Семья с историей

Остров любви и надежды

В этой семье два поколения служителей Мельпомены. Все они любили и любят искусство в себе, а не себя в искусстве. И больше, чем славой, дорожат друг другом

В роли князя Василия Голицына. Опера «Хованщина»
Виктор Гурьев

В плену у оперы

Те, кто слышал в свое время заслуженного артиста БССР тенора Виктора Гурьева на сцене Национального академического Большого театра оперы и балета, наверняка не подозревали о том, сколько драматических событий выпало на долю этого человека, через сколько испытаний ему пришлось пройти, какими неожиданными поворотами богата его биография.

Во время Великой Отечественной его, 16-летнего юношу, уроженца села Борисовка Житомирской области, угнали в Германию. Три долгих года он был не Витей Гурьевым, а номером 67, трудясь от зари до зари на одном из заводов Эрфурта. Когда в 1945 году Красная Армия освободила соотечественников, Виктор Гурьев попал в пехотно-механизированный полк и еще 5 лет служил на территории Германии.

— Моя артистическая карьера началась по-настоящему именно в армии, — рассказывает Виктор Федорович, — хотя пел я с малых лет. У родителей нас было 12 детей, и всех природа наделила красивым голосом. Помню, как до войны мы вместе исполняли народные песни, такие мелодичные и глубокие по смыслу. Наверное, это и определило мое дальнейшее желание «спивать» для людей, радовать их своим даром, вносить в их жизнь красоту.

Годы, когда на оперной сцене выступали Виктор Гурьев и Лидия Шевченко, были периодом расцвета белорусского оперного искусства. В театре работали легендарные дирижеры, режиссеры, художники-сценографы, блистали выдающиеся оперные певцы Зиновий Бабий, Аркадий Савченко, Виктор Чернобаев, Нинель Ткаченко, Тамара Нижникова.

Сначала он стал запевалой в полку. Позже по совету начальника штаба пришел в военный оркестр, где самостоятельно, не имея никакой музыкальной подготовки, опираясь исключительно на природный слух, освоил кларнет. Да так, что спустя год исполнял на нем увертюру из «Свадьбы Фигаро». Отслужив в армии, Виктор вернулся в родные места и поступил в Житомирское музыкальное училище. Там он познакомился со своей будущей женой Лидой Шевченко, которая вы­рос­ла в поселке Народичи неподалеку от Борисовки. После окончания училища Виктор продолжил учебу в Белорусской государственной консерватории, а Лида — в Киевской. На каникулах они встречались в родных местах и, еще будучи студентами, поженились.

Когда Виктора Гурьева приняли в труппу Большого театра оперы и балета в Минске, Лида приехала к мужу и тоже успешно прошла прослушивание. Так Виктор Федорович и Лидия Петровна оказались не только супругами, но и партнерами по сцене.

С тех пор высокое и земное в их жизни стали неразделимы.

— И до войны, и какое-то время после нее жилось впроголодь. Все детство и молодость я хотел есть, — признается Виктор Федорович. — Мечта была одна — насытиться хлебом, картошкой, салом. Запах хлеба на всю жизнь остался для меня божественным!

Еще долго после войны Виктор Федорович ходил в шинели: кроме нее нечего было надеть в холода. Первое время в Минске Гурьевы скитались по съемным углам. В 1962-м получили двухкомнатную квартиру на бульваре Шевченко. В 1971-м переехали в трехкомнатную на Сурганова.

В роли Зибель. Опера «Фауст», 1972 год
Лидия Шевченко-Гурьева

Разговоры о театре и искусстве в их семье велись постоянно, но супруги никогда не чувствовали себя конкурентами. Их роли в жизни определились сами собой раз и навсегда. Виктор Федорович — глава семьи, и для него самое главное — профессия. Лидия Петровна — хранительница домашнего очага. Она была артисткой и оставалась заботливой женой и мамой: успевала готовить, стирать, убирать, заниматься сыном и дочерью, принимать гостей. И на сцене Лидия Петровна больше, чем за себя, переживала за мужа: он исполнял ведущие партии, и это обязывало его всегда поддерживать голос в отличной форме.

— Нашему союзу общая профессия не только не мешала, а возможно, даже помогала, — отмечает Лидия Петровна. — Кто, как не коллега, может понять мужа-артиста, его переживания, его состояние перед спектаклем? Я понимала. И несмотря на его и мою эмоциональность, нам в жизни всегда удавалось прийти к согласию.

Годы, когда на оперной сцене выступали Виктор Гурьев и Лидия Шевченко, были периодом расцвета белорусского оперного искусства. В театре работали легендарные дирижеры, режиссеры, художники-сценографы, блистали выдающиеся певцы Зиновий Бабий, Аркадий Савченко, Виктор Чернобаев, Нинель Ткаченко, Тамара Нижникова.

