Депутатский клуб

Извлечь урок

Народные избранники отправились в гимназию № 1 имени Ф. Скорины, чтобы поговорить, в каком русле развиваться системе общего среднего образования. Тема и место заседания клуба выбраны не случайно. На открытых парламентских слушаниях в перспективе обсудят поправки в Кодекс Республики Беларусь об образовании

За круглым столом собрались заместитель председателя Палаты представителей Национального собрания Респуб­лики Беларусь Болеслав Пирштук, избранные от Минска парламентарии Валерий Воронецкий, Алексей Сокол, Виталий Мисевец, Анна Старовойтова, Татьяна Сайганова, Валерий Курсевич, Игорь Комаровский, Наталья Климович, Людмила Макарина-Кибак, Оксана Нехайчик, председатель Мингорсовета Василий Панасюк, депутаты Мингорсовета Екатерина Дубинская (генеральный директор УП «Агентство «Минск-Новости»), Ольга Смирнова (директор гимназии № 6), Ирина Дрозд (директор СШ № 41), Наталья Слепян (директор СШ № 53), начальник управления образования администрации Ленинского района Наталья Кучинская, директор гимназии № 1 Наталия Бушная, руководитель аналитического центра EcooM Сергей Мусиенко.

Сначала Наталия Бушная провела для гостей небольшую виртуальную экскурсию по учебному заведению. Рассказала об истории первой белорусской гимназии, о кадровом составе и достижениях педколлектива, об инновационной деятельности, о работе с одаренными детьми, реализации проекта «Электронная школа» (гимназия № 1 была в числе трех учебных заведений-первопроходцев).

По мнению парламентариев, подходы нужно менять и в высшем образовании. Сегодня вузы превратились в коммерческие институты. Если какие-то специальности пользуются спросом у абитуриентов, то количество небюджетных мест постоянно расширяется. И никто не думает, где будут работать выпускники. Главное, чтобы заплатили за обучение.

Екатерина Дубинская (далее — Е. Д.):

— Сегодня в заседании клуба участвуют не только парламентарии, но и депутаты Мингорсовета, которые руководят учебными заведениями. Предлагаю поговорить о болевых точках и школ, и гимназий. Каких решений мы ждем от парламента, какой помощи?

Наталия Бушная:

— В перспективе Министерство образования предлагает ввести независимую аттестацию за курс базовой и, возможно, средней школы. Считаю, что это действительно шаг вперед к объективности. Сегодня дети оканчивают 9 классов, сдают экзамены (у кого-то баллы оказались ниже, у кто-то выше), но дифференциации потоков не происходит. Конечно, в масштабах страны провести такую аттес­тацию непросто. Но когда-то мы вводили централизованное тес­тирование и хорошо отработали эту систему. Отмечу, что наши выпускники успешно сдают ЦТ — набирают 90 баллов и выше, есть и 100-балльники. Но нас волнует вопрос, не ухудшится ли качество знаний, если в гимназиях учащиеся станут углубленно изучать предметы только в 10-11-х классах.

Оксана Нехайчик:

— Гимназии должны остаться, и принимать туда надо не в 10-й класс, а намного раньше. Нужно убирать проблемные моменты, вызывающие критику. Возможно, стоит отделить начальную школу от гимназии, и это снимет часть вопросов.

Ирина Дрозд (далее — И. Д.):

— Наша школа новая, находится в молодом микрорайоне, и многих родителей наших учеников волнует: насколько конкурентоспособными при поступлении в гимназию окажутся дети, окончившие 9 классов в обычной школе? Ведь сейчас у гимназистов по 5 уроков иностранного языка и математики в неделю, а у обычных школьников — по 3, значит, они отстают. Я бы, наоборот, ужесточила правила поступления в гимназии, максимально подняла бы планку. Такие учреждения должны быть элитными, сюда нужно отбирать самых-самых способных. Но и в школах следует дать возможность развиваться ребятам с хорошим потенциалом. Да, есть масса факультативов, кружков, но это не то, что сегодня хотят родители для своих детей. Если они не видят отметок, то не могут оценить результаты. Возможно, стоит вернуть профили, которые мы формировали на уровне базовой школы. Помните, раньше с 7-го класса углубленно изучали английский язык, а с 8-го — физику и математику.

