Как это было

Тот еще крендель

Сетевой охват, восточный колорит и горячие нравы. Чем еще в начале прошлого века в Минске прославились турецкие булочные

От палатки до многоэтажки

Частыми покупателями турецкой выпечки были учащиеся Минской мужской правительственной гимназии, располагавшейся через дорогу от центральной булочной на углу Захарьевской и Губернаторской улиц

В дореволюционном Минске очень любили сладости. Каждое утро аромат булочек, сдобы, пирогов и другой свежей выпечки распространялся по центру города. Найти сладости можно было и на рынках, и в специализированных кондитерских лавках, и в магазинах. К примеру, на месте со­вре­мен­но­го входа на станцию метрополитена «Октябрьская» в доме № 23 на проспекте Независимости размещалась знаменитая кондитерская Венгржецкого. Работала она с 1861 года и потчевала посетителей самыми изысканными европейскими десертами, приготовленными по рецептам лучших кондитеров Франции, Германии, Италии. На прилавках — свежие торты, пироги, пирожные, сдоба, рулеты, печенье, кексы, сухари, конфеты, шоколад, крем и мороженое как собственного производства, так и импортные.

Журнал «Минские врачебные известия» в 1913 году привел следующий факт: на булочных, пивных и кондитерских фабриках удалось заставить ввести стеклянные шкафчики для съестных продуктов, передники, головные уборы, а также умывальники для рабочих.

Доходный дом кондитера Офли. Начало XX века

По соседству с кондитерской Венгржецкого в 1905-м открылась «Кофейня с кондитерскими продуктами, пекарня кондитерских продуктов Георгия Викентьевича Рачковского». По сути та же кондитерская, только имя помоднее. В 1914 году из нее выросла «Фабрика кондитерских изделий Жорж», известная ныне как «Коммунарка».

Но наибольшую известность в дореволюционном Минске получили турецкие сладости. Центральный магазин этой кондитерской сети под общим названием «Константинопольская булочная» расположился на первом этаже в доме Мельцера на самом оживленном перекрестке Минска — углу Захарьевской и Губернаторской улиц. Ныне это пересечение проспекта Независимости и улицы Ленина напротив ГУМа.

Основатели булочных братья Офли, турецкие подданные, в 1893 году получили от городской управы разрешение на открытие своего первого кондитерского павильона. Его возвели у мясных рядов на Нижнем базаре — ныне район площади 8 Марта. Он представлял собой небольшую деревянную лавку, украшенную шпилем с полумесяцем. Поначалу на фасаде красовалась вывеска «Турецкая булочная», которую позже заменили на «Константинопольскую булочную». Здесь можно было купить свежеиспеченные торты, кексы и печенье, восточные сладости, а также разные сорта кофе и чая. Хочешь — кушай на месте, нет — уноси с собой. Принимали тут и заказы на изготовление выпечки к торжеству.

В 1902 году братья придумали новый маркетинговый ход. Всех местных кондитеров, с самого начала готовивших сладости, они заменили турецкоподданными. Ведь в сознании обывателей прочно закрепился факт, что только выходцы из далекой Османской империи знают секрет приготовления полюбившихся им восточных угощений.

Предприятие стало приносить неплохой доход. Турецкие булочные начали открывать и в других частях города под общим названием «Константинопольская». Появился павильон на улице Московской, пекарня с магазином в доме банкира Лившица на нынешней улице Комсомольской, 18.

Центральная булочная на углу Захарьевской и Губернаторской улиц. Начало XX века

О том, насколько успешно у иностранных кондитеров шли дела, красноречиво говорит тот факт, что в начале прошлого века хозяин сети стал одним из самых состоятельных горожан. Ахмед Офли построил два трехэтажных каменных дома в Подгорном переулке. В одном жил со своей семьей и часть комнат сдавал в аренду, другой был доходным. До наших дней сохранился второй из них — располагается на улице Янки Купалы. Во время оккупации Минска в Великую Отечественную войну в нем располагалась одна из резиденций гауляйтера Вильгельма Кубе.