— Я познакомилась с Гурьевыми в 1972 году, когда пришла в театр после консерватории, — вспоминает народная артистка Беларуси Наталья Руднева. — Пела в спектаклях и с Виктором Федоровичем, и с Лидией Петровной, а поз­же — с их дочерью Анечкой. Всю их семью отличают исключительное трудолюбие, профессиональный фанатизм, дисциплинированность. Не припомню, чтобы они хоть раз опоздали на репетицию. А в какой физической форме они себя держат! И еще всех троих отличает замечательное отношение к партнерам. Уже уйдя на пенсию, Виктор Федорович регулярно звонил и поздравлял с премьерами, праздниками, всегда находил добрые слова.

По следам родителей

Нет ничего удивительного в том, что, обнаружив у дочери слух и голос, родители отвели ее в музыкальную школу и купили пианино. Лидия Петровна и Виктор Федорович не мешали Ане самостоятельно выбирать дорогу в жизни, не давили. Но когда она решила пойти по стопам родителей, очень переживали, зная, каким жестоким бывает искусство.

— С самого детства я видела, как еже­дневно напряженно работали родители, вкладывая силы и здоровье в любимую профессию, — говорит Анна Викторовна. — Я всегда понимала, какой это непростой труд, какая колоссальная ответственность. Но знала и другое: если не выкладываться, не служить искусству, ничего не получится.

К вершинам мастерства Аня поднималась шаг за шагом, проявляя завидное упорство. После музыкальной школы поступила на музыкально-педагогический факультет МГПИ имени А. М. Горького (сейчас БГПУ имени М. Танка). Пела в хоре Белорусского государственного академического музыкального театра. В это же время окончила Минское музыкальное училище (теперь колледж) имени М. И. Глинки. Наблюдая ее успехи и творческий рост, художественный руководитель театра Адам Мурзич рекомендовал Анну Гурьеву для поступления сразу на 3-й курс Одесской консерватории.

В труппу Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси ее приняли в 1994 году. Родители к этому времени уже не пели, и на сцене Анна с ними не встретилась.

Анна Викторовна признается, что очень доверяет мнению родителей, их оценкам, поскольку они всегда объективны и заинтересованы в ее творческом совершенствовании и прогрессе.

— Как артистка Аня росла на моих глазах: она никогда не отказывалась от партий второго, третьего плана и постепенно стала петь ведущие, — отмечает Наталья Руднева. — Сначала ее голос очень напоминал голос Лидии Петровны. С освоением певицей более сложного репертуара он менялся, приобретал индивидуальность.

Однажды после спектакля «Стряпуха» театра имени Е. Вахтангова по просьбе мамы Толя Гурьев вручил цветы исполнительнице главной роли народной артистке СССР Юлии Борисовой. Она поблагодарила и спросила его, кем хочет быть. «Артистом», — невольно вырвалось у мальчика. «Ну и будешь», — рассмеялась Юлия Константиновна.

Власть сцены

Анна Гурьева

Сына родители приобщили к своей профессии невольно, просто потому что в детстве Толю не с кем было надолго оставить дома. Но артистом его не видели, считали, что для мужчины все-таки лучше выбрать менее зависимую, более земную специальность.

— Я вырос за кулисами театра, — рассказывает ведущий мастер сцены Театра-студии киноактера Анатолий Гурьев. — С 6 лет выходил в мимансе на сцену в оперных спектаклях, в балете, и мне за это платили, пусть и символические деньги. Летом родители, отправляясь на гастроли, брали с собой и меня. Я замечательно проводил время в разных городах Советского Союза и возвращался в Минск обычно в середине сентября.

В школе № 79 Минска с углуб­лен­ным изучением французского языка в отличниках не ходил, но учился вполне прилично, отдавая явное предпочтение гуманитарным предметам. Рано научившись читать, Толя Гурьев запоем проглатывал книги Фенимора Купера, Майн Рида, Даниэля Дефо, Александра Дюма, Рафаэля Сабатини. Одно время мечтал стать моряком, чтобы ходить на судах и видеть мир. В 6-м классе даже убежал из дома в Севастополь, ведомый жаж­дой странствий. Ни музыкальную школу, ни театральные кружки не посещал. На гитаре научился играть у дворовых приятелей. Занимался классической борьбой, чтобы уметь постоять за себя и дать отпор местной шпане.

И все-таки вирус творчества давал о себе знать. Подхватил Анатолий его не только от родителей. К опере и балету, с которыми соприкоснулся с малых лет, его не сильно влекло, а вот против магии драматического искусства он не устоял.

