Дорога к храму

Увидеть путь

В храме священномученика Владимира Хираско настоятель прихода Димитрий Ворса продолжает традицию окормления незрячих

Приход церкви имени Владимира Хираско — самый молодой в городе, был основан в 2015 году.

— В Домбровке строилось социальное жилье, — знакомит с историей прихода его настоятель отец Димитрий. — Новые дома заселяли многодетные семьи и родители с детьми-инвалидами, среди которых было много незрячих. Вечерами детвора часто собиралась у нас на кухне: ребята общались, что-то обсуждали родители — так возникла идея создать приход.

Минский священник Владимир Хираско известен самоотверженным служением слепым детям. Родился в 1874 году в семье священнослужителя Григория Хирас­ко. После окончания семинарии в Подольске преподавал Закон Божий в церковно-приходских школах Минской губернии. В одной из них повстречал свою будущую жену Марию.

В 1899 году был рукоположен в священники. Возглавлял приход на малой родине Софии Слуцкой в селе Омельно, затем в селе Юрьевичи на Могилевщине. Когда в 1911 году отца Владимира переводили в Минск, прихожане плакали и не хотели его отпускать.

В Минске священника назначили настоятелем храма «Всех скорбящих Радость» при училище для слепых. Училище располагалось на месте нынешнего Дома правительства. Незрячие дети изучали Закон Божий, арифметику, русский язык, историю, географию и зоо­ло­гию. Много внимания уделялось пению, но основное, чему учили детей, — ремесло. Учащиеся плели корзины, делали мебель, изготавливали щетки. Они не только удовлетворяли частные заказы, но и выполняли государственные.

Иерей Димитрий Ворса — настоятель прихода храма священномученика Владимира Хираско, секретарь Координационного совета по сотрудничеству Белорусской православной церкви с Министерством образования Беларуси. Родился в Минске в семье служащих. Окончил Международный государственный экологический университет имени А. Д. Сахарова, аспирантуру по специальностям радиобиология и экология. Работал в университете заведующим лабораторией, был деканом факультета. Стажировался во Франции и Великобритании. Окончил Академию управления при Президенте Республики Беларусь, позднее — Минскую духовную академию. Женат. Воспитывает четверых детей.

Настоятель храма стал известным человеком в городе. Он преподавал Закон Божий в мужской и женской гимназиях, состоял в Епархиальном Попечительстве о бедных духовного звания, в воскресные и праздничные дни произносил проповеди в кафед­ральном соборе. Но более всего заботился о слепых детях. Согревая их душевным теплом, помогал принимать болезнь смиренно и сохранять бодрость духа.

— Отец Владимир очень любил детей, — улыбается настоятель самого молодого прихода. — Его заботы хватало и на своих четырех дочерей и сына, и на полсотни бедных сирот. По сути, он создал систему воцерковления незрячих людей в городе.

Благочинного Минска знали и любили прихожане. В 1915 году его назначили настоятелем Казанской Привокзальной церкви, которую в народе называли храмом железнодорожников.

В советское время училище для слепых хотели упразднить, а само здание снести. Протоиерей всеми силами отстаивал подопечных, понимая, что, если заведение расформируют, дети будут брошены на произвол судьбы и вряд ли выживут.

— Сердобольный священник был неугоден власти, — рассказывает отец Димитрий. — Его арес­товывали, давали разные сроки заключения. Причем обвинения предъявляли нелепейшие. У Хираско пытками выбивали признания, но он лишь молился за прихожан и своих мучителей.

В последний раз отца Владимира арестовали в 1929 году. Из трехлетней ссылки он вернулся тяжелобольным и практически слепым. В Беларусь так и не попал: его поселили в городе Гжатске (ныне Гагарин). Через несколько месяцев там и скончался. Место захоронения на данный момент неизвестно.

Читайте также:  К Луке Крымскому

Здания училища и церковь в 1929 году были разрушены, на их месте возведен Дом правительства.

В 1999 году протоиерей Владимир Хираско был канонизирован как святой Белорусской православной церкви, а спустя год причислен к лику новомучеников.

— Многое из того, что делал отец Владимир, лег­ло в основу нашей системы образования, — уверен настоятель. — Вместе с Иваном Здановичем Хираско развивал социальное служение в городе. Жаль, что в столице пока нет ни улицы, ни мемориальной доски, указывавших, что здесь жил такой выдающийся человек.

Храм священномученика Владимира Хираско — единственный в Минске для незрячих. Приход пока размещается в арендованных церковью помещениях в здании завода «Сукно» на улице Матусевича, 33. Здесь некогда был банно-прачечный комбинат, с 1970-х годов он закрыт. Волонтеры расчистили площади и обустроили храм, где теперь располагаются музыкальный зал, классы воскресной школы.

— Наши прихожане — особенные люди, поэтому всё здесь устроено так, чтобы им было удобно, — знакомит с внутренним убранством храма настоятель. — На окнах — специальные витражи. Резной алтарь отражает свет. На полу — мягкое, прочно прикрепленное покрытие. Маленькие прихожане могут присесть, если устанут.

В храме нет ничего лишнего, чтобы люди свободно передвигались. Массивные подсвечники утяжелены колесами от трамваев, вдоль стен — лавки. На стенах — рельефные иконы небольшого размера, чтобы незрячие могли прикоснуться и ладонями ощутить изображение святого. Там же на табличках — молитвы, написанные шрифтом Брайля.

В храме незрячим верующим помогают адаптироваться, изучить основы православной веры, организуют различные мастер-классы, музыкальные вечера.

— Важно, чтобы храм остался там, где живут наши прихожане, — делится отец Димитрий. — Государство пошло навстречу: неподалеку выделили землю под строительство. Сейчас ведутся проектные работы, после их завершения (наде­юсь, уже этой весной), начнется возведение в Минске нового храма — священномученика Владимира Хираско.

— Сегодня у людей много несчастий, и они не связаны с верой, — рассуждает отец Димитрий. — Не хватает добра, теплоты, сочувствия, элементарного учас­тия в судьбе друг друга. Оттого люди часто озлоблены, недовольны всем, ожесточены.

Рано или поздно человек приходит к вере, убежден настоятель. В его судьбе Бог появился в довольно осознанном возрасте, после 20 лет работы в системе образования, женитьбы и рождения детей.

— Обратитесь к церкви в 5 или 75 лет — вопрос времени: Всевышний живет в каждом из нас, — считает настоятель.

После ареста отца Владимира никто из его детей не поменял фамилию. Известно, что единственный сын Виктор вступил в комсомол и в юношеском возрасте умер от тифа. Старшие дочери, Валентина и Любовь, стали учительницами, младшая, Юлия, — балериной. В 1921 году она окончила балетную школу в Санкт-Петербурге. Танцевала в Первом белорусском театре (ныне Национальный академический театр имени Янки Купалы), затем в театре эстрады (сейчас Белорусский государственный академический музыкальный театр). В 1933 году вместе с другими белорусскими артистами выступала на выставке ВДНХ в Москве, танцевала в опере «Соловей». Талантливую танцовщицу удостоили медали «За трудовые заслуги», а звание народной артистки так и не дали: дочь репрессированного. В годы Великой Отечественной войны Юлия выступала с концертами перед бойцами, после ее окончания обучала в Минске девочек балетному искусству.