Минчанин года

Эдуард Дубров: один раз отругай, два похвали

Почему нашей сборной не хватило чуть-чуть для победы над американками в финальном матче Кубка Федерации и как знания физики помогают тренировать спортсменов, рассказал капитан национальной женской сборной по теннису

О финале Кубка Федерации

— После классного финала Кубка Федерации между сборными Беларуси и США, где наша команда все же уступила 2:3, не чувствуете опустошения?

— Нисколечко. Был шанс выиграть. Во втором сете парного по­единка вели 5:2. Правда, не смогли довести дело до победы в партии… Это была хорошая школа. Наши девушки сыграли с сильными соперницами, показали классную игру, сделали больше, чем могли. Это говорит о том, что у команды есть будущее. Не будем останавливаться на достигнутом: постараемся завоевать «золото» турнира.

— Что нужно сделать нашим теннисисткам для этого?

— Физически подопечные были готовы хорошо, что и показали матчи. Должна быть уверенность в своих силах. Этому способствует положение в мировом рейтинге. Когда сражаешься с ­10-й или 13-й ракеткой планеты, а ты 70-80-й, это оказывает давление. Необходима еще и стабильность. Надо выходить на корт и думать, что ты — самое главное лицо. Как сыграешь, так и воспримут зрители. Если ходишь, понурив голову, возмущаешься, посылаешь гневные речи самой себе и небу, то поддержки зрителей не добьешься. Желание показать свой лучший теннис, борьба за каждый розыгрыш, за каждый мяч воодушевляют болельщиков, которые начинают поддерживать с удвоенной энергией.

В финале Кубка Федерации сборной США повезло. Они думали, что выиграют у нас 3:0. Девчонки дали бой. Обе одолели победителя US Open — 2017 Слоан Стивенс. Да, Соболенко и Саснович впервые выступали в паре. Но прикидка показала, что это сильнейший тандем на тот момент в сборной. Несыгранность, небольшой опыт игры в паре сказались на результате. Каждой нужно было держать свою зону. Не получилось. Но язык не поворачивается упрекнуть в чем-то девчонок — то, что они сделали для команды, заслуживает только похвалы.

О переживаниях и поражениях

— Во время матчей вы излучаете уверенность. А что на самом деле творится в душе?

— Я не волнуюсь, но переживаю. Внушаю себе, что всё хорошо. Нервозность капитана быстро передается игрокам. После каждых двух геймов они подходят ко мне. Если подопечная услышит в моем голосе волнение, то дальше будет сражаться неуверенно. Девушки нормально реагируют на мои советы, советы личных тренеров. Никто не ругается. Они понимают, что это нужно не лично им, а команде.

— Поражения сильно подкашивают?

— Со своим первым тренером Аркадием Эйдельманом проводили разбор полетов после каждого матча. Каждый проигрыш должен чему-то учить, должен помогать двигаться вперед, указывать на ошибки, недоработки… Потом на тренировках необходимо усерднее работать над слабыми сторонами и улучшать сильные. Тогда идет прогресс, ты не стоишь на месте. После поражения меня учили: проиграл — побегай 20-30 минут. Побудь со своими думами наедине, отвлекись от грустных мыслей, успокойся и продолжай дальше тренироваться. Лучше обойтись без слез. Думай о будущем, а не переживай из-за поражений. Еще один совет: не нужно жалеть себя.

Теннис, как и другие виды спорта, помогает поддерживать форму до глубокой старости, можно увидеть весь мир, завести интересные знакомства, выучить как минимум английский.

— У вас ведь еще и инженерное образование…

— Проработал 15 лет инженером-конструктором на заводе по ремонту и техническому обслуживанию вычислительной техники. Но теннис переборол во мне технаря. Сначала трудился в СДЮШОР МАЗ тренером, потом назначили старшим тренером отделения, сейчас работаю в Национальной академии тенниса старшим тренером женской сборной. Техническое образование помогает в процессе тренировок. Знание физики и ее законов позволяет детям рассказать о многих процессах. Быть тренером сложно. Многие родители, посидев на трибунах, думают, что это плевое дело. Они не слышат, что я говорю в паузах, между сериями ударов, как исправить ошибку. Желание самим тренировать своего ребенка из многих просто фонтанирует. Но ведь нужно самому пройти через тренировки, соревнования, поражения, победы. На самом деле здесь очень много тонкостей. Когда смотришь на красивую картинку, не совсем понимаешь, какой огромный труд за этим стоит.