Алексей Сокол (далее — А. С.):

— Мне кажется, проблему специально раздули. Тема образования каждый день муссируется в СМИ. В стране более 200 гимназий. А сколько из них на слуху? В том же Минске много ли таких учебных заведений, которые прогремели по уровню образования, отмечены многочисленными победами в олимпиадах?

И. Д.:

— Но согласитесь, что такая интеллектуально-элитная группа детей в масштабе страны небольшая. И в гимназиях учатся не только звезды, но и просто способные ребята, чей уровень выше средней школы.

Виталий Мисевец:

— Считаю, что гимназии должны быть! Столько наработано за четверть века. И теперь взять все и перечеркнуть?

А. С.:

— А кто перечеркивает? Минобразования высказало свою позицию: гимназии закрывать не собираются. Но планируют отменить вступительные испытания в 5-й класс. Экзамены введут на более позднем этапе, когда дети сами смогут сделать осознанный выбор.

И. Д.:

— Фактически останется только вывеска, исходя из того, что мы сегодня видим и слышим. Получить необходимые знания на углубленном уровне за 10-11-й классы дети не успеют!

Татьяна Сайганова:

— Здесь показателен опыт Эстонии, где я недавно побывала. У них такая система: до 9-го класса все получают базовое образование, причем в школу ребенок идет по месту жительства семьи. В зависимости от успеваемости дети имеют право продолжить

обучение в гимназии еще на три года (как правило, туда идут те, кто планирует потом поступать в вуз) или же получить профессию в любом учреждении среднего специального образования. А экзамены принимает независимый институт.

И. Д.:

— Разумный подход. В таком случае весь микрорайон не станет стремиться попасть в гимназию и отсидеть там 9 лет, чтобы «авось проще будет поступить в 10-й класс».

Наталья Слепян (далее — Н. С.):

— Хочу поддержать Ирину Алексеевну в том, что гимназии нужно сохранить. Но они должны иметь другие статус и уровень в отличие от школы. Соответственно, и требования предъявлять следует разные. Мы открываем профильный класс только в 10-м… Откуда возьмется победитель олимпиады, если он математику на повышенном уровне учит всего пару месяцев? А у гимназистов изначально отводится на этот предмет 5 часов еженедельно. Начинать профильное обучение надо раньше. Обычно уже 6-7-классники понимают, хотят они изучать на повышенном уровне какие-то предметы или нет. Когда я 12 лет назад пришла в свою школу директором, там было многопрофильное обучение, математику углубленно изучали с 7-го класса. И мы действительно готовили олимпиадников.

Людмила Макарина-Кибак:

— Почему сегодня меняются подходы в общем среднем образовании? Зачастую, когда ребенок идет в 5-й класс, он не понимает, готов ли учиться в гимназии, нужно ли ему это. Как правило, решение принимают родители, которые считают, что это статусно. Мы обсуждали с Игорем Васильевичем (Карпенко, министр образования. — Прим. авт.) вопрос о том, что начинать изучение профильных предметов на повышенном уровне нужно раньше, например с 7-го класса. И гимназиям предоставят право выбрать, по каким направлениям они будут давать углуб­ленные знания. То есть разница между ними и школами все равно сохранится.

Отмечу еще один важный аспект. Нам следует пересмотреть квалификационные требования к определенным специальностям, к чему давно пришел весь мир. Слишком много людей получают высшее образование, а потом не работают по своему профилю. Диплом оказывается невостребованным. И еще вопрос: всегда ли тем или иным специалистам необходимо высшее образование? В других странах по некоторым профессиям люди имеют только среднее специальное.

Наталья Кучинская:

— Почему мы сегодня говорим про 7-й класс? С точки зрения психологии и педагогики, дети, которые были звездочками в начальной школе, нередко исчерпывают свой потенциал и в последующем не проявляют особого интереса к углубленному изучению тех или иных предметов. Чаще всего успешен тот, кто раскрывается постепенно, и 7-й класс здесь наиболее показателен.

