Люди и время

Сергей Шакуров: «Мелодрама нужна, а не боевики»

Звезда кинематографа Сергей Шакуров, чья фильмография насчитывает почти 90 ролей, может похвастаться их разноплановостью. Он рассказал о том, какие из них ему ближе

Народный артист РСФСР

Сергей Шакуров сыграл немало драматических киноролей. Он вообще человек серьезный, но нет-нет да и позволит себе похулиганить. Своими глазами недавно видела, как актер, которому в этом году исполнилось 75 лет, выкатился колесом на сцену фестиваля комедийных фильмов «Улыбнись, Россия!»: в тот вечер он получал приз «За вклад в комедию». Тем не менее разговор наш начался с серьезной темы.

— Сергей Каюмович, среди ваших персонажей — чекист Иван Васильевич в «Крахе операции «Террор», Забелин в ленте «Свой среди чужих, чужой среди своих», Сталин в фильме «Враг народа — Бухарин». Как искали характеры?

— Если вспомнить картину Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих», где я играл командира эскадрона Андрея Забелина, то, признаюсь, сначала никак не мог понять суть этого персонажа. В какой-то момент даже обратился за советом к Никите. Он мне ответил: «А ты скажи себе, что твой персонаж доживет только до 1937 года. А вот сейчас он орет за революцию». И у меня тут же все уложилось, стало понятно, как играть. То есть мой герой — не жилец, как и все остальные его соратники… Поэтому и интонацию монолога я выбрал с криком, отчаяньем. Сидя на коне, мой Забелин орет, как в последний раз. Вот и всё объяснение.

— В вашем творческом арсенале кроме драматических ролей есть и комедийные, за которые вы получили приз.

— Например, в картине «Две стрелы» Аллы Суриковой я сыграл Ходока. Но не того, который к Ленину, а того, который по бабам.

— Сурикова рассказывала, что вы даже придумали себе походку человека, у которого ломит спину от… тяжкой мужской работы.

— Алла Ильинична — душевно щедрый человек. И очень любит артистов. Этот образ придумала она. Моей партнершей в фильме была замечательная Наташа Гундарева, с которой мы в театре имени В. Маяковского играли спектакль «Я стою у ресторана». Часть съемок картины «Две стрелы» проходила в Гаграх, помнится, был сезон мандаринов, и мне кажется, кроме этих мандаринов, мы ничего не ели. Так что у всех советских людей мандарины ассоциируются с Новым годом, а у меня — с этой комедией Суриковой. На этом фильме я очень сдружился с Леонидом Ярмольником.

— Поделитесь, каким образом в наше конфликтное и тревожное время вы поднимаете себе настроение?

— Читаю великую русскую юмористическую литературу.

— Время позволяет смот­реть фильмы в кинотеатрах? Или предпочитаете Интернет?

— Конечно, их надо смотреть в кинотеатре. Мы вообще чрезмерно увлеклись компьютеризацией собственной жизни: солидные, мудрые, мрачные люди сидят в кафе, погрузившись в телефоны и планшеты. Что тогда пенять на молодежь, которая по определению должна быть в таких вопросах впереди планеты всей? Мне досадно, что всё кино перевели на цифру, что его теперь можно смотреть на экране смартфонов. Потому что я убежден: смот­реть фильмы нужно в кинозале, особенно комедии. Реакция на смех — вещь цепная. А когда сидишь дома один, копаясь в проблемах, смеяться не тянет — поддержка отсутствует.

— Хорошие комедийные фильмы, в которых присутствует юмор уровня Рязанова или Данелии, довольно редки. Что сегодня, по-вашему, может быть предметом для сценария комедийной ленты?

— Хорошей комедии действительно не хватает. Проблем в мире накопилось много, вектор внимания постоянно разбегается в стороны веером. А снимать можно о чем угодно. Я бы с удовольствием посмотрел комедийное кино о таких вполне земных вещах, как, например, отношения взрослеющих детей с родителями. Об извечном конфликте, но развивающемся на новом витке. Не меньше, чем комедия, нам нужна и крепкая российская мелодрама. Потому что русский человек по своей сути доб­рый и тонкий, и нам картин об этом земном как раз и не хватает. А вовсе не боевиков с их разборками.

— Вы — актер опытный. Затронет ли сегодняшнего зрителя такая тихая история?

— Затронет, если она будет о любви, совести, достоинстве. Знаете, какое у меня любимое стихотворение? Его фронтовик Булат Окуджава написал:

Совесть, Благородство и

Достоинство — 

Вот оно, святое наше воинство.

Протяни ему свою ладонь,

За него не страшно и в огонь.

Лик его высок и удивителен,

Посвяти ему свой краткий век.

Может, и не станешь

победителем,

Но зато умрешь, как человек.

Но вот о чем я часто думаю в последнее время… Мне кажется, сегодня гораздо важнее жить, как человек, и получать от этого удовольствие. А задача художника — транслировать это понимание в народ.

— Есть фильмы, которые вы любите пересматривать?

— Это «Берегись автомобиля» Эльдара Рязанова. Оторваться невозможно! Смотрю его уже сорок лет и не устаю пересмат­ривать. Меня не отпускает монолог Смоктуновского в этой ленте: «Я не мог этого терпеть. Ведь воруют! Много воруют. Я ведь вам помочь хотел, граждане судьи!» Людям этот фильм по-прежнему нравится, потому что он актуален. Более того, боюсь, долго еще не потеряет своей актуальности.

Сергей Шакуров окончил школу-студию при Центральном детском театре (ныне РАМТ), служил в театре на Малой Бронной, в театре Советской армии, в театре имени К. С. Станиславского, в Московском театре юного зрителя, а с конца 1980-х

работает в антрепризе. В кино дебютировал в 1966 году в ленте «Я солдат, мама». Снялся более чем в 80 фильмах, много работал на озвучивании.