Минские дворики

Родом из детства

История города хранится в его уютных двориках. Одни помнят события столетней давности, другие хранят воспоминания недавнего прошлого, третьи пишут новую историю. Прогулки по минским дворам — это возможность взглянуть другими глазами на знакомые уголки города и побывать там, куда обычно не ступает нога туристов

В каком минском дворике можно найти отголоски советского прошлого, а в каком встретить обиженную сказку.

Маша и медведи

В советское время была очень развита городская скульптура: бетонные и гипсовые фигуры людей и животных стояли в парках и на бульварах, украшали здания и дворы. Некоторые сохранились и в наши дни. Например, в Тракторозаводском поселке. Район очень уютный, мало­этажные дома утопают в зелени, на ажурных балкончиках сушится белье, на лавочках отдыхают пенсионеры и мамы с детьми. Время будто остановилось. Потом уже обращаешь внимание, что одни здания отремонтированы, а другие требуют обновления, как и пешеходные асфальтовые дорожки.

Прогуляемся по улице Стахановской, где в начале второй половины прошлого века установили скульп­турные композиции из бетона — «Ребенок на самокате» и «Мишки с бочонком меда». Первую скульп­туру находим в бла­го­устроен­ном дворе между домами № 39 и 41. Еще год назад она имела плачевный вид: аляповато раскрашенная детская фигурка на накренившемся постаменте. Краска местами облезла, обнажая предыдущие слои… Тело ребенка почему-то сделали желтым, может, болезнь Боткина его сразила? Или работники ЖЭС воодушевились каким-то фильмом фэнтези?

Сегодня скульптуру не узнать. Теперь по двум озорным хвостикам понятно, что перед нами девочка. Жители рассказали, что отреставрировали композицию в конце весны — начале лета по инициативе местного коллегиального органа территориального общественного самоуправления.

— Хотелось сделать наши дворы уютнее, установили новое детское игровое оборудование, а потом задумались и над восстановлением «Ребенка на самокате», — поясняет председатель КОТОС-46 Наталья Островская. — Благо и средства на эти цели были. Наш КОТОС занял призовое место в городском смот­ре-конкурсе и получил премию. Решили вернуть скульптуре первоначальный облик и обратились за помощью в «Белреставрацию». Обновлением композиции занялся художник-скульптор Валерий Дудко.

Наталья даже через СМИ просила минчан прислать старые фотографии этой скульптуры, если у кого-то они сохранились. Но найти хороших снимков полувековой давности не удалось. Опросили старожилов поселка. Те припомнили, что изначально скульптура изображала девочку, а не мальчика, как считает более молодое поколение, ибо на голове у ребенка были косички или хвостики. Сохранились и остатки арматуры, на которой они крепились.

— Сначала выровнял постамент, — вспоминает Валерий Дудко. — Потом счистил около 10 слоев краски, последний, к слову, серебряный, полвека назад скульп­ту­ра была монохромной. Изначально такие фигуры отливали из белого бетона с добавлением мраморной крошки. Таким образом имитировали натуральный камень. Это уже позже кто-то додумался раскрасить девочку и самокат.

Валерию пришлось восстановить многие мелкие детали. У бетонного человечка было сильно повреждено лицо, отсутствовали уши, нос, пальцы на одной руке. Не хватало колес у самоката. Пос­ле финишной доработки скульп­ту­ру покрасили светлой краской и покрыли специальным составом.

— Такие композиции лишены идеологического пафоса, они милые и добрые, придают особое очарование старым дворикам, возвращают нас в детство, — отмечает скульптор. — Одна из жительниц этого поселка рассказывала мне, что у нее в детстве был похожий самокат. Отец сделал его из двух подшипников и двух колес. Жаль, местные вандалы уже внес­ли лепту в образ девочки.

И действительно, замечаю, что малышке накрасили глаза и губы, сделали маникюр.

— Может, девочку кто-то поцеловал? Или мелками раскрасили? — гадают Вика и Даша, которые после школы почти каждый день приходят играть на эту площадку. — Нам нравится, что во дворах устанавливают такие фигурки. А возле соседнего дома есть мишки. Мама рассказывала, что им лет 70. Там еще и фонтан раньше был, но потом его убрали.

