День за днем

Шуршит шоссе под шинами

За четверть века работы за рулем троллейбуса поэтических четверостиший у Гелены Дудко набралось немало. Большей частью картинок с натуры, замеченных на минских улицах, которыми потом она делилась с мужем, тоже водителем троллейбуса

Пани Гелена, как ее привычно называют окружающие, оптимист с прекрасным чувством юмора, без которого, как признается, было бы тяжело отработать десятки лет в условиях раннего, в 3:30, подъ­ема или позднего, во втором часу ночи, возвращения со смены, со скользящим графиком и скольз­кими улицами, с отсутствием в их с Валерием Васильевичем жизни кино, театров и даже телевизора. Ведь при раннем подъеме необходим такой же ранний отход ко сну. Да и пассажиры разные попадаются — молчуны и драчуны, хулиганы и наркоманы, растеряши и весельчаки. Юркий «Кадет» и мопед из куплета на самом деле не так безобидны, если подрезают неповоротливый маломаневренный троллейбус, который горожане незлобно прозывают слоном или коровой.

 — Я не знаю, кто на кого влияет: машина на владельца или на­оборот. Но могу точно определить нрав водителя по марке его машины, — вполне серьезно заявляет пани Гелена. — Отец у меня водил «ЗИЛ». Он был таким же, как его грузовик, — сильным, быстрым, подвижным, но добрым, всегда подбирал путников на сельских дорогах, даже если они не голосовали. А, к примеру, «БМВ» в водительских кругах называют боевой машиной варваров. И еще заметила: чем крохотнее машина, тем она амбициознее. Маленькая не дает себя обогнать, никогда не уступит дорогу, а нам иногда, чтобы обогнуть припаркованные авто в правой полосе, просто необходимо занять другой ряд. Грузовик уступит, малыш — никогда! Лучше всего к троллейбусам относятся городские автобусы, они нас понимают. Что касается самого троллейбуса от «Белкоммунмаша», то он не корова и не слон. Напротив, спокойный, рассудительный, далек от кокетства, удобен, красив, гостеприимен. Водители любого города должны быть довольны им на 100 %.

Как Гелена с мужем будут встречать Новый год, зависит от его рабочего графика. Она недавно вышла на пенсию и помогает растить младшую внучку, Варвару.

Старшая же, Маргарита, окончила с золотой медалью минскую школу и стала студенткой Варшавского университета.

— Будем встречать Новый год и по минскому времени, и по варшавскому. Тем более я полька, потому и обращение пани для меня привычное. В семье все хорошо знают польский язык, и, уверена, наша Маргарита не худшая студентка в Варшаве. Нам с Валерием не раз доставалась работа в новогоднюю ночь, и, поверьте, это не так плохо. Нарядные пассажиры, в салоне, как в парфюмерном магазине, витают ароматы духов, перемежаясь с запахом мандаринов и хвойной смолы. Ночью шумно, оживленно на улицах, иллюминация, салют. Троллейбусы бибикают, приветствуя таким образом коллег не только из 5-го парка, но и из других предприятий. Мы с Валерием, если встречались на маршруте, гудели друг другу, махали руками, перекликались. Если мужу выпадет в этот раз работа в новогоднюю ночь, не исключено, что поеду вместе с ним, как Снегурочка при Дедушке Морозе. Будем праздновать по-семейному и в то же время на людях. А пожелание коллегам-водителям я уже подготовила:

Не зевай и не скучай,

На педали жми давай,

Видишь красный впереди —

пешеходов пропусти,

И гаишная машина

        мимо вас промчится мимо.

С уважением отношусь к женщинам-водителям городского транс­порта. Мы наравне с мужчинами встаем в 3:30, всю смену управляем громоздкой машиной и не жалуемся. Единственное, на месте городского начальства старалась бы строить жилье и общежития для персонала рядом с автопарком. Если есть площадка за забором парка или рядом с диспетчерской станцией, то там и нужно строить. Большая разница — проснуться в 3:00 или в 5:00. А о женщинах-автолюбителях скажу словами мужа Валерия Поджарого: водят авто девушки или чрезмерно осторожные, или без меры наглые, разумных не бывает. По этой причине он мне долго не доверял наш личный автомобиль. Хотя, по правде сказать, троллейбус мне нравится больше, может, потому что из него обзор лучше.

— Пожелание мужу тоже есть?

— Ему прочитаю его любимое, придуманное мною несколько лет назад:

Я помню трепет твоих губ

И поцелуй украдкой страстный.

Мой гнев и ревность —

всё напрасно,

Ведь знаю я — ты однолюб.