Арена

Шито открыто

Дизайнер олимпийской формы Людмила Лабкова — об участии в конкурсном отборе, привередливых и застенчивых покупателях и белорусских мужиках-бруталах

— Людмила, как вы ввязались в авантюру под названием «форма для белорусских олимпийцев»?

— Вы правильно сказали: с самого начала это было больше похоже на авантюру. У меня контракт с концерном «Беллегпром» — сотрудничаю с ним в качестве дизайнера-консультанта. Как-то мне позвонили и сообщили, что Николай Васильевич (Ефимчик, председатель концерна «Беллегпром». — Прим. авт.) очень хочет видеть меня на совещании в Министерстве спорта и туризма. Зачем — никто не сказал. Когда я спросила, мне ответили: «Это сюрприз». И, надо сказать, сюрприз удался. Даже представить себе не могла, что можно реализовать настолько масштабный и серьезный проект в такие сжатые сроки. Со времени встречи в Министерстве и до первой пресс-конференции, на которой была представлена форма белорусских олимпийцев, прошло недели три. Самое интересное, что к моменту начала работы литовцы (фирма Audimas) уже сшили спортивные комплекты. Нам нужно было только создать официально-парадный вариант, причем так, чтобы все сочеталось. Ни фото, ни эскизов спортивного комплекта не было. Только цветовое решение. По сути, в поисках дизайна мы двигались на ощупь. В моем понимании, на классический кос­тюм должно надеваться пальто. Но нам дали понять, что пальто, скорее всего, не будет. Вместо него — красные спортивные куртки. Поэтому свой комплект формы мы придумывали таким образом, чтобы это не вызывало диссонанса. Приблизили дизайн к стилю casual. Однако подобные проекты должны делаться цельно.

— То есть вы за то, чтобы белорусские дизайнеры разрабатывали и спортивную форму в том числе?

— Разумеется. Еще в советское  время Беларусь славилась качественным пошивом одежды. И сего­дня, оставаясь текстильной страной, нам стыдно шить спортивные комплекты где-то за рубежом. Я еще могу понять, когда речь идет о выпуске пуховиков. Там особая технология — у нас ее пока нет. Но все остальное мы можем и должны шить сами.

— В ходе той самой первой пресс-конференции, где презентовали форму с вашим дизайном, вы вскользь обмолвились, что белорусскому потребителю сложно угодить. Что вы имели в виду?

— Наши люди при выборе одежды настроены примерно так же, как герой фильма «Бриллиантовая рука»: мне бы вот такое, но только с перламутровыми пуговицами. Всегда присутствуют комментарии вроде: «А вот это должно быть не так». Или: «Эти цвета мне не подходят». Пример классического диалога покупателя с дизайнером: «Почему у вас платье такое  серенькое?» — «О’кей, у нас есть яркие. Вот, посмотрите». — «Ой, я это не надену». — «Но вы же хотели яркое!» — «Нет, я лучше возьму серенькое». Такое настроение — черта белорусского потребителя. Основными цветовыми предпочтениями выступают серый, темно-синий, черный. В чем причина? На мой взгляд, это закомплексованность. У нас такой менталитет: скромные, стеснительные. И это по-своему неплохо. С одной стороны, мне как дизайнеру хотелось бы от наших людей большей любви к себе, какой-то раскрепощенности, смелости, задора. С другой, посмотрите, какая в Беларуси погода. Огня в нас, по сути, даже природа не предполагает.

Если в стране тепло, много солн­ца и цветов, это найдет свое отражение и в характере людей, и в их вкусах в одежде. Поэтому что мы хотим от людей, когда у нас за окном чаще всего серо? Эксклюзивные, очень интересные дизайнерские вещи продаются плохо в принципе. Они существуют для имиджа, для поддержки статуса дизайнерского бренда. Даже когда говоришь: вещь сшита в единственном экземпляре, сидит на вас превосходно, купят то, что носят все. Как правило, это очень простые модели, но они хорошо продаются. На них делают основные деньги.

Читайте также:  Его полет высок

— Кто тратит больше денег на одежду: белорусы или белоруски?

— У нас мужики — настоящие бруталы. Хорошо, если носки в углу не ставят. Поэтому не открою секрета, если скажу: наши мужчины редко одеваются стильно и красиво. В отличие от немецких. Что касается белорусских девушек, они модой интересуются более активно. В среднем на новое платье белоруска готова потратить около 150 рублей. Конечно, часто могут и последнее отдать, но если мы говорим о разумных тратах, это сумма как раз в пределах 100 долларов.

— Среди спортсменов конкуренция — обычное дело. Есть ли нечто подобное у дизайнеров?

— Конечно. Соревнуемся прежде всего за покупателя, за хорошую прессу. Несмотря на цейтнот, в котором создавалась белорусская олимпийская форма, я этому шансу благодарна. Войти в историю олимпийского движения (пусть и с дизайнерской стороны), оказаться в списке людей, причастных к работе над формой, — это большая честь. Конечно, будь у меня больше времени глубже вникнуть в тему, серьезнее продумать концепцию, возможно, кое-то сделала бы по-другому. Но тот факт, что нам удалось специально для проекта разработать эксклюзивный принт (его автор — художник-график Алина Гранде. — Прим. авт.) в виде снежинки-орнамента, меня очень радует. Мы вложили в него все хорошее, что хотели пожелать нашим атлетам: это символы матери-берегини, урожая, удачи и счастья. Узор смотрится очень гармонично и уместно. Хотя изначально я предполагала статусную дифференциацию формы: для тренеров — комплекты в более темных тонах, для спортсменов — в светлых. Всегда хочется знать, кто есть кто в делегации. Но опять-таки из-за нехватки времени пришлось ограничиться универсальным вариантом. Понравилось работать и с Министерством спорта и туризма: диалог всегда получался быстрым и информативным. Это меня приятно удивило. То же могу сказать и по поводу взаимодействия с белорусскими предприятиями, принимавшими участие в производстве формы.

— Через два года стартует летняя Олимпиада в Токио. Если вам предложат поучаствовать в конкурсе на дизайн формы наших олимпийцев, примете вызов?

— Я посмотрю, чем сейчас дело закончится. Хотелось бы получить за свои труды определенное финансовое вознаграждение. Пока мне заплатили только за разработку эскиза. Но что касается дальнейших планов, белорусам гораздо ближе Европейские игры в 2019 году. Однако до сих пор никаких конкурсов на дизайн формы не объявляли.

— Возможно, вас ждет еще один сюрприз…

— Я к нему уже частично подготовилась. Есть абсолютно рос­кош­ный принт, который может лечь в основу будущей формы белорусов на домашних Евроиграх. Так что теперь врасплох меня не застанешь.

Мужские и женские олимпийские комплекты включают в себя пиджак, брюки, рубашку, майку, обувь (туфли), ремень и сумочку. Плюс к этому имеются шапки, шарфы и перчатки в традиционном белорусском стиле. Приятный бонус — кожаные дорожные саквояжи. Вся одежда и аксессуары сшиты на белорусских предприятиях. За основу многих элементов экипировки (те же саквояжи, обувь, мужские пиджаки и брюки) взяты существующие модели, для изготовления которых налажено массовое производство.