На все четыре стороны

Призрак оперы

Двор на улице Калинина

Заслышав приглушенный говор, поневоле замедляю шаг. Вот это голос! Негромкий бархатный (по-другому не скажешь!) баритон явно при­на­дле­жит про­фес­сио­наль­но­му певцу. Любопытство — не порок… Очень хочется увидеть обладателя изу­ми­тель­но­го тембра, и я с интересом начинаю вертеть головой.

И что же? Возле школьного забора неспешно разгуливает… грач и тихонько что-то бормочет тем самым бархатным баритоном! Кажется, подойди к нему еще на шаг — услышишь человеческие слова. Вполне возможно, адресованные зевакам-прохожим вроде меня. Однако наши интересы не совпадают, и, взмахнув крыльями, птица перемещается с забора на дерево.

Кстати, мое желание повнимательнее прислушаться к бормотанию пернатого ворчуна вовсе не праздное. Врановые действительно обладают способностью имитировать человеческую речь. Дачники из нашего товарищества до сих пор не могут забыть ворону, жившую в соседнем лесу и приветствовавшую горожан разудалым «Пр-р-ривет!».

Специалисты утверждают, что все врановые — настоящие певчие птицы, хотя может показаться, что это мало вяжется с их грубым голосом. У ворона, грача или вороны голосовой аппарат мало чем отличается от строения гортани признанных пернатых певцов. Неудивительно, что они мастерски имитируют даже человеческий голос. Так что не исключено: спустя несколько месяцев грач встретит меня настоящей оперной арией.