Человек и его дело

У природы нет плохой породы

Наступивший 2018-й — год Собаки. Но есть люди, у которых вся жизнь связана с этим животным. Кинолог с 50-летним стажем Валерий Кулеш рассказал, почему не бывает от природы агрессивных собак, понимают ли они человеческую речь и как менялась мода на породы

— Валерий Георгиевич, то время, что занимаетесь дрессировкой, в шутку называете «моя собачья жизнь». И длится она уже целых полвека. С чего всё начиналось?

— С раннего детства. Сохранилась фотография, где мне примерно два года. Рядом — кошка и собака. Мои друзья. Последняя из них спасла мне жизнь: загрызла гадюку, с которой хотел поиграть. Но пострадала сама: была укушена и ушла в лес, вернулась только через десять дней. В младших классах тоже произошел случай: я вытащил щенка, который угодил в городской коллектор. Братья привязали меня к веревке и опустили на насколько метров в колодец коллектора. Потом долго пришлось отмываться. Собаку оставили себе и назвали Чайкой.

— Думаю, теплые воспоминания, связанные с питомцами, есть у многих, но для вас это стало делом всей жизни…

— До сих пор в ярких красках помню момент, когда впервые увидел парня с овчаркой. Он бросал ей палку, а она приносила ее обратно. Это произвело на меня сильное впечатление. Когда мне не было и пятнадцати лет, пришел в республиканский клуб служебного собаководства. Это было в 1968-м. После купил себе первую собаку для дрессировки. Щенок по тем временам стоил 50 руб­лей! Почти половину месячной зарплаты. Копил пару лет, откладывая по 15-20 копеек со школьных обедов. Это была восточноевропейская овчарка по кличке Икар. Вообще, за время работы воспитал восточноевропейскую, немецкую и кавказскую овчарок. Теперь у меня мит­тель­шнау­цер Кони.

— Одни выбирают питомца по принципу «он сам к нам подошел», другие прагматично оценивают его по физическим данным. А вы?

— Считаю, что не мы выбираем собак, а они нас. У меня большой опыт, много общался с собачниками, слышал массу историй. Конечно, когда задумываемся о том, чтобы завести питомца, мысленно анализируем, какая порода подойдет по характеру. Но приходишь за щенком, видишь его глаза и всё… Точно так же у меня и с Кони получилось. Стоял выбор между двумя щенками, и другой объективно был лучше. А этот на меня как глянул… Мы же друзей себе не выбираем по заданным параметрам: рост, вес, цвет волос. На мой взгляд, так поступают только жесткие прагматики, например, те, кто заводит собак для разведения.

— Собаки действительно похожи на своих хозяев?

— Да, на практике это подтверждается, в характерах есть общие черты. Но собака перенимает их у человека, поскольку долго живет с ним под одной крышей. Такое ведь и у людей происходит.

— Откуда берется мода на те или иные породы?

— Часто на это влияет кинематограф. Только меняется мода довольно медленно. В разные десятилетия популярными были восточноевропейская и немецкая овчарки, колли, далматинец и другие. Проблема в том, что хозяева не просто желают завести питомца востребованной породы, но также хотят, чтобы он умел все то, что умеет его экранный собрат. Мне приходилось слышать, что кому-то заводчики «подсунули бракованную собаку», потому что она не делает всего того, что делает, к примеру, пес из фильма «Ко мне, Мухтар!». Если у четвероногого хорошая родословная, это не значит, что он по умолчанию должен знать, как выполнять те или иные команды. Его всему нужно учить. Кстати, самое лучшее вос­прия­тие — у метисов. Обычные дворняги схватывают всё на лету, очень хорошо поддаются обучению.

— Сегодня мода на собак северных пород: хаски, самоедской лайки, аляскинского маламута, акита-ину. До­пус­ти­мо ли держать их в обычной квартире?

— Эти собаки не для квартиры и даже не для проживания в частном секторе. Они предназначены для упряжки, работы в команде. На генетическом уровне у них заложено стремление бежать вперед. Тот факт, что на севере после прохождения отрезка пути собак в упряжке меняют, тоже оставляет отпечаток на характере животного. У него нет понятия защищать хозяина, собака управляема всеми, она ни к кому не привязывается. Причем как кинолог я бы не сказал, что они хорошо поддаются обучению по общей программе для других собак.

— Вопрос об «очень злой собаке». Есть ли от природы агрессивные ­породы?

— Агрессивных собак не бывает. Это просто неправильное воспитание. Обученный питомец не станет нападать просто так. Но он должен уметь обороняться. Я не люблю собак, для которых каждый — друг. Сего­дня, к сожалению, встречаются не очень хорошие люди, которые могут нанести животному физический вред. Поэтому я учу своего Кони постоять за себя. Это нельзя назвать агрессией, скорее, можно провести параллель с восточными единоборствами. Еще момент. Некоторые, особенно молодые, заводят собак только для того, чтобы самоутвердиться. Выбирают те породы, которых окружающие больше всего боятся. По моим наблюдениям, в их числе стаффордширский терьер. Для некоторых хозяев это то же самое, что носить с собой нож или газовый пистолет.

— Каким должно быть правильное воспитание собак?

— Сегодня я разрешил питомцу взять еду со стола, а в другой раз — нет. В ответ на это он может оскалиться: если такое раньше позволялось, почему сейчас нельзя? С собакой нужно вести себя однозначно: нет значит нет, никаких вариантов. Некоторые хозяева позволяют питомцам многое. Но ведь должны быть какие-то рамки дозволенного. Как и у людей. Например, не чавкать за столом. Самостоятельно животное такие границы установить не может. Это и есть воспитание. Некоторых собак приходится перевоспитывать. Поэтому помимо дрессировки ко мне приводят питомцев на коррекцию. Это то же самое, что работа психолога, только с собакой: пытаюсь разобраться, что произошло, ­изучаю ее историю.

— Воспитание и дрессировка все-таки не одно и то же. Что должен уметь пес, чтобы, как ваш Кони, стать чем­пио­ном страны?

— Безукоризненно выполнять стандартный набор команд: стоять, лежать, апорт, барьер, место, преодоление препятствий и другие. Сейчас я могу оставить Кони непривязанным при скоплении людей, и он будет сидеть столько, сколько потребуется. Говорю ему — место, и он никуда не уходит. Но для пса это не приказ, а дружеская просьба: «Ну посиди, пожалуйста». Также он ориентируется, где право, а где лево, причем относительно говорящего. В то же время с Кони я почти не занимаюсь — у нас дрессировка безо всякой дрессировки. Психологически лучше всего усваивается информация, до которой додумываешься сам. То же самое и у собак. К примеру, Кони однажды подал тапочки моей маме, да еще и угадал именно ее пару. За такое нужно поощрять. Тогда он понимает, что сделал что-то хорошее.

— Мир меняется, и профессии тоже. Вам приходилось менять свой взгляд на профессию?

— Да. Например, 15-20 лет назад я перестал учить собак. Это все довольно легко, если знать их психологию, физиологию. Я стал работать с хозяевами. Некоторые кинологи так и продолжают учить собак, тем самым привязывая к себе чужих питомцев. Да и владельцы не приобретают для себя полезных навыков и знаний.

Валерий Кулеш — инструктор служебно-розыскной собаки

1-го класса, судья республиканской категории, десятикратный чемпион БССР по военизированному многоборью со служебными собаками, неоднократный призер первенства Советского Союза. Несколько лет тренировал сборную республики.