Партизанский район

Самый мирный автомат

Первый вопрос к «Минчанину года — 2017» директору хлебозавода «Автомат» Анатолию Локтышу был о том, производят ли они калачи

— Нет, — удивленно ответил Анатолий Николаевич. — А зачем вам понадобилась экзотика?

— Чтобы назвать статью «Автомат — калач» и провести параллель с автоматом-калашом, — честно призналась я.

— Как можно?!— поразился директор. — Никакого сходства с оружием у нас нет и быть не может. Наша продукция несет жизнь, здоровье. Хотя и тот, и другой автомат обеспечивают безопасность страны. А если взглянуть на скорость выпускаемых очередей, то калашу до нашего хлебозавода далеко — там перезарядка нужна. У нас же мука и ингредиенты поступают непрерывно, за сутки мы «выстреливаем» 48 т хлеба, 16 т батонов, а с сушками и сухарями выходит около 70 т продукции. Качественной, востребованной на протяжении всей истории предприятия. А ведь завод начал строиться еще в 1936 году. Население столицы росло, с продуктами питания было туго. Нужен был большой хлебозавод, вот и отвели ему место здесь, на заболоченной окраине Минска, рядом со строящимся элеватором. В СССР таких проектов было три — два в России и один в Белоруссии. Преду­смат­ривалась вертикальная схема производства, его поточность: мука движется самостоя­тельно, ингредиенты — тоже. И, что самое важное, здесь в ­1980-е впервые установили печи тоннельного типа, сквозные: на входе — тесто, на выходе — горячие буханки. А прежде они были тупиковыми, как крестьянская печка. Теперь это современный высокопроизводительный завод, но название «Автомат» сохранилось, пусть оно и дальше будет таким…

«С момента пуска завода после изгнания оккупантов, несмотря на то что мною ставился неоднократно перед вышестоящими руководителями треста и главка хлебопечения, райкомом и горкомом вопрос обеспечения завода топливом, он по-прежнему не решен, и в настоящее время положение с топливом является критическим… топлива осталось на 10 дней» (из письма директора хлебозавода «Автомат» Л. М. Здановича в ЦК КПБ, ноябрь 1944 года).

История предприятия неотрывна от истории города. В 1940 году здесь впервые в СССР наладили бестарное хранение муки и производство сушек. В 1960-х вступил в строй сухарный цех, в 1980-х применили автоматическое регулирование температуры в печах, в 1990-х была введена линия печенья. У директора, как и у завода, карьера оказалась ступенчатой. Уроженец деревни в Клецком районе, сызмальства знавший цену главному продукту на столах белорусов, окончил технологический техникум в Барановичах и с дипломом механика в 1979 году стал слесарем-ремонтником на «Автомате». Потом — мастером участка, главным механиком, главным инженером, попутно окончил Всесоюзный заочный институт пищевой промышленности по специаль­нос­ти «экономист».

С 1989 года Анатолий Локтыш — директор. Работа для столь опытного спе­циа­лис­та несложная, но и непростая. Появились частные пекарни, большие магазины привлекали покупателей одуряющими запахами собственной свежей выпечки, хлеб в столицу везли из областных и районных пекарен. Но такое огромное предприятие, как хлебозавод «Автомат», брало качеством и натуральными ингредиентами.

— Наше производство требует точности в рецептуре и технологии, иначе может не сработать оборудование или появится брак. Неумелая хозяйка может позволить себе выпечь несколько буханок, у которых закалец толщиною в палец, другое дело — десятки тонн продукции. Поэтому у нас всё всегда выверено четко и точно. Для меня хлеб — это работа, продукция, которая должна быть прежде всего безопасной. Надо без устали вкладывать в умы работников, что наш продукт едят дети. Даже младенцу иногда дают корочку пососать, поэтому всё должно быть чисто: никаких посторонних включений, нарушений технологии и технической дисцип­лины. Она должна быть жесткой, и у нас это есть. Недавно посетил хлебозавод в Киеве и заметил, что и в Украине, и в России хорошо идет классика. К примеру, «Киевский торт» каким был 20 лет назад, таким и остается. Конечно, все добавляют что-то новенькое в ассортимент, есть и хлебопеки-новаторы, и едоки-новаторы. Но есть и база — классические сухари, сушки, хлеб из натуральных продуктов. У нас именно они — из натуральных продуктов. Я люблю «Водар» — в нем нет ничего химического. Вся наша продукция такая…

— «Роспотребнадзор» однажды клеймил по телевидению российских дельцов, которые отбеливают муку химическим способом…

— У нас такого нет. Качество сырья, получаемого с нашей мельницы, хорошее. Конечно, в южных странах есть более высокая ступенька сортности, то, что у нас именуется высшим сортом, у них первый. Но там и пшеница другая — твердая. Нас же и по цветности, и по пышности продукции вполне удовлетворяет белорусская пшеница. Раньше были канадская и аргентинская мука, но мы адаптировались к своей. И не мыслим брать где-то отбеленную химическим способом. Продать — пожалуйста, Украина у нас рожь берет, а мы на своем сырье работаем.

«В первые июльские дни 1944 года начал работать хлебозавод № 2 и на приспособленных площадях — хлебозавод-автомат. Суточная выпечка на них составляла 80-90 тонн. Часть ее поставлялась армии, остальная распределялась по карточкам среди населения» (из книги В. И. Шарапова «Нас время ставит на свои места»).

И дом Анатолия Локтыша, и рабочий кабинет, и все предприятие, как говорится, смотрят окнами в поле. Мало того что глава семьи родом из села, так и жена 30 лет проработала в этой же отрасли, дочери начинали трудовую деятельность на комбинате хлебопродуктов.

— Теперь переквалифицировались, — не скрывает гордости за свою большую семью (две дочки, два зятя и внуки) Анатолий Николаевич, — мамами работают. Я уже дедушка четверых пацанов от 7 месяцев до 4 лет.

С полем связано и производство. Поэтому на недавнем торжестве в честь Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности агропромышленного комплекса никто из сотрудников не остался без внимания, а их немало — поч­ти 500 человек.

— Коллектив хороший, понимающий, управляемый, — комментирует директор. — Иногда бывают моменты, когда приходится бороться за человека. Даже за того, кто за воротник закладывает, борюсь до последнего. Оставить его за проходной? И что с ним станет? Как ко мне относятся люди? Думаю, что позитивно. Во всяком случае, я так думаю, ведь опросов не провожу. Большинство меня поддерживает. Информацией по заводу владею, знаю каждого, как, наверное, все знают меня, мои слабые и сильные стороны. Они у всех есть, я помню это и людей не обижаю. Живу по народной муд­рос­ти: оставь хорошее позади — найдешь такое же отношение впереди. Срабатывает бумеранг, возвращается хорошее и плохое. Главное для руководителя — правильно оценивать труд работников. Тогда человек будет мотивирован, у него глаза гореть станут, появится стимул к росту. На заводе истинных патриотов, тех, кто знает его историю, болеет за работу, много. С хлебом нельзя работать с негативными мыс­лями. Плохой человек у нас не приживется, сам уйдет.