Из дальних странствий

В темпе вальса

Красивейшие альпийские пейзажи, белоснежные шапки ледников, зеленые предгорья и голубая, местами с нежнейшим зеленым отливом вода озер. В Австрию сложно не влюбиться. Хотя бы на одну неделю

Побывать там посчастливилось весной, когда природа пробуждается, а туристический сезон только начинается. Это на самом деле очень красивая страна. С богатой историей, культурными традициями и изумительной кухней. Мало кто знает, но создатели доброй половины французских десертов вдохновлялись творчеством именно австрийских кулинаров. Сладкую выпечку там до сих пор именуют viennoiserie — от Vienne (Вена). Даже пресловутый круассан придумали именно в Австрии. Хотя не будем отнимать у французов их заслуг — до совершенства волшебную булочку довели именно они.

Великолепная Вена, привычно не скрывающий роскоши Зальцбург, уютный Клагенфурт, принявший две Олимпиады Инсбрук, где невероятно гармонично сочетаются старые и ультрасовременные постройки, сдержанный Грац… У каждого города — свой характер, своя история и свое очарование. А завораживающие озера Зальцкаммергута! А выглядывающие тут и там замки, даже когда просто по автобану едешь. А уж если повезло и выбрали обычную трассу, пейзажи Австрии предстают во всем их великолепии.

Впрочем, красотами нашего брата не сильно удивишь — гор в Беларуси, конечно, нет, но озера наши от этого хуже не становятся. А вот что удивляет…

Собаки. Сказать, что их тут любят, — это сильно преуменьшить. Они сопровождают своих владельцев везде и всегда. За 5 дней в Австрии довелось увидеть с собакой велосипедистов, пронесшегося на бешеной скорости молодого человека на скейте и экскурсовода, не считая просто граждан с четвероногими самых разных пород. Еще один пес тихо дремал в кресле гостиницы, причем было категорически непонятно, чей это питомец: то ли владельцев отеля, то ли постояльцев, то ли просто забрел в тихое и сухое место (на улице шел дождь). Ни на одном из животных не было намордника. Поводок — у большинства. Ошейник — на каж­дом. А вот чего вообще не случилось — ни одна собака ни разу не подала голос. Не пискнула, не визгнула, не тявкнула. Как рассказали гиды, для собак тут есть специальные школы, где друзей человека учат прилично себя вести. Впрочем, как недавно выяснилось, не все двуногие владеют этой наукой. Теперь начали открывать подобные учебные заведения и для них.

Одна характерная, и не могу сказать, что лично мне симпатичная, привычка австрийцев — несколько навязчивое неравнодушие к жизни ближнего своего. В Вене с этим нынче проще — большой город все же, много людей. А вот в провинции ты всегда на виду. И если два раза в неделю окна не вымыл, добрые соседи немедля за­явят­ся с вопросом: а что случилось? Или шторы у тебя до 10 утра закрыты. Сосед не поймет, что ты просто спишь. Он позвонит ­узнать, не случилось ли чего. Ну не принято тут долго спать.

Если говорить об увиденных достопримечательностях… Музей Сваровски. Мужчины восхищались интересными инженерными решениями. Женщины восторгались красными босоножками, сплошь усыпанными знаменитыми кристаллами. Автор этих строк скромно пометила: музей Сваровски — посетила. Что гораздо больше запомнилось — замок Шёнбрунн в Вене, статуя грустного снеговика в Граце (вообще один из самых трогательных памятников, что довелось видеть) и майские деревья, которые были практически в каждом населенном пункте. Традиция их устанавливать по местным меркам молодая, но корнями уходит в седую древность. В Австрии вообще умеют помнить об обычаях старины, с гордостью носят национальные костюмы и чтут всех, кто каким-либо образом прославил эту страну. Будь то Моцарт, в честь которого называют и десерты, и ликеры, и конфеты, и кофе, или императрица Мария-Терезия. Гид рассказывала, что, увидев памятник последней в Вене, один российский турист удивленно воскликнул: «О, Катенька!» Вынуждена констатировать: определенное сходство с российской императрицей таки имеется.

А еще здесь умеют жить. Не торопясь, но и не отставая. Легко. Непринужденно. Как завещал еще один славный сын земли австрийской Штраус, в темпе вальса.