Люди в белых халатах

Юлия Рожко: «Наши торопыжки – самые любимые»

Детский реаниматолог — о выхаживании недоношенных младенцев, их родителях и маленьких радостях

Положили в гнездышки

Сейчас в педиатрическом отделении для недоношенных новорожденных РНПЦ «Мать и дитя» набираются сил 52 младенца, а вообще оно рассчитано на одновременное размещение 60 крохотных человечков. Таких крохотных, что диву даешься, как медики с ними справляются.

— Подросли уже, окрепли, а при рождении вот эта малышка весила меньше 1 кг, мальчик по соседству — чуть больше, — рассказывает заведующая отделением Юлия Рожко, переходя от одного кувеза к другому.

На малышах — яркие вязаные шапочки и носочки.

— Шерстяные, — замечает Юлия Викторовна.

— Шерстяные? Они же колются…

— Головные уборы и носочки должны быть немножко колючими, чтобы раздражать рецепторы. Это профилактика остановки дыхания во сне. С детками такое случается. Мы еще даем им кофе попить.

— Шутите?

— На полном серьезе: конечно, не натуральный кофе, а кофеин в мизерной дозе один раз в день. Это улучшает состояние малюток, помогает им дышать. Еще у нас есть специальные приспособления — беби-сенсы, которые следят за дыханием наших крошек. Это сенсорные пластины, их кладут под матрасик. Вкупе с ними небольшие мониторы. Каждый вздох ребенка сопровождается загоранием лампочки на мониторе. Перестал дышать — прибор пищит, заходится… А вообще торопыжкам ох как много надо, чтобы побыстрее восстановиться. Гнездышки, например.

— Гнездышки?

— Мы их так называем. Обратите внимание: в кувезе на матрасике — уютный мягкий лежачок в форме гнездышка. Малыш в нем, как в утробе матери. Ему комфортно. Раньше мы деток пеленали, но, понаблюдав, пришли к выводу: надеваем подгузники — и в гнездышки. Ручки, ножки свободные. Так малютки крепче спят, лучше едят и набираются сил. Заметили, что у нас тишина? Мобильники медперсонала на вибрации. Минимум раздражителей для крошек — это тоже очень важно.

— Кстати, о кормлении. Бутылочки с молочной смесью дюймовочные.

— Специально для нас изготовили. В такую бутылочку помещаются 10 мл молочной смеси. Больше за один раз кроха выпить не может — слабенький. Один-два глотка сделает — и на этом всё, устал. Надо передохнуть, поспать. А другой осилит порцию, ему добавка полагается. Это всегда пожалуйста. Младенцев к нам переводят из реанимации. Зондовых, то есть до того, как к нам попасть, медики кормили их с помощью зонда. Наша задача — научить есть из бутылочек. Непростая наука, но постижимая.

— Если не секрет, какими смесями кормите?

— Белорусскими, разработанными для недоношенных детей. В них больше белка, калорий. Когда малыши набирают вес до 3-3,5 кг, переводим на обычные молочные смеси.

Пахнут мамой

Мамам к детям приходить не запрещается. Наоборот, медики только рады.

— Когда мама рядом, малыш это чувствует, становится спокойнее, перестает плакать, — объясняет Юлия Викторовна. — А чтобы мамы не боялись брать крошек на ручки, обучаем приему «кенгуру»: мама прикладывает ребеночка в одном только памперсе к грудной клетке, прикрывая его пеленочкой. Чувствуется родная кровь… И чем раньше мама решается на контакт, тем быстрее восстанавливается малыш. Кроха знает запах мамы. Тянется к ней. Проверено. Вы заметили в кувезах игрушки-осьминожки? Вязаные. С ними связана одна любопытная история. Сначала мы просто положили осьминожек в кувезы и стали наблюдать: у младенцев — ноль эмоции, к игрушкам не прикасаются. Тогда предложили мамам приложить игрушки к груди, а после положить рядом с детьми. И о чудо! Осьминожку, пахнущую мамой, младенец признал, стал теребить его крохотными пальчиками. А это развитие мелкой моторики, что для наших деток чрезвычайно важно. Мы, к слову, обучаем мам массажу поду­шечек пальчиков деток. Учим делать малышам гимнастику, чтобы дома взрослые смогли самостоятельно продолжить упражнения. Из других физических нагрузок, необходимых недоношенным младенцам, — плавание. Сначала в детской ванночке, после — в большой. Бояться не надо, для крох придумали специальные надувные круги, надеваемые через голову. Обычно выписываем деток с весом примерно 2,5 кг, а то и 3. Поэтому атрибут для плавания можно подобрать.

