Культура и История

На всех парусах

В Большом театре показали новый «Корсар»

Балет композитора Адольфа Адана впервые поставили в Парижской опере в середине XIX века. За последующие годы он хоть и претерпел многие изменения, но до сих пор не утратил обаяния. Балет был дополнен новыми музыкальными номерами великих маэстро — от Эдварда Грига до Фредерика Шопена. Каким его увидели белорусские зрители?

— Это не просто красивые танцы, не просто классический балет, на который привыкли ходить, а настоящая драма, — отметил перед премьерой художественный руководитель балета Большого театра Юрий Троян.

Музыка, по словам дирижера-постановщика Николая Колядко, осталась без изменений. А вот хореография — нет.

«Корсара» можно назвать энциклопедией классической хореографии, это один из самых ярких балетов за всю историю Большого театра Беларуси. В старой версии он держался в репертуаре до 2012 года. В нынешней постановке больше партий для молодых артистов. Задействована почти вся труппа.

— В балете прошлых лет упор был на женскую пластику. Балетмейстер из Мариинского театра в Санкт-Петербурге Вячеслав Хомяков добавил драматические мотивы, мужские танцевальные номера, — рассказал Юрий Троян.

Сам Вячеслав Хомяков отметил, что репетиции проходили легко и, главное, с большой отдачей.

— Я немного переделал либретто, добавил несколько адажио для балерин, выстроил понятные зрителю отношения между героями… Этот балет заметно отличается от того, что идет в Мариинском теат­ре, — уточнил Вячеслав Хомяков.

Постановка действительно эффектная. Одни декорации чего стоят: на сцене — три массивных корабля.

Одна из исполнительниц ведущих партий солистка белорусского балета Ирина Еромкина рассказала, что в «Корсаре» очень четкая сюжетная линия, почти как в драматических спектаклях, и удачное смысловое соединение сцен. Балет, по ее мнению, дарит ощущение многогранности, при этом он еще и технически сложен.

Читайте также:  Книги зовут

Новый балет «Корсар» — синтез двух предыдущих версий, которые показывали на белорусской сцене. Спектакль Константина Сергеева был более архаичен и близок к оригиналу. Постановка же Петра Гусева динамичная, современная, но с меньшим количеством танцев.