Театр

Каждому стану – по кафтану

Художнику-постановщику Любови Сидельниковой порой кажется, что она прожила сотни разных судеб

Спектакли, как люди. Они рождаются, живут, достигают своего пика, а потом сходят с подмостков. Они так же, как и мы, требуют одежд: костюмов для актеров, декораций для сцены. Эффектно и стильно одетая постановка оставляет после себя более глубокий эмоциональный след.

Художник-постановщик Любовь Сидельникова оформляла спектакли в разных коллективах, и вот уже больше 10 лет творит в Белорусском государственном академическом музыкальном театре. Для человека ее профессии мало хорошо рисовать. Нужно представлять, как гардероб спектакля будет выглядеть при освещении из зрительного зала (причем и с первого, и с последнего ряда), в какую картинку сложится ансамбль персонажей, как декорации раскроют замысел режиссера, а костюмы — образы героев.

Чтобы изобразить одежду разных эпох, народов, стран, необходимо обладать широким кругозором. Знания рождают достоверность. Хотя для спектаклей не нужна буквальность, костюмы зачастую приходится стилизовать. Вдохновляют сценографа, стимулируют фантазию талантливая драматургия и прекрасная музыка.

— Интересно было работать над «Вишневым садом». Хотя бы потому, что балета по этому произведению Чехова в Минске до сих пор не ставили, — говорит Любовь Октябриновна. — Цветовая гамма «Вишневого сада» довольно сдержанная. Я стремилась выполнить костюмы созвучные тому времени и вместе с тем удобные для танца. Хотелось передать хрупкость и уязвимость уходящей эпохи. Образ сада родился в воображении не сразу. Просто поставить декорации, изображающие деревья, казалось примитивным. Придумали занавес с изображением вишен на фоне общей картины. Не сразу нашла, как одеть души деревьев, — сложный, но очень важный для сценического воплощения образ.

Порой сценографу приходится выдерживать конкуренцию с выдающимися предшественниками. Важно предложить и отстоять свою версию, чтобы зрители приняли новое видение хорошо известного материала. Ведь столько разных режиссеров ставили спектакли, к примеру, по пьесе «Пигмалион» Бернарда Шоу, столько выдающихся мастеров создавали к ним декорации. И, конечно, всем известен американский мюзикл «Моя прекрасная леди» Джорджа Кьюкора с Одри Хепберн в роли Элизы Дулиттл. Многие костюмы там выполнил известный английский фотограф, художник по костюмам и декорациям Сесил Битон.

Читайте также:  Сценическое движение

Любовь Сидельникова, приступая к оформлению «Моей прекрасной леди», пересмотрела множество английских сериалов и фильмов, чтобы насытиться необходимой информацией, ярче представить, как одевались аристократы, высший свет, люди образованные и беднота. Она постаралась сделать образы героев яркими и выразительными, отвечающими режиссерскому замыслу, а вместе с тем более современными.

— Самое интересное в моей работе — придумывать образы, — делится Любовь Сидельникова. — К каждому костюму нужно найти выразительные детали, чтобы он стал ярким и запоминающимся. Люблю рисовать персонажи с лицами, потому что вижу их как живых. Иногда сразу представляю актера в определенной роли. А самое сложное для меня — добиться, чтобы замысел максимально точно воплотился, не глядя на ограниченность финансирования или сжатые сроки. К тому же это ведь коллективный труд: многое зависит от закройщика, пошивочного цеха. В нынешних условиях приходится трудиться очень интенсивно. Зачастую спектакль (а помимо декораций, это 100-150 костюмов) готовится за месяц-полтора. Не успел остыть от одной постановки, как уже приходится браться за другую.

Художник-постановщик Любовь Сидельникова не единожды отмечалась профессиональными премиями. Но это, по ее словам, не повод для самолюбования. Каждая постановка — новый вызов. Прежние заслуги и достижения в расчет не берутся.

Самое интересное в работе сценографа — придумывать образы. К каждому костюму нужно найти выразительные детали, чтобы он стал ярким и запоминающимся. Любовь Сидельникова часто рисует персонажи с лицами, потому что видит их как живых. Иногда сразу представляет актера в определенной роли.