Социум

За семью печалями

Почему подростки попадают в приемник-распределитель для несовершеннолетних, и кого чаще приходится перевоспитывать — девочек или мальчиков

Первый переулок Окрестина. В столице он имеет особую славу. Здесь находятся сразу три закрытых режимных учреждения — центр изоляции правонарушителей, изолятор временного содержания (ИВС) и приемник-распределитель для несовершеннолетних (ПРН). Везде высокий забор с колючей проволокой, железные ворота КПП с обзорным окном, зарешеченные окна, железные двери… У забора ИВС с ноги на ногу переминаются пара-тройка людей с баулами. Вероятно, принесли передачи. У приемника-распределителя ни души. Звоним, дверь открывает милиционер. Фойе, лестница, ведущая на второй этаж. На первый взгляд, нет ничего, что указывало бы на специальный статус учреждения — комната отдыха, учебный класс, столовая, библиотека, детские рисунки на стенах… До тех пор пока не взглянешь на окна с решетками. Но и те прячутся за красивыми занавесками и жалюзи.

Большинство ребят попадает в приемник-распределитель для несовершеннолетних по решениям и приговорам судов за кражи, мошенничество, хулиганство, нар­команию. Им, как правило, грозит самое легкое наказание: отправка в спецшколу или спецучилище. Такие закрытые учреждения образования есть в Могилеве, Петрикове, городском поселке Кривичи Мядельского района. Иногда среди «постояльцев» ПРН бывают и потеряшки. Таких правоохранители возвращают в родительский дом.

— По закону подопечные не являются арестованными и задержанными, — говорит начальник приемника-распределителя для несовершеннолетних УВД Мин­облисполкома Лариса Лычковская. — Сегодня здесь 13 ребят. Максимальное количество, которое можем принять, — 15 человек. Перед тем как попасть сюда, все обязательно проходят медо­смотр. У многих диагностируют заболевания желудочно-кишечного тракта — язву, гастрит.

Моя собеседница работает здесь без малого два десятка лет. Она отмечает, что раньше в учреждении одновременно могли находиться до 40 несовершеннолетних. За сутки доставляли по 10-12 человек. Многих задерживали за самовольные уходы из дома и учреждений интернатного типа. Со временем изменилось законодательство, детей стали реже сюда направлять. Значительно уменьшился и штат сотрудников. Здесь работают как аттестованные, так и гражданские специалисты.

Преимущественно в приемник-распределитель попадают мальчишки. Сегодня тут только две девушки, доставленные за административные правонарушения (употребление алкогольных напитков и пропуски занятий в учебных заведениях).

— Я из Гродненской области, здесь уже 3 недели, — рассказывает 16-летняя Настя. — Попала по глупости: милиционеры в отношении меня четыре «пьяных» протокола составили. И ведь предупреждали, а я не верила. Просто не в той тусовке оказалась — все ребята старше меня, каждый подначивал, мол, малая, не дрейфь. Вот и не дрейфила. Только теперь я здесь, а они — по ту сторону забора.

Настя говорит о случившемся спокойно. Девушка уверена, что это просто очередное жизненное испытание. Через год (столько времени ей предстоит провести в закрытом учреждении образования. — Прим. авт.) мечтает поступить в вуз и стать ветеринаром.

Здесь также находится 11-летний цыганенок. Первые три дня он угрожал сотрудникам разборками со своими родичами. Потом познакомился с другими ребятами, присмотрелся к коллективу учреж­дения… И теперь поет по вечерам цыганские романсы и рассказывает об обычаях своего народа.

— Каждый по-своему проходит период адаптации: одни замыкаются, плачут, другие, наоборот, ведут себя дерзко, третьи стараются держаться достойно, — поясняет психолог Наталия Фалевич. — Нельзя однозначно утверждать, кому проще адаптироваться — мальчишкам или девчонкам. Бывает, представители сильной половины человечества впадают в такую истерику, что успокаиваем всем коллективом.

