Минск чрезвычайный

Засучив рукава

Тренировать юношескую сборную по пожарно-спасательному спорту да еще воспитать из подростков настоящих чемпионов мира — задачи непростые. Но только не для тренера Дмитрия Ломейко

— Что представляет собой пожарно-спасательный спорт?

— По сути это всё то же тушение пожара, только в менее экстремальных условиях. Подъем по штурмовой лестнице в окно учебной башни, преодоление 100-метровой полосы с препятствиями — это личные соревнования. Есть и командные: эстафета 4 по 100 м и боевое развертывание, в котором участвуют 6 человек. Они забирают из бака воду с помощью мотопомпы, прокладывают рукавную линию и заливают две мишени объемом 10 л каждая.

— Долгое время вы сами успешно выступали на соревнованиях. Как начиналась ваша спортивная карьера?

— Окончив отделение «Предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций» Солигорского горно-химического колледжа, по распределению попал в Минск. Работал пожарным-спасателем, выносил на своих плечах из огня людей, которые, бывало, весили по 100 кг. Когда проходил подготовку в учебном центре и сдавал зачеты по подъему по штурмовой лестнице и преодолению 100-метровой полосы, меня заметили и предложили заняться пожарно-спасательным спортом. Тренировался в свободное от работы время и вскоре попал в сборную города, а затем — республики.

— Помните свой первый старт?

— Помню первый финал. Бежал стометровку на турнире в Санкт-Петербурге в 2001 годах. Соперники — мастера спорта международного класса, а я еще совсем зеленый, без опыта. Причем физически был лучше подготовлен, бежал быстрее, но в каких-то технических моментах отставал. Поэтому всегда говорю: сначала нужно поставить технику. Правильно выполненное упражнение может обеспечить фору в несколько секунд.

— С 2010 года вы тренируете юношескую сборную республики. Каких результатов добились?

— При мне команда в общем зачете трижды становилась лучшей в мире: в 2012, 2014 и 2016 годах. Личные награды тоже есть. В 2012-м Илья Бабыдов взял «золото» в дисциплине со штурмовой лестницей, через год Дмитрий Войтеховский занял первое место на стометровке. В 2014-м Евгений Артюх пробежал 100 м за 15,56 секунды — тогда это был новый мировой рекорд. Сейчас он учится в Университете гражданской защиты МЧС Республики Беларусь.

— С какого возраста можно заниматься пожарно-спасательным спортом?

— На соревнованиях есть 3 возрастные категории: младшая (13-14 лет), средняя (15-16 лет) и старшая (17-18 лет). Но мы стараемся набирать детей с 12 лет, а иногда и раньше. В каждом районе города есть бесплатные секции и кружки по пожарно-спасательному спорту, куда родители могут отдать ребенка. К сожалению, сейчас в Минске, да и не только, наблюдается не очень хорошая тенденция: дети ничем не хотят заниматься, все их свободное время уходит на компьютер. Приходится искать варианты, как их заинтересовать. Иногда даже через родителей и администрацию школы пытаемся повлиять.

— Все ли могут идти в ПСС или у ребенка должны быть какие-то особые природные данные?

— Несомненно, если он изначально быстро бегает, то его проще чему-то научить. Хорошая координация, умение быстро принимать решение в экстренной ситуации тоже лишними не будут. Но всему можно на­учить. Вот Войтеховский пришел без особых навыков, скажем так, совсем не блистал. Но благодаря трудолюбию стал

чемпионом мира. Сейчас два его младших брата занимаются, много работают над собой.

— Вы тренируете и мальчиков, и девочек. С барышнями сложнее наладить контакт?

— Конечно. Они сразу в слезы, если что-то не получается! Приходится успокаивать. А еще ревновать начинают, если кому-то уделишь больше внимания. У мальчиков с дисциплиной получше. Дал задание — сделали. Нет — 20 раз отжимайтесь. С девочками же в солдафона играть не будешь.

— Так, значит, вас нельзя назвать строгим тренером?

— На самом деле я добрый. Жалею спорт­сменов, даже взрослых. Если вижу, что кто-то не справляется, всегда даю отдохнуть.

— За юношескую сборную выступает ваш сын Даниил. К нему у вас особое отношение?

— К нему я более требователен. Вообще ходить на тренировки его заставила моя жена. Сказала, что мне некогда заниматься своими детьми, все с чужими вожусь. Он попробовал, стало получаться. Так и до чемпиона мира дорос. В 2016 году в Чехии взял «золото» на стометровке. Честно, я такого не ожидал. Он готовился к штурмовке — это его любимая дисциплина. Но там не все получилось. А на дистанции сделал все так, как я учил. Я даже прослезился.

— Сын не планирует пойти по вашим стопам и работать в МЧС?

— Только недавно говорили с ним о том, что он будет делать дальше. Ответил: «Не знаю». Сейчас учится в машиностроительном колледже на автослесаря. Видимо, понял, что это не его. Вместе пришли к выводу, что лучше всего у него получается бегать. Значит, будет бегать. Но уже в боевке.

— Много ребят из пожарно-спасательного спорта потом приходят на службу?

— Достаточно. Тех, кто показывает хорошие результаты, активно участвует в жизни МЧС, приглашают на работу. В этом году на службу пришли две девушки и один парень.

— Сложнее быть тренером или выступать самому?

— Естественно, первое. Будучи наставником, чувствую ответственность за каждого спорт­смена. На соревнованиях иногда переживаю так, что пульс доходит до 180. Проще самому один раз пробежать.

— Желание вернуться в спорт не возникает?

— Иногда подумываю тряхнуть стариной. Но тряхнуть так, чтобы кости потом не собрать, мне не хочется. Могу с детьми посоревноваться, чтобы их немного подзадорить. Этих побед мне хватает.