Отцы и дети

Папа может всё, что угодно

О том, как ради сына решился стать Дедом Морозом и почему их семья не любит встречать Новый год дома, рассказывает программист, модератор папа-школы ТЦСОН Советского района Геннадий Садовский

— В каждой семье свои новогодние традиции. Как предпочитаете отмечать праздник?

— Стараемся, чтобы новогодняя ночь оказалась насыщенной яркими эмоциями. Для нас неприемлем сценарий, когда один Новый год отличается от другого только блюдами на столе. До рождения сына Арсения мы с женой вообще много путешествовали. Но и с его появлением дома не сидим. Наш ребенок в четыре с половиной года уже имеет опыт встречи главного праздника года в Москве и на острове Самуи (Таиланд). Впечатлений было множество. Новогодняя Красная площадь бурлила людьми и эмоциями. Таиландское побережье больше запомнилось салатом из папайи вместо традиционного оливье, пальмами вместо елок и поздравлениями на разных языках.

Прошлый Новый год мы провели в Минске и заложили основу еще одной семейной традиции — приходить на салют к главной елке страны у Дворца Республики. По­нравились не только праздничная иллюминация, но и атмосфера какой-то всеобъемлющей радости и любви. Все улыбаются, поздравляют друг друга и говорят добрые слова. В эту новогоднюю ночь за столом тоже не задержимся. Столько всего в городе организуют, что не хочется ничего упустить.

— Говорят, в жизни каждого мужчины есть три периода: он верит в Деда Мороза, отрицает его существование и сам становится Дедом Морозом. Удалось ли превратиться в волшебника?

— Да, в прошлом году довелось попробовать себя в этой роли на утреннике в детском саду. Честно сказать, дело очень ответственное. Ребятишки смотрят на тебя с таким восхищением и радостью, что невольно стараешься соответствовать их ожиданиям. Откуда-то появляются раскатистый голос, степенная поступь и непреодолимое желание дарить подарки. В нынешнем году снова попросили побыть Дедом Морозом. Согласился. Кстати, сын в первый раз чуть не выдал меня. Кое-как удалось его убедить, что Дедушка просто похож на папу. Так что сейчас решил провести подготовительную работу, объясняю, мол, Дед Мороз, скорее всего, опять будет похож на меня. Но я сижу в зале, так что не перепутай.

— Оберегаете детскую веру в чудо?

— Да, считаю, торопить события и раньше времени развенчивать детские мечты нельзя. Как говорил Жан-Жак Руссо, надо дать детству созреть в детях. Я помню, как сам сильно разочаровался, когда Дед Мороз положил мне под елку игрушку, которую я до этого случайно увидел в мамином шкафу. Не мог понять: как же так? Поэтому мы подарки прячем очень надеж­но. А их вручение предваряет особый ритуал: открываем окно, через которое в наше отсутствие в дом приходит сказочный гость.

— Для сына вы прежде всего кто?

— Друг. Не являюсь сторонником жесткого воспитания, якобы необходимого, чтобы вырастить настоящего мужчину. Такой сценарий не способствует формированию искренних отношений между отцом и сыном. Пытаюсь понять своего ребенка. Наблюдаю за реакцией на какие-то события в жизни или книгах, которые ему читаю. И ненавязчиво направляю в нужное русло. Знаете, в самолетах есть прибор гироскоп, который помогает ориентироваться в пространстве. Для меня важнее всего заложить в сыне такой внут­ре­нний гироскоп, чтобы всегда понимал, где добро, а где зло. И оставался собой в любой ситуации.

— Есть мнение, что если материнский инстинкт появляется с рождением ребенка, то отцовский еще надо разбудить. Вы с этим согласны?

— Нет. Когда узнал, что стал отцом, сразу им себя почувствовал. Осознал, что внутри нашего рода произошла смена поколений. Впервые задумался об этом после похорон бабушки — на одно звено тогда стало меньше. Рождение сына все вернуло на исходные позиции.

— В чем особенность ваших отношений с ребенком?

— Много хвалю. Зачастую родители злоупотребляют критикой, а вот на комплименты скупятся, и это большая ошибка. Психологи считают, что соотношение должно быть следующим: одно замечание на семь одобрительных фраз. Когда надо за что-то поругать, критикую поступки, а не личность в целом. Посыл в том, что он парень хороший, но в данном случае поступил неправильно. Не ограничиваю без необходимости исследовательский интерес. Лужи, сугробы, море осенней листвы — взрослые забывают, насколько это увлекательно. Не говоря уже о том, сколько игрушечных машинок вместе разобрали на запчасти, чтобы он увидел, что там внутри.

Если Арсений чего-то боится, учу преодолевать трудности. Лучший способ избавиться от страха — выйти ему навстречу. К примеру, сын с опаской относился к высоким горкам, не рисковал с них съезжать. Теперь это наше любимое развлечение.

— Физическое воспитание ребенка — зона вашей ответственности?

— Однозначно. В 2 года научил сына плавать, в 3 он уже нырял и гонял на двухколесном велосипеде. Но и интеллектуальному развитию уделяю большое внимание, вместе с супругой, конечно. Мы записаны сразу в несколько библиотек, отслеживаем новинки детской литературы и знакомим с ними сына. Читаем книги как отечественных, так и зарубежных авторов.

С недавних пор Арсений увлекся астрономией, и мы всячески поддерживаем его интерес, купили несколько книг по данной теме. Он может уверенно перечислить все планеты, сказать, какая самая большая и самая маленькая, у какой сколько спутников и так далее.

Еще одно хобби — рисование. Ходит в художественный кружок в центр дополнительного образования. Благодаря занятиям здесь у нас появилась любимая зимняя забава — лепить снеговиков и раскрашивать их яркими красками. Красные губы, синие глаза, желтая одежда… Надеюсь, нынешняя зима порадует нас снегом.

— Почему решили записаться в папа-школу, а по ее окончании из учащегося переквалифицироваться в наставника?

— Я начал ходить в папа-школу своего района год назад. Узнал о ней в Минском городском центре социального обслуживания семьи и детей, в котором мы консультировались у семейного психолога. Удивился, что существует такая форма работы с отцами и занятия бесплатно может посещать любой минчанин. Лично мне подобные встречи дали многое. Если раньше отношения с сыном выстраивал скорее интуитивно, то теперь веду себя более осознанно и целенаправленно. В мужском кругу не принято говорить о том, как  достичь понимания с детьми, как их воспитывать, находить выход из конфликтной ситуации. А в папа-школе, наоборот, это главная тема. Встречаемся раз в неделю вечером после работы. И откровенно разговариваем о том, что волнует каждого из нас. Рад, что могу чем-то помочь другим, подсказать и посоветовать.