— Почти все спектакли прославленных московских и ленинградских коллективов, которые приезжали на гастроли в Минск и выступали обычно на сцене театра оперы и балета, я смотрел сидя не в зрительном зале (туда зачастую не удавалось приобрести билет), а в оркестровой яме, куда меня пускали музыканты. Однажды после спектакля «Стряпуха» театра имени Е. Вахтангова по просьбе мамы вручил цветы исполнительнице главной роли народной артистке СССР Юлии Борисовой. Она поблагодарила и спросила меня, кем хочу быть. «Артистом», — невольно вырвалось у меня. «Ну и будешь», — рассмеялась Юлия Константиновна.

Так с легкой руки этой замечательной актрисы и случилось. Анатолий Гурьев с первой попытки поступил в БГТХИ. Родители в это время были на гастролях. Вернувшись, приняли свершившееся как факт.

Сегодня у Анатолия Гурьева за плечами уже 38 театральных сезонов. Десятки разноплановых ролей на сцене и в кино. А сколько интереснейших встреч подарила судьба! Он был знаком с такими легендами советского киноискусства, как Сергей Бондарчук, Михаил Пуговкин, Анатолий Папанов.

Под занавес

Анатолий Гурьев

И солистка оперы Анна Гурьева, и актер Анатолий Гурьев уже зрелые, признанные мастера, которые давно доказали, что выходят на сцену по праву таланта, а не династической принадлежности.

Лидия Петровна и Виктор Федорович в силу возраста сегодня редко ходят на премьеры к сыну и дочери. Но по-прежнему интересуются их работой, гордятся ими и очень переживают за своих уже очень взрослых детей. А те после спектакля часто первый звонок делают именно родителям.

Анна Викторовна иногда отказывается от гастролей, чтобы не оставлять отца и маму надолго одних. Хотя для своих лет родители отлично держатся. Виктор Федорович в 91 год по-прежнему каждый день делает зарядку. На свое 90-летие для гостей даже пел. Не менее впечатляет и такой факт: Виктор Федорович и Лидия Петровна вместе идут по жизни уже 63 года!

Для этой семьи сцена была и остается местом служения. Тем пространством, где они проживали и проживают чужие судьбы, заставляя зрителей вместе с ними испытывать самые разные чувства и эмоции. А вне теат­ра они живут своими печалями и радостями, победами и сложностями, чем делятся только с близкими. Все Гурьевы очень дорожат своим «островом любви и надежды».

Действующие лица и исполнители

Виктор Федорович Гурьев. Драматический тенор. Заслуженный артист БССР. Исполнял партии Германа в «Пиковой даме», Князя в «Русалке», Лыкова в «Царской невесте», Хозе в «Кармен», Дона Базилио в «Свадьбе Фигаро», Ореста в «Орестее», Пинкертона в «Чио-чио-сан», Голицына в «Хованщине», Каварадосси в «Тоске», Шуйского в «Борисе Годунове», Отелло в одноименной опере, Дровосека в «Волшебнике Изумрудного города» и другие.

Лидия Петровна Шевченко-Гурьева. Меццо-сопрано. Исполняла партии Фраскиты в «Кармен», Эммы в «Хованщине», Керубино в «Свадьбе Фигаро», Ксении в «Борисе Годунове», Софии в «Гальке», Прилепы в «Пиковой даме», Ольги в «Русалке», Кончаковны в «Князе Игоре», Бригитты в «Иоланте», Элли в «Волшебнике Изумрудного города» и другие.

Анна Викторовна Гурьева. Солистка оперы Большого театра Беларуси. Сопрано.

В ее репертуаре партии Памины и Первой дамы в «Волшебной флейте», Марфы в «Царской невесте», Прилепы в «Пиковой даме», Розины в «Севильском цирюльнике», Сюзанны и Барбарины в «Свадьбе Фигаро»,  Аннины в «Травиате», Фраскиты в «Кармен», Анны в «Набукко», Царевны Ненаглядной Красы в «Кащее Бессмертном», Каси в «Чужое багацце нiкому не служыць» и другие.

Анатолий Викторович Гурьев. Ведущий мастер сцены, актер Театра-студии киноактера. Играет в спектаклях «Поле битвы», «Забыть Герострата», «Очень простая история», «Механический человек», «Средство Макропулоса», «Хто смяецца апошнiм?», «Похищение Елены», «Безымянная звезда», «Волки и овцы» и других.

Снимался в кинофильмах «Фамильные ценности», «Детективное агентство «Иван да Марья», «Вольф Мессинг: Видевший сквозь время», «Тень самурая», «Три талера», «Семейный детектив», «Тихий Дон» (сериал), «Все сокровища мира», «Следы апостолов», «Черная кровь» и других.