Облик столицы

Профессия созидать

Почему комфортная жилая среда становится все большей ценностью, для чего надо менять порядок общественных обсуждений проектов, что можно отнести к градостроительным ошибкам — об этом говорим с директором НПРУП «БелНИИПградостроительства» Александром Хижняком

— Александр Николаевич, знаю, что ваше предприятие уникальное не только для Беларуси. В Советском Союзе подобных было менее десятка. Расскажите, чем занимается институт и почему работа градостроителя так важна.

— В любом городе, прежде чем начать строительство конкретных объектов, надо запланировать в целом застройку населенного пункта, учесть, где пройдут дороги, инженерные сети, рассчитать, сколько потребуется детских садов, школ, поликлиник, других объектов обслуживания. Продумать, где разместить жилье, производственные зоны, места отдыха и так далее. Проще говоря, речь идет о разработке генпланов городов, детальных планов территорий, проектов специального планирования. Наш институт уже 47 лет занимается этими видами деятельности.

Действительно, в СССР были всего 6 подобных организаций. В соседних республиках к настоящему времени они уже трансформировались в обычные проектные институты. В Украине и Молдове еще готовят градостроительную документацию, но мало. Мы же сохранили специализацию. И только в Беларуси градостроительные проекты общего планирования по областям и областным городам, а также по Минску утверждаются Президентом страны и имеют силу нормативно-правового акта. В других странах такие проекты — это больше научная концепция, которой не всегда строго следуют.

Почему градостроительство — особое направление? Градостроитель — это урбанист. В разработке генеральных планов принимают участие не только архитекторы, но и транспортники, инженеры, экологи, специалисты по земельным вопросам и даже юристы. Урбанист должен видеть перспективу на ближайшие 10 и более лет. В этой работе требуется системное мышление.

— Назовите некоторые последние проекты предприятия и те, которые еще находятся в работе.

— В 2016 году Глава государства утвердил 16 наших проектов: генеральные планы областных центров и городов-спутников, схемы комплексной территориальной организации областей.

Сейчас коллектив трудится над генпланами Бреста и Гродно, корректируем аналогичный документ для Островца. В этом году утвердили изменения в проекте Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень». Делаем проект особо охраняемой природной территории — водной акватории Гродненской ГЭС.

По поручению Главы государства готовится Схема планировки территории между первой и второй кольцевой автодорогой Минска. Она определит зоны

освоения под жилье, инженерную и транспортную инфраструктуру пристоличных территорий, инвест­проекты. Когда построили вторую МКАД, делали схему планировки вокруг нее примерно по километру в обе стороны, были определены более 50 инвес­тиционных зон, куда может прийти бизнес, в том числе малый. Новый проект не только рассмот­рит развитие Минской агломерации, но и предусмотрит территорию под усадебную застройку, обеспечение населенных пунктов дорогами, социальными объектами. Основное поручение Главы государства — не размещать на этой территории высотные дома. Предполагается мало- и среднеэтажное строительство. Освоение должно быть комплексным, нужна ясность, сколько земель понадобится столице, где основные выезды из Минска. Например, идет речь о строительстве новой дороги в аэропорт, которая давно планировалась.

— Последовал ли очередной шаг за разработкой генпланов городов-спутников или тема пока не развивается?

— Для Дзержинска и Руденска мы делаем проекты детального планирования, определяем, где будет размещаться жилье, на которое есть спрос. Также одна из главных целей — предусмотреть возможность для развития в этих городах транспортной, инженерной и социальной инфраструктуры, поскольку все населенные пункты имеют типичные проблемы — старые дороги и сети, отсутствие полигонов ТБО, нормальных очистных сооружений и прочее.

Развитие спутников — процесс длительный, он не на год рассчитан. В Европе агломерации вокруг мегаполисов формируются десяти­летиями, мы же только в начале пути.

— Сегодня на государственном уровне идет речь о создании комфортной среды проживания. Как вы считаете, что можно предпринять в Минске для этого и реально ли изменить пространство наших жилых микрорайонов, сделать город более уютным и функциональным?