Анна Старовойтова:

— Приведу пример в подтверждение слов коллеги. Общалась с одним известным в стране педагогом. Ее сын в 5-6-м классах был совершенно обычным ребенком, а потом у мальчика проявились яркие способности к математике, он победил на республиканской олимпиаде, окончил прекрасный вуз. Потенциал ребенка часто становится виден к 13-14 годам. Это оптимальный возраст, по мнению педагогов и психологов. И министр образования тоже об этом говорил. Возможно, отбор будущих гимназистов должен проводиться не через экзамены, а по результатам их учебы. Тогда мы точно не потеряем талантливых детей и сделаем профильное образование более открытым и доступным.

Н. С.:

— Как практик замечу, что процесс поступления в гимназию оказывает слишком большое психологическое давление на 9-10-летних детей. Сильные переживания, сложная стрессовая ситуация, в которую попадает каждый второй ребенок. Поэтому и возник вопрос об отмене экзаменов в 5-й класс. Но говоря о системе профильного образования, нельзя забывать, что ребята уже в средней школе начинают активно посещать факультативы, углублять свои знания по тем или иным предметам. Поэтому, возможно, не стоит затягивать процесс отбора детей в гимназию до 9-го класса, целесообразно делать это после 7-го.

Василий Панасюк:

— Честно говоря, качество общего среднего образования в стране в последние годы просело. Чтобы ребенка подготовить к ЦТ, нужно искать репетиторов. Вспомните советское время, когда каждый способный ученик, окончив среднюю школу даже в сельской местности, мог поступить в вуз. И сейчас речь идет о том, как обеспечить в стране общедоступность качественного образования. Ни в коем разе не исключая такого понятия, как гимназия. Ведь там, помимо того, что работают высококлассные педагоги, существует особый культ знаний, действует внутренний мотиватор для поднятия соревновательного духа. Одаренные дети однозначно должны развиваться в элитных учреждениях. Что касается средних школ, то здесь нужно усилить изучение иностранных языков, знание которых сегодня необходимо каждому.

Сергей Мусиенко:

— Независимо от того, как называлось бы учебное заведение, в котором мы находимся, — 30-я школа или 1-я гимназия, если бы я жил в этом районе, то мои дети учились бы в нем. Потому что английский язык здесь преподают на высшем уровне, благодаря чему даже троечники спокойно поступают в иняз. Но почему-то данный опыт мы на страну не пере­носим. Дело ведь не в вывесках! Звездочки зажигают учителя. Придет классный математик — по­явятся успешные ученики по этому предмету. Та же 41-я школа не спешила менять статус, она и без таблички «гимназия» побеждала в олимпиадах.

Валерий Воронецкий:

— Я немало лет трудился на дип­ломатической ниве, сейчас возглавляю Постоянную комиссию по международным делам. И вот на чем хотелось бы сделать акцент. Нам необходимо воспитывать молодое поколение таким образом, чтобы наша страна показала себя конкурентоспособной в политическом, экономическом, образовательном, научном, культурном и других аспектах, по которым в настоящее время идет серьезное соперничество в мире. Иначе мы просто исчезнем. Государству нужны национально мыслящие и ориентированные граждане. Мы 20 лет говорим о реформе общего среднего образования, все крутим-крутим, но я не слышал, чтобы обсуждали высшее образование. Наши вузы как жили в советской системе, так и живут. И там ничего серьезно не поменялось. Сегодня высшая школа не адаптирована к современным требованиям. Ее уже давно обогнали и начальная, и средняя. Если в наших вузах не изменятся подходы к обучению, то толку не будет. В Европе за школьниками и студентами никто не бегает, не ведет за руку. Они сами готовятся, и в зависимости от способнос­тей кто-то едет в Кембридж, кто-то — в Оксфорд, а кто-то выбирает рабочую профессию. В белорусские высшие учебные заведения на платное отделение сейчас может поступить любой. Университеты превратились в коммерческие институты. Если, например, специальности «Международные отношения», «Международная экономика» пользуются спросом у абитуриентов, значит, там можно постоянно расширять количество небюджетных мест. И никто не думает, где потом все выпускники смогут трудоустроиться, ведь в МИД берут одного-двух молодых специалистов в год. Говоря о школе, мы не должны забывать о вузовской системе.

