Люди и судьбы

Евгений Миронов: «Каждая роль – исповедь»

К 100-летию Октябрьской революции выходит многосерийный фильм Владимира Хотиненко «Демон революции». Владимир Иванович уже в названии расставил акценты, хотя первоначальное название картины — «Меморандум Парвуса». Роль Ленина сыграл народный артист России Евгений Миронов. Он рассказывает об этой работе и объясняет, почему считает лидера революции 1917 года «темным, злым гением»

— Евгений Витальевич, вспомните, пожалуйста, свои первые мысли, чувства, когда Владимир Хотиненко предложил вам роль Ленина. Вы много и всегда успешно работали с Владимиром Ивановичем, и все-таки сыграть Ленина — нечто особенное, не так ли?

— К этому предложению я отнесся серьезно и сразу же попросил прислать материал. В первую очередь меня заинтересовало, что время действия фильма — 1916 год, швейцарский период Ленина, когда он находился в изгнании. О Ленине мы много знаем, и фильмов немало снято, и книг написано, но то, что предшествовало взятию Зимнего дворца в 1917 году, малоизвестно.

— Как вы думаете, с чем связан этот пробел?

— Возможно, со щекотливой темой немецких денег. До сих пор не доказано, были ли в казне большевиков деньги Германии. И возвращение в Россию Ленина через территорию Германии, которая на тот момент воевала с нами, остается таинственным, загадочным. Мне захотелось проследить, как Ленин переживал этот сложный период, что с ним происходило, о чем думал, что чувствовал. Не могу не сказать, что был счастлив снова работать с Владимиром Ивановичем Хотиненко. Это всегда наслаж­дение — создавать образы, характеры, совершать погружения под его руководством.

— Ваш однокурсник и друг Владимир Машков в интервью говорил о вас: «Невзирая на героя, он всегда его адвокат, всегда». А Ленина вы защищали или, напротив, обвиняли?

— Мой герой в картине — идеолог Октябрьской революции, а не практик, до возвращения в Россию. Он придумал, нарисовал в голове революцию, находясь в эмиграции. Ритм жизни Ленина в Швейцарии был сумасшедший: бесконечные встречи с нужными людьми, чтение книг, журналов, переговоры… На тот момент он еще ничего не совершил такого, за что его можно было бы обвинять и оправдывать — шла подготовка к революции, и эта подготовка была тщательной, продуманной, не предвещавшей террора и кровопролития. А вот своего героя после 1917 года мне гораздо сложнее оправдать.

— Когда вы создавали образ Ленина, от какой человеческой черты характера отталкивались? Что в его личности стало для вас точкой отсчета?

— Я прочитал, посмотрел большое количество материала о жизни Ленина в 1916 году, и мне трудно определить, что послужило точкой отсчета для роли. Во-первых, Ленин для достижения цели не останавливался ни перед чем. Цель была благородная, и ее поддерживали лидеры других партий, включая Плеханова, Мартова. Кстати, большевики были далеко не первыми, кто боролся за идеалы равенства, справедливости. Когда Ленин захватил власть, то избавился от всех союзников из других партий. Для Ленина был только один путь — через кровавую революцию, которая вылилась в жесточайшую Гражданскую войну. Почему именно через кровь, насилие, братоубийственную войну надо было добиваться воплощения в жизнь благородных идеалов?

— Почему гений все-таки в черном цвете, почему демон?

— Вопиющий факт: когда в стране начался страшный голод, и советское правительство продавало царские драгоценности, то вырученные деньги направлялись на Запад, чтобы создавать там коммунистические партии. Даже печальный итог жизни Ленина, зафиксированный на знаменитой фотографии в Горках, где он похож на овощ, не может служить наказанием.

— Вы создали образ прекрасного человека, почти святого, князя Мышкина и сыграли жестокого убийцу, маньяка в фильме «Охота на пиранью». А теперь — Ленина. Как вам удаются такие диаметрально противоположные роли?

— В каждом из нас есть хорошее и плохое, свет и тьма. Есть святость, глупость, жестокость. Артис­ту необходимо достать из себя качества, необходимые для роли.

— Может ли искусство сделать мир и человека лучше?

— Я верю в мой процент зрителя. Достаточно одних глаз в тысячном зале, до которых дошел мой посыл. Достаточно для того, чтобы быть на сцене и оставаться человеком. Каждая роль — это исповедь. Весь ХХ век, жестокий, страшный, показал, что никто из художников не смог повлиять на мировой процесс. Но чтобы предотвратить новое зло, необходимо говорить о нем честно, открыто, без лукавства. В фильме Владимира Хотиненко «Демон революции» мы попытались это сделать. Судить — зрителям.

— Поделитесь своим отношением к космосу после того, как вы сыграли Алексея Леонова в фильме «Время первых». Все мы знаем, что дало миру покорение космоса: это и мобильная связь, и Интернет. Но есть мнение, что полет человека в космос — это дерзость по отношению к Всевышнему.

— Космос — одна из ступеней развития человечества, и этим все сказано. Космос делает нашу жизнь лучше, быстрее, удобнее. Почему мы неистово ищем другие планеты, зачем устанавливаем модули на Луне? Для меня покорители космоса — гиганты. Я как продюсер заинтересовался фильмом о Леонове, потому что хотел рассказать историю героя, который живет среди нас. Мой дедушка и папа близки по крови Алексею Леонову. Они не совершили подвигов, но и у них была мечта оторваться от земли.