Люди и время

Гоголь и женщины

Личная жизнь Николая Гоголя интересовала его биографов и поклонников творчества и раньше. Сегодня интерес к ней подогрел фильм «Гоголь. Начало»

Нечто подобное было и после фильмов по Достоевскому. Забавно, но нам вернул Федора Михайловича кинематограф. Нынче же все обсуждают Николая Васильевича, спорный фильм о нем и, конечно, едва ли не самый цепляющий момент — роковую любовь Гоголя, Лизу Данишевскую, в исполнении Таисии Вилковой. И многие задаются вопросом: а что происходило в личной жизни писателя на самом деле?.. Женщины, особенно умные, часто становятся жертвами мужского интеллекта.

Светловолосый (именно так, Гоголя начали изображать брюнетом лишь потому, что ранние его портреты потемнели), трогательный и в меру скромный Николай Гоголь быстро заставлял всех забыть о своем длинном носе и неказистой фигуре — так умны были его речи и так тонок юмор. Кстати, при случае он мог и эпатировать публику, рассказав вполне лихой анекдотец! Не исключено, что ранимый Николай Васильевич комплексовал из-за внешности, но напрасно, она не мешала влюбляться в него. И дамы за ним ухаживали… Княжна Варвара Репнина, например, подметив страсть Гоголя к сладкому, сама готовила для него компоты. Да и Зинаида Волконская, хозяйка элитного интеллектуального салона Москвы, выказывала ему знаки внимания. Но в ответ была тишина… Отчего? По одной из версий, Николай Васильевич боялся любви. Истина отчасти раскрывается в его письме Александру Данилевскому: писатель сознавался, что натура его так чувственна, что «пламя любви в одно мгновение испепелило бы его». Бытует также версия о скрытой гомосексуальности Гоголя, ничем не подтвержденная. Скорее, и к этой мысли склоняются многие его биографы, он просто не обладал «пылкостью натуры». Вот и на знаменитых игривых барельефах дома в Плотниковом переул­ке Москвы Николай Васильевич изображен лишь как наблюдатель, но не участник романтических сцен. А может быть, проблема в другом. Он всю жизнь стремился к идеалу.

И в фильме «Гоголь. Начало» он жжет своего «Ганца Кюхельгартена», стесняясь его романтической направленности.

Но идеал его — женщина.

Еще в 1831 году в «Литературной газете» он пишет: «Мы зреем и совершенствуемся; но когда? Когда глубже и совершеннее постигаем женщину».

Так что отсутствие пылкости все объясняет. Но это не значит, что он был лишен способности любить сердцем.

Мама и ангел

У Марии Ивановны и Василия Афанасьевича Гоголей-Яновских было 12 детей, из которых выжили лишь 5: 4 дочки (Анна, Мария, Елизавета и Ольга) и сын Никоша.

Глава семьи умер в 47 лет, и 16-летний Никоша остался единственным мужчиной в семье. И главной женщиной его жизни навсегда осталась мама. Мария Ивановна обожала сына, он был откровенен с ней. О своей первой любви он напишет именно в письме к матери, объясняя срочный отъезд в 1829 году за границу. Вот строки из письма: «Я видел ее… нет, не назову ее… она слишком высока для всякого, не только для меня. Я бы назвал ее ангелом, но это выражение — некстати для нее. Это божество, облаченное слегка в человеческие страсти…» Кто была эта женщина? Не с нее ли списана и Данишевская? Впрочем, исследователи полагают, что писатель плел небылицы, пытаясь объяснить непонятный отъезд, и не более. И была ли эта прекрасная дама явью, так и осталось тайной.

Александра

Фрейлина императрицы, муза Пушкина, Лермонтова, Жуковского и Вяземского, Александра Смирнова-Россет познакомилась с Гоголем в 1831 году. Писатель восхищался ею, доверял свои тайны, у нее в имении под Калугой писал второй том «Мертвых душ», ей дал прочесть и новую, девятую главу оттуда. Есть предположение, что потрясшая Александру Осиповну глава, где Гоголь описывал любовь Платонова к Уленьке, была посвящена ей. Отчего нет? Александра была замужем, Гоголь — робок, их отношения остались платоническими. Но Аксаков был уверен, что Гоголь любил Александру, не отдавая себе в этом отчета.

Анна

С семьей известного музыканта Михаи­ла Виельгорского писатель сблизился в Италии. Понравилась ему и Анечка Виельгорская. Гоголь ощущал себя ее наставником, а затем понял, что лучше невесты ему не сыскать. Он планировал пере­вос­пи­тать Анечку, отучить ее от пустых разговоров, щебетания на французском, мечтал поселить ее в деревне. Собравшись с духом и все распланировав, он сделал ей предложение, но получил отказ: писатель явно проигрывал статусному князю Шаховскому, за которого потом Анечка и вышла замуж. Отказ потряс писателя. Тут дело было не столько в любви, сколько в уязвленном самолюбии. Он был потерян, растерзан, унижен, бесконечно жаловался другу Аксакову и ездил в Троице-Сергиеву лавру. Депрессия усиливалась, поскольку работа над «Мертвыми душами» шла крайне туго. Больше попыток устроить семейную жизнь Гоголь не делал.

Машенька

Двоюродная сестра Гоголя Мария Синель­никова была той, что глубоко и искренне ­любила его. После развода и переезда в имение Власовка она принимала там Николая Васильевича и, по свидетельству очевидцев, признавалась ему в любви. После отъезда Гоголя она превратила его комнату в мемориал. Спустя годы Мария отказалась отдать их с Гоголем переписку другу писателя профессору Шевыреву: «Они относятся лишь ко мне, и потому я не могу переписать их вам».

Судя по всему, перед смертью Мария Николаевна уничтожила письма, не позволив никому прикоснуться к их тайне и любви. Она до самой смерти не снимала траурного золотого кольца, внут­ри которого было выгравировано: «Сконч. Н. Гоголь. 1852 фев. 21».

…После смерти писателя возле его гроба всю ночь простояла безутешная дама в вуали. Это была графиня Евдокия Растопчина. Не была ли она тем самым «ангелом»? Не узнать… Но всю меру любви к себе многочисленных поклонниц и поклонников Николай Гоголь ощутить не смог. Эта любовь нашла его после смерти…