Минское время

Из века в век

Ровно 110 лет назад, 9 февраля 1908 года, вышел в свет первый номер «Минского курьера». Наши корреспонденты посетили объекты столицы с таким же почтенным возрастом

Главный редактор

«Минскому курьеру» сегодня исполняется 110 лет. И нам есть, о чем сказать

Часто говорят: по газетным страницам можно изучать историю страны. Применимо это и к «Минскому курьеру», который впервые увидел свет ровно 110 лет назад. Правда, полноценного рассказа все-таки не получится. Очень много страниц просто не написано. Едва начав выходить, газета своими острыми и получавшими широкий общественный резонанс пуб­ликациями не только привлекла внимание горожан, но и вызвала недовольство властей. Не раз издание штрафовали, приостанавливали выпуск и, в конце концов, в октябре того же 1908 года «Минский курьер», просуществовав всего лишь восемь с половиной месяцев, закрылся. Но газета запомнилась минчанам. Не­удивительно, что через 11 лет состоялось ее второе рож­дение. Но и этот период выхода издания, когда город был оккупирован польскими войсками, оказался коротким — около года.

И только с апреля 2001 года, когда «Минский курьер» вновь заявил о себе, он стал полноценной и всеобъемлющей летописью городской жизни. Все основные события, которыми живет столица, ее проблемы, успехи и достижения находят точное и объективное отражение на наших страницах. «МК» рассказывает горожанам о том, как работают городские и районные органы управления, а также о том, что хотят жители столицы от представителей власти. Мы — газета о минчанах и для минчан.

Цифровая революция стремительно меняет привычные способы потребления информации. Поэтому перед нами сегодня одна из самых сложных задач, которые когда-либо стояли перед коллективом газеты, — адаптироваться под стремительно изменяющийся мир, найти в нем свое место и соответствовать реалиям времени, оставаясь при этом интересным, полезным и нужным читателю изданием, неотъемлемой частью жизни минчан.

«Многим людям работа представляется битвой, которой надо как можно скорее положить конец. Жизнь — это не остановка, а путешествие. Тот, кто думает, что он остановился, на самом деле катится вниз», — сказал некогда Генри Форд, человек, «пересадивший» Америку на автомобили.

Мы не собираемся останавливаться, мы движемся вперед. У газеты много задумок и новых проектов. А главное — есть талантливый и трудолюбивый журналистский коллектив, способный эти планы реализовать.

Иван КАХНОВИЧ

___________________________________________

10:30. Медицинский колледж

Как учащиеся приобретают навыки безболезненно делать уколы

В 1908 году утвердили устав Минской фельдшерско-акушерской школы. На протяжении более чем вековой истории это учреждение неоднократно преобразовывалось, менялись его названия. Сегодня это Минский государственный медицинский колледж, который находится на улице Долгобродской. Как и 110 лет назад, здесь готовят специалистов со средним образованием.

Фельдшеры-акушеры, например, могут быть помощниками врача в поликлинике, они работают в здравпунктах, на станции скорой медицинской помощи. Могут принимать роды, которые протекают без осложнений.  Фельдшеры-лаборанты владеют методиками исследования анализов.

На первом курсе все до единого проходят фундаментальные дисциплины. Это то, чему учили медработников и век назад, — работать руками!

В кабинете анатомии и физиологии идут занятия у первокурсников.

— Знакомьтесь, это Федор! — улыбаясь, представляют своего верного товарища девушки.

Посреди кабинета стоит человеческий скелет. А будущие фельдшеры и медицинские сестры разбирают его по косточкам — поочередно называют каждую.

— Анатомия — наука интересная. Изучая ее, понимаешь: нет ничего сложнее человеческого организма, — восторженно заявляет учащаяся Валерия Запрудская.

Девушка передает указку будущей коллеге. К Федору выходит Анна Костелецкая и дает блестящий ответ. От преподавателя узнаем: Аня — многодетная мама и отличница. И как все успевает?

— Медициной интересовалась давно. А когда появились трое детишек, эти знания стали просто необходимы, — рассуждает первокурсница.

