Персоны

Сага с мячом

Генеральный директор баскетбольного клуба «Минск-2006» Юрий Шакола рассказал, почему с трудом сдал экзамен по спецподготовке в институт физкультуры и кто из легионеров мужской команды «Цмокi» оставил о себе самые теплые воспоминания

Баскетбольная наука

— Юрий Иванович, если не ошибаюсь, первое высшее образование у вас спортивное?

— Играть в баскетбол начал в Верхнедвинске. Это были вне­школь­ные занятия, где занимались баскетболом, футболом, легкой атлетикой… Любопытно, что тренировки вел преподаватель начальной военной подготовки. Но нам все нравилось, а мне баскетбол запал в душу. Перед поступлением в институт физкультуры возникла дилемма — футбол или баскетбол. Второй перевесил.

— Вступительный экзамен, где нужно было демонстрировать свои спортивные навыки, легко дался?

— За месяц до поступления сломал рабочую правую руку, играя на районных соревнованиях по футболу «Кожаный мяч». Примерно за неделю-полторы до экзамена сняли гипс. Рука сильно болела. А нужно было бросать штрафные, трехочковые, участвовать в двусторонней игре, за которой наблюдали специалисты. Спортивный экзамен сдал с горем пополам. Зато другие испытания дались легко. В институте был принципиальный преподаватель по баскетболу. Вадим Яковлевич Кротов не давал нам спуску: ходили по библиотекам, искали американские методики проведения тренировок, сами занимались по полной программе. Пропуски занятий не прощались. Словом, у нас было четыре года насыщенной учебы.

— Но ведь вы так и не поработали тренером…

— Мне нравилось тренировать детей. Вадим Яковлевич постоянно давал возможность практиковаться. Во время учебы в вузе проводили занятия с элементами баскетбола в детском садике, тренировал женскую команду финансово-экономического колледжа, судил детско-юношеские игры. Преддипломную практику проходил в самой лучшей городской баскетбольной спортивной школе — СДЮШОР № 10. С однокурсниками попал в группу, где занятия вел отставник. Заметил, что тренер не стремился привести подопечных к успехам. После окончания практики я напрямую это высказал нашему руководителю — председателю Госкомспорта Владимиру Рыженкову. Скорее всего, это обстоятельство по­влия­ло на мое распределение. Меня взяли в аппарат Госкомспорта.

И юрист, и пивовар

— Это был неожиданный поворот для вас?

— Еще бы! Первый день очень переживал, идя на работу. Там все специалисты не моложе 40 лет. А мне — 20. В коллектив влился. У меня было желание получить второе образование. Поступил в Академию управления (тогда она была при Совете Министров). Изучал правоведение. Окончание учебы припало на первые шаги суверенного спорта. Госкомспорт реорганизовали в Министерство спорта, шло становление Национального олимпийского комитета, сборная Беларуси приняла участие в первой Олимпиаде как самостоятельная команда. При Минспорта образовался юридический отдел. Владимир Рыженков предложил перейти туда. Отказываться не стал: начал главным специалистом, а потом возглавил отдел. Скажу, что не было рутины. Более того, чувствовал, что имею отношение к становлению национального спорта. Шло признание видов спорта, федераций, пересматривалось обеспечение команд, решались вопросы лицензирования, заключались контракты со спорт­сме­на­ми, тренерами. Для профессионального роста этот опыт был бесценным.

— Почему же потом оказались в пивоваренной компании «Криница»?

— В министерстве отработал девять лет. Решил радикально сменить род деятельности. Подумал, что не хватает производственного опыта. Генеральный директор «Криницы» Владимир Бодров позвал к себе. Тогда на заводе шла модернизация, ожидались инвес­тиции от компании «Балтика». Но проект с российской пивоваренной компанией так и не был реализован. Старое оборудование успели убрать, а новое еще не прибыло. Не стал менять работу, пока все не пришло в норму. В спорт вернулся примерно через пять лет. Помощник Президента по вопросам физкультуры, спорта и развития туризма Геннадий Алексеенко позвонил генеральному директору предприятия и сказал, что меня забирают. Поработал в Белспортобеспечении (организация по обеспечению и проведению республиканских и международных спортивных мероприятий. — Прим. авт.), управлении спорта и туризма Мингорисполкома. Далее возник вариант с баскетбольным клубом «Минск-2006». Не устоял от такого предложения.

— В 2014 году вы стали генеральным директором клуба. Какой взяли вектор развития «Минск-2006»?

— Глобальных изменений не вносил. Стремились как можно успешнее выступать в различных турнирах, развивать молодых талантов, а также популяризировать баскетбол в Беларуси. Взять мужскую команду… Сначала была задача выиграть чемпионат страны. С ней парни замечательно справились. Решили попробовать силы в еврокубках. До поры до времени нас били в «Еврочеллендже» — сейчас Кубок ФИБА, но потом пришли победы, продвижение по турнирной лестнице. То же самое можно сказать и о Единой лиге ВТБ. Конечно, важный вопрос — усиление команды. Понятно, что необходимы хорошие исполнители. Были ошибки, перегибы с легионерами. В итоге пришли к нынешнему варианту — в основной команде четыре иностранных игрока, остальные — белорусы. Есть еще резервная дружина «Цмокi-2», откуда игроки могут перебраться в главную.

Бойцы из-за границы

— Кто из легионеров, игравших в мужской команде «Цмокi» в последние годы, запомнился больше всего?

— Было очень легко с Бранко Мирковичем. Мы его называли человеком мира — он родился в Сербии, выступал за сборную Болгарии, жил в Новой Зеландии, а играл в Минске. Бранко запомнился своей порядочностью, профес­сио­наль­ным отношением к работе. Он никогда не плакался, мол, что-то болит — играть не буду. Как-то во время матча Бранко сломал палец, но уже в следующем рвался в бой. Приятно было работать с Иваном Марашем. Игрок пришел на просмотровый контракт, который продлевался, по-моему, пять раз по одному месяцу. Он психологически справлялся с этим грузом и классно играл. В общем, стал одним из ключевых игроков. Джас­тин Грей пришел к нам на помощь, когда в команде была проблема с защитниками. На тот момент не могли найти нормального исполнителя. В основном из-за требований игроков: одним не нравилась квартира, другие требовали автомобиль. Грей прилетел с теплого Кипра в Минск, когда у нас было прохладно. С самолета пришел на тренировку, чем всех удивил. Он быстро влился в коллектив. Характер у Джастина — скала. Не боялся играть ни против ЦСКА, ни против «Химок», ни против УНИКСа. Выходил и показывал свою игру. Грей умел нужными словами достучаться до партнеров во время перерыва.

— А были легионеры, которые чудили?

— Несколько лет назад в составе был центровой Кит Бенсон из США. Он купил двух тигровых котов в Бобруйске, которые обошлись игроку в кругленькую сумму. Но главное не это. По окончании сезона он укатил домой, а клуб занимался отправкой в США его усатых-полосатых. Пришлось сделать животным необходимые прививки, оформить перелет. Или еще случай. Перед началом сезона пригласил в мужскую команду священнослужителя. Все происходило в моем кабинете. Легионеры из США — Гаррет Штутц, Джастин Грей и Энтони Хиллиард — не совсем понимали, что происходит. Никто из них так и не перекрестился. А центровой Штутц даже в форточку высунул голову, когда служитель начал махать кадилом.

Юрий Шакола родился в деревне Волохи Поставского района Витебской области. В 1992 году окончил БГУФК, а через четыре года — Академию управления при Президенте Республики Беларусь.