После смерти Ахмеда Офли сеть кондитерских перешла по наследству его супруге Аминете, которая успешно руководила делом вплоть до революции.

После того как в Первую мировую войну Османская империя выступила на стороне Германии, турок стали высылать за пределы Российской империи как подданных враждебного государства. Правда, многим минским кондитерам повезло — городская управа выдала им специальное разрешение на проживание и работу в городе.

Читайте также:  От первой сваи…

Подмочили репутацию

Долгое время не существовало никаких правил, которые регулировали бы торговлю продуктами питания. Лишь в 1889 году начальник Минской губернии предписал одному из врачей заняться осмотром гастрономических лавок, мясных рядов и т. д. Такой контроль пришелся не по душе торговцам. Чтобы избежать разных недоразумений, первое время врача-инспектора сопровождал полицмейстер. Выявленные массовые случаи антисанитарии заставили городскую думу действовать более решительно. В 1891 году при городской управе учредили санитарный комитет, председателем которого стал городской голова. Было издано несколько обязательных постановлений по санитарной части: об урегулировании продажи скота и мясных продуктов, о содержании кондитерских, булочных, хлебопекарен и др.

Большинство кондитеров худо-бедно подстроились под требования управы. Визит санитарного врача редко заканчивался закрытием торговой точки или пекарни. Чаще во время проверки он фиксировал мелкие нарушения или соблюдение гигиены и необходимых санитарных норм.

Главными врагами кондитеров в начале прошлого века были городские газеты. Они не обходили стороной ни одно происшествие. Пристальнее всего следили за «Константинопольскими булочными» как одной из самых развитых сетей. Например, в сентябре 1898 года газета «Минский листок» сокрушалась по поводу того, что «на углу Захарьевской и Губернаторской улиц, как известно, помещается турецкая булочная, в которой почти в течение целого дня не прекращается топка печей, благодаря чему по Губернаторской и Захарьевской улицам распространяется едкий, удушливый дым. Особенно это дает себя чувствовать в ненастную погоду, когда дым из всех труб не поднимается вверх, а стелется по улице. Прохожим приходится вдыхать в себя всю эту прелесть; не думаем, чтобы это было гигиенично. Неужели нет средств как-нибудь урегулировать это, следовало бы по крайней мере хоть дымовые трубы устроить выше, чем они теперь есть».

Владельцу сети булочных Ахмеду Офли особенно досталось во время реорганизации работы, о которой говорилось выше. Перебравшиеся в губернский Минск турки, которые еще не успели освоиться, вели себя с минчанами так, как в Османской империи во время торга с земляками. Горячий нрав, вспыльчивость, порой мстительность работников-турок тут же попадала на страницы газет и становилась достоянием общественности. В 1901 году «Минский листок» рассказывал о том, что один из чинов полиции явился в кондитерскую за получением налоговых сборов, а «турки вместо этого показали ему… свои кулаки». В 1903-м в редакцию «Северо-Западного края» принесли кусок французской булки, содержавшей в себе ком грязи, мертвых давленых мух. К сожалению, такие подарки от обиженных работников кондитерских не были большой редкостью. Не­уди­ви­тель­но, что в 1904 году общественность ошарашило сообщение о том, что «за систематический отпуск недоброкачественного хлеба городской судья г. Минска постановил заключить в тюрьму на месяц крупнейшего в Минске булочника Офли, а заведение его совершенно закрыть». Это сообщение, переданное по телеграфу, опубликовало большинство ведущих газет по всей России.

После этого случая Офли всерьез взялся за наведение порядка. И к 1914 году восточные нравы, царившие в сети его кондитерских, остались лишь в подшивках старых газет. Горожане охотно заглядывали в «Константинопольские», наслаждались свежей выпечкой и рахат-лукумом. Лишь Первая мировая и последовавшие за ней потрясения серьезно навредили кондитерскому делу.