РОК: рыболовно-охотничий клуб

Попал!

С начала октября в Беларуси открылась загонная охота на копытных

Полное представление о такой забаве дает фильм «Особенности национальной охоты в зимний период». Впрочем, сценаристы еще плохо знают, как оно порой бывает в действительности.

В декабре 1989 года я стоял на номере в кустах в Кормянской роще. Охотились на кабана. Стадо только приближалась, когда номер справа неожиданно выстрелил дуплетом. Мимо пронесся испуганный подсвинок, затем, визжа на поворотах лыжами, проехал егерь. А кабан ушел. Проклиная новичка, вернулись на базу.

Меж тем наступал 1990 год. Бардака, пороха и дроби в стране было много, не хватало лишь еды, обуви и сигарет. Импровизированный тир устроили прямо на лесном подворье. Сорвавший промысел стрелок по-прежнему лупил в цель как в молоко. Патроны в те времена охотники набивали сами, и раздраженному егерю пришла в голову идея. Засыпав в гильзу порох, он законопатил в нее пыж, не заложив дроби. Подошел к стрелку, прицениваясь к его шикарным волчьим унтам. Предложил пари. Егерь наденет дополнительные ватные брюки, встанет на выходе из базы и раскорячится. Стрелок должен попасть ему в пятую точку. Патрон — вот он. Заряжен дробью № 10 на перепела. Стокилограммовую тушу егеря такой заряд не убьет в любом случае. Если стрелок не попадает — носить ему обычные валенки вместо шикарных унтов.

О предстоящей шутке и хо­лос­том заряде знали все присутствующие, кроме, разумеется, стрелка. Спорящие стороны разошлись на позиции. Грянул выстрел. Егеря неожиданно унесло метров на двадцать от ворот и приземлило в заснеженном валежнике. Впервые в жизни стрелок попал в цель.

— Я же специально патрон поменял, — удивлялся победитель, — от греха подальше. Егерь дал мне «десятку», а я пальнул своим. В нем дробь № 12, с такой только на мышей охотиться.

Читайте также:  Сбор урожая

Тем не менее ватные брюки егеря реставрации не подлежали.