Заходим в кабинет, где идут занятия по дисциплине «Сестринское дело. Манипуляционная техника». Сегодня студенты отрабатывают навыки оказания первой помощи при отравлениях — учатся промывать желудок. В их распоряжении тренажер — точная анатомическая модель головы, чуть ниже которой расположены органы пищеварительной системы.

Макет с широко раскрытым ртом ожидает своей участи. Первокурсницы поочередно отрабатывают правильное введение зонда.

— Учим основополагающим манипуляциям — инъекциям, постановке клизмы, катетеризации, — поясняет преподаватель Ольга Початовская. — Всё приближено к реальным условиям: при работе с муляжами используем перчатки, средства дез­инфекции. Все время в халатах.

Интересуюсь, как на­учить­ся делать укол безболезненно.

— Отрабатывать технику и общаться с пациентом! Девочек ждет летом практика, где им предстоит устанавливать контакт уже не с манекенами, а с настоящими больными, — говорит преподаватель.

— И 100 лет назад врачи ставили такие же диагнозы, как сейчас. Да, благодаря прогрессу в лабораторно-инструментальном исследовании мы углубляемся в болезнь, расширяем свои знания. Но во всех протоколах по оказанию медпомощи больному первым пунктом указано: успокоить пациента. Установить контакт, подержать за руку, — поведала Маргарита Лобанова, которая уже более 20 лет преподает студентам в колледже.

Юлия БУРДО

___________________________________________

11:00. Улица Октябрьская

Что изменилось здесь за 110 лет

Октябрьская уже в конце XIX века считалась промышленной. В те далекие времена ее называли Ляховской. Место на берегу вялотекущей речки идеально подошло для строительства фабрик и заводов.

Сегодня улица начинается со здания общежития БГУ, грозно возвышающегося над соседними строениями. На первом этаже скромно ютятся продовольст­венные магазинчики. Есть даже китайский для иностранных студентов — с лапшой и газировкой (наверное, для них это отличный ужин). Кто бы мог подумать о таком 110 лет назад!

Ветер разносит вокруг узнаваемый запах дрожжей. Кому-то от этого аромата становится дурно, кто-то представляет, как во рту тает аппетитная булочка. Одно ясно: на расположенном неподалеку комбинате вовсю кипит работа. Предприятие основали еще в 1893 году братья Янкель и Зельман Раковщики, чтобы выпускать дрожжи и спирт. Винную продукцию хранили в здании напротив — нынче там корпуса предприятия «Минск-Кристалл». Паровая машина мощностью 5 лошадиных сил, бродильные чаны, перегонные кубы и всего два десятка тружеников, работавших круглые сутки, — такими были первые шаги завода, ставшего крупнейшим в стране производителем алкогольных напитков.

Еще один промышленный титан улицы — Минский станкостроительный завод имени Октябрьской революции. В 1908 году здесь начал действовать завод с гордым именем «Гигант». А по сути — мастерская, где 12 человек делали лопаты, ручные окучники, керосиновые лампы и другую домашнюю утварь. В 1921-м после пожара на месте деревянного здания возвели кирпичное, привезли станки из Коломны и Тулы, наняли сотню рабочих и получилось крупнейшее предприятие на территории Советской Белоруссии. МЗОР до сих пор в строю: здесь производят станки по индивидуальным заказам. А еще сдают помещения в аренду, по­этому теперь на Октябрьской можно подкачаться в спорт­зале или достичь просветления на йоге.

В доме с несколькими кафе, где минчане сейчас могут выпить чашечку кофе или перекусить сэнд­вичем, раньше располагались кожевенные мастерские. Трудились подмастерья в тяжелых условиях: не было ни электричества, ни вентиляции. В 1927 году на их месте возникло предприятие «Большевик». В конце 1980-х его перенесли в деревню Гатово. Видимо, «ароматы» завода, доносившиеся аж до стадиона «Динамо», мешали горожанам дышать полной грудью.