Медведи борются друг с другом за бочонок с медом во дворе дома № 35. Сохранились неплохо. Но установлена композиция прямо на земле, и чувствуется, что чего-то не хватает.

— Были и постамент, и фонтан, — подтверждают две приятельницы-пенсионерки Людмила Вацлавовна и Валентина Васильевна. — Мы в этом районе живем более полувека. Так что хорошо помним, как выглядел двор. Сейчас он какой-то заброшенный. А был уютным. Сквер возле церкви видите? Пионерский! Там в послевоенные годы работал кинотеатр под открытым небом. А еще стоял огромный двухпалубный деревянный корабль. Наши дети там любили играть.

В ближайшем будущем и этот двор станет ухоженным. КОТОС-46 намерен медведям вернуть прежний облик.

— Фонтан делать, конечно, не будем, это очень затратное дело, — поясняет Наталья Островская. — Но хотим отреставрировать скульптуру, поднять ее на постамент и установить в центре цветника, обрамленного бордюром.

Наталья Островская просит минчан присылать фотографии, на которых запечатлена скульптура «Мишки с бочонком меда», чтобы при реставрации составить полную картинку. Прислать фото можно на аккаунт «Вконтакте», на электронную почту: n.v.ostrovskaya@gmail.com или сообщить по телефону +375 (29) 761-69-30.

В логове дракона

Теперь отправляемся в другой конец города, чтобы побывать в Тридевятом царстве. Находится оно в жилом районе Уручье на улице Руссиянова, через дорогу от знаменитого Музея валунов. Поднимаемся от детской биб­лио­те­ки № 5 к 32-му дому. Словно каменная крепость-стена окружает он двор, в центре которого холм, поросший соснами. Здесь-то и живут сказочные персонажи: трехглавый Змей Горыныч, Царевна-лягушка и Жар-птица. Местные жители говорят, что дракон появился здесь около трех десятков лет назад.

— Предприятие «Агат» его установило, — рассказывает пенсионер Аркадий Федорович. — За белым ограждением их территория, раньше она была больше, но потом часть отрезали. Мы сюда, в новостройку, переехали 31 год назад. Помню, как деревья сажали во дворе, когда только заселились. Вот мои явар и дуб. А березу друг с 4-го этажа посадил. И деревья выросли, и наши дети. Я уже дед, три внука у меня. Младшего, ему 4,5 года, вожу иногда к Змею Горынычу в гости. Внучок его не боится.

Отлитый из бетона дракон вряд ли кого-то испугает своей боевой раскраской под матрас. Детвора любит поиграть здесь в рыцарей, взобраться огнедышащему на спину.

— Жаль, не полетит, крылья маловаты, — рассуждают восьмилетние Артем и Илья. — Мы читали сказки про драконов. Вредные они существа были — принцесс похищали, деревни-города жгли, а всякие царевичи и богатыри с ними сражались, отрубали мечом головы.

Увы, к безобидному дракону приходят в гости не только дети. Вокруг скульптуры несколько лавочек и урн, забитых под завязку пивными бутылками. Видимо, вечерами здесь собираются поклонники совсем другой рептилии — зеленого змия. Подогретая хмельным удаль молодецкая требует выхода. И если бетонный дракон пока еще выстоял, то двум другим скульптурам, изготовленным из металла, повезло куда меньше. Жар-птице обрубили лапы, а Царевна-лягушка лишилась не только конечностей, но и короны, превратившись из особы царских кровей в обычное грустное земноводное. И некому за нее заступиться. Как говорила мачеха в старом кинофильме «Золушка»: «Это просто сказочное свинство…»

Найдутся ли в этом дворе энтузиасты-общественники, которые восстановят прежний облик героев и больше не позволят обижать сказку?

Городская легенда гласит, что в стародавние времена на Змеевой горе (ныне Юбилейная площадь) обитал жуткий дракон, наводивший страх на всю округу. В дань чудовище требовало красавиц. И вот его выбор пал на невесту основателя нашего города богатыря Менеска. Жених возмутился, поверг цмока и бросил его в Свислочь, где тот упокоился навеки.