, — продолжает вспоминать историю семьи Татьяна Красногир. — Две старшие стали учителями. Моя мама Тамара Ивановна Кустенко преподавала в СШ № 172 со дня ее основания, была председателем профкома. Сейчас ей уже более 80 лет, но она продолжает заниматься спортом, много читает. Гордость династии — моя тетя Тома Ивановна Трофимович. Она долгое время работала в родной для нас стародорожской школе, закончила карьеру в Солигорске. Неоднократно получала награды городского и республиканского уровня. Ее безумно любили ученики. До сих пор в день рождения к ней не дозвониться!

Тома Ивановна, как оказалось, тоже учитель русского языка и литературы. По словам племянницы Татьяны Красногир, на ее уроках большую ценность имела классика, находящаяся вне политики, которая учила добру, человечности, порядочности:

— Тетя Тома заставляла ребят думать, рассуждать, чтобы они в жизни умели делать правильный выбор. А вот у меня выбора не было (улыбается): после восьмого класса — в педучилище. Затем поступила в вуз на учителя-дефектолога. А как иначе, когда за плечами полтысячелетия уроков моих предков, а также звонков, проверенных тетрадок!

У каждого педагога бывают трудные ученики. Почему-то такие дети запоминаются. Кто-то шел по наклонной дорожке, у кого-то пропадала тяга к знаниям. Испокон веков учитель сопровождал детство своих воспитанников, был в курсе семейных неурядиц, поведенческих особенностей. Нельзя грамотно наладить с ребенком учебный процесс, вовлечь его в какую-либо полезную деятельность или от чего-то оградить, помочь не попасть в беду, не зная, что происходит у него дома.