Читайте также:  Ох уж эта Настя!

О воспитании

— Вы либеральный тренер?

— Говорю игроку, в чем он не прав и что не так сделал. Но есть правило: один раз отругай, два похвали. Все время бранить нельзя — это унижает теннисиста, он перестает верить в себя. Даже когда не получается, нужно ему твердить: «Ничего, ничего. Давай еще! Все обязательно получится, пойдет». Помогает. Главное, чтобы родители не «помогали». В свое время на тренировки родителей не пускал. Например, маму Володи Игнатика приходилось выгонять из зала. Вова слушал родительницу больше, чем меня. Это мешало ему двигаться вперед. Вообще, тренер с мамами и папами должен дружить. Порой необходимо надавить на детей в плане поведения, учебы, опозданий. С этим родители прекрасно справляются.

— Получается, ребенка нельзя ругать после проигрыша?

— Ни в коем случае. Только слова поддержки. Нужно подбодрить, сказать, что юное дарование хорошо играло, а в следующий раз сыграет еще лучше. Слова о том, какое чадо бесталанное, бестолковое, могут полностью отбить охоту тренироваться. Правда, некоторые родители не прислушиваются к этому совету. Таким предлагаю самим взять ракетку и выйти на корт…

— Метод похвалы подходит при воспитании ребенка?

— Вполне. Даже если чадо ленится, нужно разобраться в причине, выведать, что мешает. Вот мой пример. В школьные годы мне препятствовал учиться спорт. Занимался борьбой год. А потом в школе началась вторая смена. Вместо уроков бегал на тренировки. Это обнаружили. Вызвали отца к директору. Я получил по первое число, а с борьбой пришлось завязать. Благодаря этому вскоре попал в теннис. Хотя пробовал легкую атлетику, хоккей. Но к этим видам сердце не лежало.

О замечаниях тет-а-тет

— Чем различается работа с женским и мужским коллективом?

— Разная психология. Парням могу при всей группе сказать что-то резкое, перед товарищами поругать за шалости. Это их подстегивает. С девушками так нельзя. Замечания нужно делать тет-а-тет, чтобы не слышали другие. О слабых местах в игре юному теннисисту при других игроках тоже лучше не говорить. Даже среди парней. О недостатках в игре говорим только во время подготовки к матчу. Отличается подход к мальчишке и девчонке во время встречи, если тот начал хандрить. В адрес представительницы прекрасного пола хватает резкого обращения на корте. Она злится на меня за замечание и выплескивает негатив на мяч, соперницу. Для мальчишки нужно искать слова, чтобы он нашел свою игру, победил.

— Некоторые не стесняются спортсменов называть не­уча­ми, двоечниками. Слышали такое в свой адрес?

— Было дело. Я выполнил норматив мастера спорта СССР в 19 лет. Пришел с новым значком на экзамен по основам взаимозаменяемости. Уверенно отвечаю на билет, потом на дополнительный вопрос, второй, третий… А преподаватель ставит мне трояк по 5-балльной системе со словами: «Оно и видно, что спортсмен». Обидно было. Потом этот предмет в другом вузе, куда перевелся, сдал на пятерку. Но на экзамены больше никогда не надевал значок. Шел как рядовой студент и отношение было другое.

— Кто-то из ваших детей или внуков пошел в теннис?

— Сын и дочка занимались. Светлана в 14 лет завершила карь­еру. Жена тогда начала со мной воевать, что очень уставшие приходят дети с занятий. У дочки еще и проблемы со здоровь­ем начались. Сергей выполнил норматив мастера спорта, завершил выступления, тренировал детей в спортивной школе, потом переключился на судейскую деятельность — уже получил международную категорию. Старшая внучка, Александра, ей сейчас 24 года, играла, но уже оставила теннис. А вот 22-летний внук Антон сначала выступал, а ныне тренирует в Национальной академии тенниса 16-18-летних игроков. У меня еще три внука и внучка, но у них другие увлечения.

Среди воспитанников Эдуарда Дуброва — Надежда Островская, Дарья Кустова, Владимир Игнатик, Лидия Морозова, Вера Лапко, Инга Богуш, Ольга Дубовик, Мария Мелюк, Екатерина Лукомская.