Психолог работает с каждым несовершеннолетним индивидуально. Ребята знают, что двери ее кабинета для них всегда открыты. Практика показывает: проще найти подход к детям из так называемых неблагополучных семей. Они чувствуют хорошее отношение, искренность и идут на контакт, раскрываются. В семье им попросту не хватало теплоты и заботы.

Читайте также:  Верным курсом

Среди воспитанников нередко встречаются ребята с умственной отсталостью, повышенной эмоцио­нальностью, нарушениями поведения.

По словам Наталии Фалевич, в работе с такими детьми лучше использовать арт-терапию — рисование, лепку… Главная ее цель — предоставить возможность для самовыражения и самопознания. Удивительно, но с помощью искусства можно рассказать о самых разных чувствах и эмоциях: любви, ненависти, обиде, злости, страхе, радости. Другие работники учреждения также ищут к каж­дому подопечному индивидуальный подход: кому-то следует уделить больше внимания, кому-то не хватает теплоты и ласки, а кого-то, наоборот, нужно одернуть, напомнить о правилах поведения в обществе. Некоторых даже приходится обучать элементарным правилам гигиены. Есть и такие, кто в 10-12 лет едва читает по слогам. Нередко среди сотрудников подростки выбирают себе друзей, по вечерам рассказывают им свои сек­реты. Доверие таких детей дорогого стоит.

 

Каждое утро в кабинете начальника приемника-распределителя проходят планерки. На них обсуждают насущные вопросы, вплоть до того, кто ночью плакал, а кто разговаривал во сне. Далее всё по распорядку: подъем ребят, зарядка, водные процедуры, зав­трак…

Дети получают здоровое питание, приготовленное на пару, и стремительно набирают вес. Многие, когда покидают учреждение, не влезают в свои вещи. Ведь пока они находятся здесь, носят выданную им одежду — спортивные костюмы, тапочки. Приобретать предметы гардероба помогают государство, общественные и благотворительные организации.

Любимые занятия у ребят по вечерам — игра в монополию или просмотр фильмов. Некоторые подростки получают здесь самые яркие впечатления за всю свою жизнь. С восторгом наблюдают за выступлениями кинологов войсковой части 3310 (в/г Околица), теат­ральными постановками волонтеров… А какой ажиотаж вызвала встреча с известным белорусским кикбоксером Юрием Жуковским!

Родители могут навещать детей по средам и выходным дням, но только в присутствии работников приемника-распределителя. На свидание отводится около часа. Бывает, что мамы и папы приносят детям запрещенные продукты и напитки — брагу, сигареты, лекарственные препараты. А одна родительница требовала разрешить ее 13-летней дочери пользоваться косметикой.

Сотрудники, проработавшие в приемнике много лет, удивляются, с какой огромной радостью ребята спешат на встречу с пьющими, ведущими аморальный образ жизни родителями. Факт, который трудно объяснить. Иногда сюда приходят мамы и папы, лишенные прав на детей. Их не пропускают, но передачи принять могут.

 

Лариса Лычковская старается отслеживать судьбы подопечных. Некоторые впоследствии проводят долгие годы за высоким забором, меняя лишь адреса колоний, а кто-то становится на путь исправления. Так, пару лет назад ко входу в приемник-распределитель подъехал шикарный «Мерседес», из которого вышла ухоженная дама. Оказалось, бывшая воспитанница. После замужества девушка обосновалась в Москве, имеет свой бизнес. Но такие хеппи-энды редкость.

Почему дети попадают сюда? На этот вопрос чаще всего ответ один: по вине близких. Путевку в это учреждение ребята нередко получают из-за недостатка внимания, любви и заботы.

Сотрудники приемника-распределителя иногда выезжают в другие страны за нашими юными соотечественниками.

Так, пару лет назад из России возвращали 7-летнего мальчика, который уехал туда жить с мамой. Родительница внезапно умерла от сердечного приступа, и малыш двое суток находился рядом с ее телом в квартире. Соседи, услышав плач за дверью, вызвали полицию. Опеку над ребенком оформила бабушка.