Кроме кафе и баров, где по вечерам собирается прогрессивная (и не очень) молодежь, на улице обосновался «ЦЭХ»: место, где проходят выставки, мас­тер-классы, вечеринки и даже барахолки. В общем, все, что хоть как-то связано с современной культурой. О том, что на Октябрьской улице уже нет столько объектов производства, сколько искусства, напоминают и многочисленные граффити. Художники из Бразилии и Беларуси за несколько лет разрисовали стены зданий так, что на них живого места почти не осталось. Зато фотографироваться на этом фоне стали куда чаще. Спасибо фестивалю Vulica Brasil.

Анастасия ДАНИЛОВИЧ

___________________________________________

12:00. Мемориальный музей-мастерская З. И. Азгура

Спустя 110 лет после рождения выдающегося скульптора в его мастерской готовы научить лепке всех, кому это интересно

Просторная комната, заполненная армией скульптурных бюстов разного размера. Это форматорская, пространство, созданное специально для лепки, словом, кухня художника.

По объявлению в соцсетях узнала, что в рамках музейно-образовательного проекта Azgur school проходят авторские занятия с белорусским скульптором и фотохудожником Евгением Колчевым.

Ожидала увидеть молодежь, ту, что готовится к поступлению. Или малышей, которым нужно развивать мелкую моторику рук. Но ошиблась.

Комнату наполняют люди разного возраста — от пятилетних детишек до пенсионеров. Кто-то удивленно оглядывается, признаваясь, что зашел сюда впервые, чтобы оторваться от рутинной кабинетной работы.

Попробовать себя в роли творца может каждый. Необязательно уметь мастерски обращаться с глиной. Тут научат. А еще объяснят, что главное — вооружиться идеей и не бояться ошибок.

Евгений Колчев ведет мастер-класс очень умело, объясняет доходчиво, мягко, внимательно наблюдая за успехами и реакцией учеников. Никакой заданной темы, в искусстве не принимают уставов и инструкций. Каждый лепит то, что в голову придет, вспоминает, каково это — фантазировать, быть искренним и свободным в выражении своих мыслей.

Мне казалось, те, кто пришел впервые, примутся лепить сказочных персонажей или животных. Но к концу занятия с удивлением замечаю очертания первых скульптур. У кого-то получается сова, у кого-то — клоунесса. Есть даже монахиня, склонившаяся в молитве, танцор, делающий гимнастику, и целый натюрморт на большой тарелке. Вылепить все реалистично — задача не из легких. Но одного урока, как мне кажется, очень мало, чтобы понять, есть ли у тебя способности.

Лепят сидя, аккуратно закатав рукава. Правда, хочешь не хочешь — все равно испачкаешься. Красота требует жертв.

— Интересный опыт, который захватывает уже в процессе. Преподаватель — знаток своего дела, — говорит пришедший в музей парень.

Люди улыбаются, радуясь, что создали что-то, вложив в это душу. Многие и не знали о своих возможностях. Обещают: скоро в музее будет целая школа скульптурной лепки.

15 января исполнилось 110 лет со дня рождения выдающегося скульптора, народного художника Беларуси, академика Национальной академии наук Заира Азгура.

Мария ВОЙТИК

___________________________________________

14:00. Реконструкция Красного костела

Этому зданию пошел второй век. И фактически впервые оно переживает крупную реставрацию и реконструкцию

Первый этап работ начался осенью прошлого года. Предстоит вернуть первоначальный облик костелу: очистить его от загрязнений и краски, восстановить разрушенную кладку и провести мероприятия по консервации кирпича и укреплению стен. Также заменят окна, двери, кровлю, приведут в порядок все декоративные элементы.

Сейчас часть фасада в строительных лесах.

— На одной из башен сделали новую стропильную систему и приступили к укладке кровли, — рассказывает начальник участка СУ-21 ОАО «Минскпромстрой» Андрей Скорина. — Для безопасного производства работ (высота башни 27 м) привезли из Германии особые леса.

Две малые башни покроют медью, остальную кровлю — черепицей, как это было изначально. Узор исторической черепицы не повторят, это слишком сложно и дорого, а вот цвет подберут точь-в-точь.