Читайте также:  Простимся с двухэтажками

— Многие годы главным было выдать квадратные метры, это выходило на первое место. Но вот люди построили квартиры, пожили в них и поняли, что им требуется больше — детский сад рядом, парковки, спортивная инфраструктура, зеленая зона. На Западе, если покупаешь квартиру, выбираешь конкретный район с определенным набором инфраструктуры. Сейчас и у нас люди смотрят, что есть в районе кроме жилья. То есть меняются запросы населения.

Чтобы им соответствовать, придется начать осваивать подземное пространство, пусть дорого, но без этого не обойтись. Надо строить поликлиники, заниматься формированием зеленых зон, приводить в порядок существующие. Если не возводили бассейны и спортзалы в шаговой доступности, это нужно делать сейчас. Необходимо дополнить микрорайоны нужными всем объектами. Но главное — строить иначе там, где еще есть территории, например на освобождаемых землях Минис­терства обороны или промпредприятий. Лучше возводить меньше домов, но делать комплексную застройку со всей необходимой инфраструктурой, с уютными дворовыми пространствами. Думаю, будет усиливаться тенденция, когда люди захотят платить не только за квартиру, но и за комфортную жилую среду.

— Серьезная проблема градостроителей — сопротивление части населения переменам в уже сложившейся застройке. Как прийти к пониманию друг друга?

— Наше предприятие стояло у истоков разработки нынешнего Положения о порядке проведения общественных обсуждений проектов. Сейчас мы предложили ряд изменений в этот нормативный акт. Считаем, необходимо изучать общественное мнение до разработки генеральных и детальных планов, выстраивать новую схему общения с жителями, дать им возможность сформулировать свои пожелания на начальном этапе.

Наш институт при разработке некоторых проектов уже использует эту практику и собирает конкретные предложения населения. Хочу заметить: практически нет ни одного ПДП либо генплана, где пос­ле общения с жителями что-то не менялось бы.

Например, после обсуждения генплана Могилева учли пожелания горожан и уменьшили количество торговых центров, зато сохранили немало зеленых территорий, приняли решения о благоустройстве парков, скверов, прибрежных зон.

Что касается основных претензий, то чаще всего люди возражают против переезда в новый район при сносе. Поэтому в идеале надо строить жилые дома тут же, дать возможность людям перебраться в них. Так, например, делают в Моск­ве при сносе панелек: не отселяют людей на периферию, а строят жилье рядом.

— У нас на эти замечания гражданам отвечают, что нет такого механизма, чтобы снести усадьбу и людям дать квартиру здесь же.

— Законодательство не препятствует этому. Просто нужны грамотные управленческие решения.

— Случаются ли у градо­строи­телей ошибки?

— На мой взгляд, в столице к ним можно отнести большие изъятия ландшафтно-рекреационных территорий под застройку.

Непростая тема и появление новых объектов в уже сложившихся районах. Тут каждый участок требуется рассматривать индивидуально. Если даже технически можно уплотнить жилой массив за счет застройки мест, которые оставляли для садов, школ, стоянок и прочего, то следует очень хорошо подумать, стоит ли сего­дня там возводить дополнительное жилье. Может, лучше оставить озелененные участки как места отдыха. Надо приводить в порядок существующие районы и, если уместно, что-то строить, но смотреть, что дает такое уплотнение. Если улучшает жилую среду, дополняя ее необходимыми объектами, — это одно. Но если просто новые квадратные метры, то как объяснить людям, что строительство здесь — это хорошо?

Александр Хижняк родился в Хойниках, затем семья переехала в Минский регион. Окончил Белорусский коммерческий университет управления по специальности «Правоведение», Академию управления при Президенте Республики Беларусь по специальности «Государственное управление и идеология», аспирантуру. Изучал вопросы управления градостроительной деятельностью и архитектуру в ряде европейских стран.

Работал в ОАО «Институт Белгипроагропищепром», затем в НПРУП «БелНИИПградостроительства». С 2015 года — директор предприятия.