Е. Д.:

— Хочу поддержать Валерия Иосифовича. Хотя вузы — не предмет обсуждения нашего сего­дняшнего заседания, однозначно, это тема больших парламентских разговоров и принятия решений. Названы болевые точки, которые сегодня чувствуют и журналисты, когда пишут об очередной вступительной кампании и о трудо­устройстве выпускников вузов.

Болеслав Пирштук:

— Соглашусь с коллегами. Много лет работаю в реальном секторе экономики, общаюсь с руководителями предприятий-гигантов и часто слышу: очень слабые кадры. И по разным специа­льностям. Есть сигнал? Недавно прочел информацию, подготовленную аналитиками, и задумался: почему мы добрым словом вспоминаем советскую школу и что изменилось у нас сейчас? Дело в том, что в те времена соотношение профильных дисциплин было такое: точные науки — 70 %, гуманитарные — 30 %. Сегодня всё наоборот: 70 % лириков против 30 % физиков. А в успешных странах, таких как США, Япония, Китай, Корея, прежняя пропорция сохранилась. Они ничего не стали менять. Мы тут гимназиям уделили много времени. Бесспорно, им быть! Помню, как своего сына фактически заставил поступить в гимназию. Поначалу он возмущался: «Папа, что я тебе плохого сделал? Я был успевающим учеником, а тут съехал сразу на пару баллов». А потом благодарил. Требования там жесткие, зато все выпускники-гимназисты из небольшого районного центра поступали в любой вуз страны.

В образовании экономика первична. Поэтому надо посмотреть, по каким специальностям необходимо готовить специалистов. Нужно поднимать уровень высшей школы. Хорошо, что есть такая дискуссионная площадка, как «Депутатский клуб», где можно не стесняясь говорить о проблемах. Будем честны: не так у нас всё хорошо, стоит посмотреть на позиции наших гигантов в международном рейтинге. Он очень просто определяется — объемами продаж, финансовыми результатами. Поэтому и образовательную пирамиду надо правильно выстроить. Кодекс об образовании — не просто постановление правительства или приказ министра, это костяк подходов, взглядов, который надо наполнять конкретным содержанием. В той же маленькой Эстонии, которую сегодня приводили в пример, разумно подошли к оптимизации образования, отбросили всё лишнее, изучили опыт финнов. Мощно развивается в сфере образования Казахстан, интересные подходы и у России. С развитием экономического сотрудничества с ближайшим соседом у нас могут возникнуть проблемы. Будем дружить, приезжать в гости, но экономика — вещь упрямая: если невыгодно, то никто не станет работать с нами. Если мы сейчас не пересмотрим подходы к качеству образования, не определимся с востребованными специальнос­тями, то окажемся неконкурентоспособными. При этом, как говорит Президент, мы имеем очень много молодых головастых людей, которые побеждают на международных олимпиадах и конкурсах. Нам необходимы инновационные прорывные вещи, совершенно другие специальности, следует развивать современное высокотехнологичное производство и сферу услуг, которые требуют других знаний и подходов. И здесь нужно изучить, чем занимаются наши конкуренты, пригласить экспертов — тема, которая неоднократно обсуждалась в парламенте. Ориентироваться стоит на успешный опыт небольших стран, близких нам по площади, населению, экономике.

Агентство «Минск-Новости» запустило проект «Депутатский клуб» в феврале 2017 года. Его цель — объединить депутатов Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь от Минска и Минского городского Совета в решении вопросов, непосредственно связанных с качеством жизни населения. Формат общения предполагает как круглые столы по различным актуальным темам, так и выездные заседания.