Сейчас специалисты заняты очисткой фасада. Процесс оказался непростым, поскольку на стенах многочисленные слои краски. Кирпичную кладку очищают с применением немецкой турбо-вихревой установки Rotec, причем на 1 м2 стены нужно от 1,5 до 2 часов. А на очистку стен плебании, которые снаружи оказались покрыты эмалью, ушло практически 3 месяца.

— По мере открытия аутентичных стен выясняется, что реставрировать придется гораздо больше фрагментов, чем предполагалось изначально, — продолжает Андрей Скорина. — Процесс трудоемкий. Придется аккуратно извлекать разрушенные кирпичи, заменять их новыми аналогичной формы.

Каждый из этих элементов делают вручную из специального состава, подобранного немецкой компанией Remmers, оказывающей консультационные услуги нашим реставраторам. После отливки кирпичи для прочности оставляют еще на месяц отлеживаться в формах. Вот такой трудоемкий и долгий процесс заготовки подходящих материалов.

Внешне костел выглядел неплохо, на деле же его состояние оказалось хуже, чем предполагалось.

— Видите на большой башне выбоины — это следы боев во время Великой Отечественной войны, — продолжает собеседник. — В не­удовлетворительном состоянии и галерея. Чтобы заделать трещины и отверстия в фасаде, придется усилить фундаменты, укрепить анкерами разломы в стенах, делать так называемые инъекции, под давлением заполняя полости в стенах специальным раствором. Такой способ лечения — одна из технологий восстановления построек.

— К осени первый этап работ завершится и здание предстанет практически в аутентичном виде, — поделился главный инженер УП «Минская спадчина» Михаил Жих. — Далее предстоит следующий этап: устройство новой системы вентиляции, прокладка новых инженерных сетей, разработка системы пожарной сигнализации, укрепление, гидроизоляция и другие работы в подвальных помещениях. Надеемся, все сделанное позволит костелу жить долго и без проблем.

Ольга ЖАРИНА

 

___________________________________________

15:00. Отель «Европа»

Первый в Минске лифт установили в начале ХХ века именно в этой гостинице. Что с ним стало?

В начале XIX века на углу Губернаторской улицы и Соборной площади построили двухэтажную гостиницу. В 1906-1908 годах ее реконструировали. В этом уже шестиэтажном здании заработал первый в нашем городе лифт. К сожалению, он, как и сама постройка, не дожил до наших дней. Гостиницу уничтожили во время Великой Отечественной войны. Лишь в 2004-м здание решили отстроить заново, стараясь максимально восстановить его изначальный вид. Спустя три года «Европа» распахнула свои двери.

Сейчас, если посмотреть на фотографию отеля вековой давности, не сразу найдешь различия. Главное — современный вариант на один этаж выше. В «Европе» XIX века был открытый атриум — внутренний двор. По словам сотрудников отеля, там, как перед американскими салунами, находились места для привязывания лошадей. Сейчас примерно на том месте просторный холл. Над ним на высоте шестого этажа — стеклянный купол. В конце холла — стеллажи с книгами. (В XIX веке в гостинице располагались крупнейший в городе книжный магазин и читальный зал Фрумкина.) Слева от холла — два современных панорамных лифта, а с трех других сторон — балконы, украшенные вазонами с декоративными растениями.

Первый минский лифт изначально находился в другой части здания.

— Предполагаю, он был там, где сейчас расположена гостевая лестница, то есть немного левее панорамных лифтов, — рассуждает начальник службы обслуживания КСУП «Отель «Европа» Павел Василенко.

В коридорах «Европы» — фотографии старинного отеля. Сравнивая изображенное на них с современным обликом отеля, радуешься толковой работе архитекторов и нынешних владельцев гостиницы.

Лифт как последнее достижение техники притягивал и манил минских гимназистов. После уроков детвора спешила к гостинице и ждала удобного случая. Как только швейцар отворачивался, для того чтобы втихаря пересчитать чаевые, ребята, как мыши, проскальзывали в дверь и опрометью летели в лифт! Катались на нем до тех пор, пока портье не услышит детский смех из кабины… (Из воспоминаний минчанки Валентины Андреевны Ткачевой. «СБ» от 27.11.2004)

Евгений ОЛЕЙНИК