— Мечтаю, чтобы в будущем папа с мамой перед выпиской смогли побыть с ребенком 2-3 дня в стационаре, — делится планами Юлия Викторовна. — Папа привыкнет к нему, научится обращаться, не будет паниковать по каждому поводу. А то всякое случается. Одна мама рассказала: вышла на пару минут за продуктами в магазин, возвращается, а у подъез­да стоит скорая. Пока ее не было, малыш расплакался, да так сильно, что напугал папу. Тот вызвал медиков.

Когда ребенок не такой как все, редко кто из отцов морально готов к предстоящим трудностям. Не выдерживают — уходят из семьи. Что остается женщине? Растить одной. Хорошо, если ее родители рядом и могут помочь.

Поддержать дыхание

Некоторых малышей выписывают домой, как говорят медики, на аппаратах с кислородом.

— Сейчас готовим к выписке четырех таких малюток, — продолжает удивлять врач. — Что вы так взволновались? Всё с детками будет хорошо: не первый год прак­тикуем, наоборот, смена картинки только на пользу. Когда ребенок по 3-4 месяца находится в клинике, в четырех стенах, он хуже развивается. Нужны смена обстановки, яркие сочные краски. Не зря говорят: дома и стены помогают. Раньше такие дети зависали у нас до 6-7 месяцев, а когда мы изменили подход, увидели: малыши быстрее развиваются и физически, и интеллектуально.

— Как таких детей домой доставляют?

— На нашем реанимобиле. Красивой выписки из роддома не получается, но есть вещи поважнее. Выписываем ребенка, когда знаем, что у него не будет ухудшений.

— И все-таки такая ответственность — домой на аппарате. Не боитесь?

— Сейчас нет, а когда первых трех малышей выписывала, несколько дней не спала. Волновалась. Раньше не было такой хорошей аппаратуры, которой легко пользоваться в домашних условиях, да и сотрудников хосписа не хватало.

— Хосписа? Вы оговорились?

— Нет. Хоспис не значит, что ребенок безнадежно болен. Просто сотрудники обеспечивают ребенка аппаратурой, концентратом кислорода и так далее. А мы обучаем маму, как пользоваться этими медицинскими изделиями. Кроме того, даем ей номера телефонов других женщин, которые прошли через всё это. Они посоветуют, какие, например, носовые канюли лучше приобрести. Дома младенца навещают сотрудники хосписа (врач, медсестра), чтобы убедиться, что мама справляется. Обычно спустя 2-3 месяца ребенок уже может обходиться без кислородной поддержки. Но это только одна победа. Впереди множество испытаний, радостей и горестей.

Порадовать близких

Опытные врачи, знающие о нюансах развития недоношенных детей, объективно не могут быть всегда рядом. А у мам едва ли не каждый день возникают все новые и новые вопросы. Поэтому Юлия Рожко инициировала создание Республиканского общественного объединения родителей недоношенных детей «Рано». Основная цель — психологическая поддерж­ка родителей.

— Им нужно общаться, обмениваться опытом, — убеждена врач. — Объединившись, родители осознали: они не одни в этом мире. У организации есть сайт, чат в вайбере. Люди поддерживают друг друга, рассказывают, как растут дети.

— В нашей жизни не так много праздников, а в жизни родителей особенных детей, самих малышей и того меньше. Хотелось порадовать их. В этом отделении я 5 лет (до этого Юлия Рожко отработала 15 лет в отделении реанимации новорожденных РНПЦ). Раньше к Международному дню недоношенных детей мы организовывали праздники в стенах центра. А в 2017-м решили отметить масштабно — пригласили в концертный зал «Атлант» родителей с детьми, врачей, медицинских сестер — специалистов не только из нашего центра, но и из других клиник. Вместе с малышами получилось 440 (!) человек. Столько впечатлений! Наши реаниматологи, а среди них есть и мужчины, даже растрогались: крохи, некогда балансировавшие между жизнью и смертью, играют, щебечут, смеются… Так и живем.

Ежегодно в РНПЦ «Мать и дитя» медицинскую помощь получают 600-700 недоношенных младенцев. Всего по республике только в 2016-м около 5 тысяч малышей родились раньше положенного срока.