Точка зрения

Минск. Перезагрузка

В этом году — 10 лет, как я живу в Минске. Но переезжала я совсем в другой город

Недавно в гостях у меня побывала знакомая. В последний раз виделись с ней лет десять назад, потом она уехала жить за границу и в Минске больше не появлялась.

— Ба! — только и смогла она выговорить, когда вынырнули с ней на поверхность из перехода станции метро «Петровщина». — Так это же почти Москва! Если бы меня сюда привезли с завязанными глазами, никогда бы не угадала, в каком городе нахожусь.

Серьезно? Я стала озираться: что же ее так удивило? Для меня здесь, на проспекте Дзержинского, все привычно. Перед нами — вид на Студенческую деревню, торговые центры, жилые высотки.

— Да ты только вспомни, что здесь было в конце 2000-х! Вернее, ничего не было: ни Студенческой деревни, ни торговых центров, ни метро, да и сам проспект был не таким широким. Плутали тут с тобой когда-то на троллейбусах и ругались про себя — что за глухомань! А теперь какой со­вре­мен­ный район!

Казалось бы, 10 лет — не такой уж большой срок. Но за это время произошло так много метаморфоз, что, когда складываешь их все воедино, получается чуть ли не совсем иной город. Имели Минск провинциальный, какой-то советский и даже камерный, а теперь город совсем другой, с более европейской атмосферой.

В 2008-м мы гуляли по Минску, в котором были всего два-три гипермармаркета и несколько крупных торговых центров. Вместо них процветали мини-рынки, остановки общественного транспорта окружали ларьки со всякой всячиной. Не было тогда «Минск-Арены» и «Чижовка-Арены», аквапарков «Лебяжий» и «Дримленд», сети велодорожек и современных воркаут-площадок, тусовочных улиц Зыбицкой и Октябрьской, мультиплексов и электронных билетов в кино, Zara и Cinnabon, хостелов и гигантских красочных граффити, музеев занимательных наук, квестов и паб-квизов, фуд-кортов  и кофеен на каждом шагу.

Что касается меня, нынешний Минск все же нравится мне больше, чем город образца 2008-го. Точно знаю, чему бы позавидовали жители столицы того времени — нынешнему культурному движению. Например, бесплатным летним джазовым и классическим вечерам, показам кино под открытым небом…

— Помню, как летними вечерами толпы людей собирались на берегу Свислочи напротив Троицкого, знакомились, общались, пили пиво, — говорит подруга. — А теперь что?

— А теперь, приезжая в этот район города летними вечерами, толпы направляются на концерт классической музыки.

Дарья ОРЕЛ

____________________________________________

Когда книжки ушли в излишки

Чем бы мы удивили Льва Николаевича Толстого, и стоит ли нам его удивлять

Круговорот вещей в квартирах ускорился. Мало того что самих вещей стало больше, так еще и сменяют они друг друга более напористо. Когда задумался над этим, вдруг вспомнил свои впечатления от посещения Ясной Поляны и дома, в котором жил Лев Толстой.

— Вот диван, на котором родился будущий классик, — рассказывал экскурсовод. — А вот кресло, в котором маленький Левочка любил сидеть, забравшись с ножками.

Лев Николаевич прожил долгую жизнь и не спешил выбрасывать предметы домашнего обихода.

Наверное, теперь читатель может предположить, что автор перейдет к размышлениям о том, что мы, решительно избавляясь от старых шкафов, диванов и прочего, становимся заложниками материальной культуры, живем слишком расточительно. Ничего подобного! Поколения наших сограждан жили аскетично. И если теперь у людей появилась возможность приобретать современную домашнюю технику, обзаводиться стильной мебелью, то так тому и быть! Радоваться надо.

Однако есть вещь, которую мне категорически не хочется видеть на свалке. И эта вещь — книга. Недавно вышел из своего подъезда и увидел на площадке, где стоят контейнеры для раздельного сбора отходов, целую гору литературы! Кто-то избавился от домашней библиотеки…

Читайте также:  Что из них вырастет

Понимаю: сейчас вовсе не обязательно громоздить в своем доме книжные полки под потолок. Книгу можно найти в Интернете и закачать в ридер — читай и радуйся. И все же уверен: с бумажной книжкой следует прощаться цивилизованно. Что-то мне подсказывает, это не бытовой вопрос. Это еще и вопрос этики.

Что посоветую? Наверняка в вашей библиотеке найдется десяток-другой изданий, которые иногда захочется брать в руки, просматривать, перечитывать. Не расставайтесь с ними. Кроме того, в собрании могут оказаться настоящие произведения полиграфического искусства или раритеты, которые интересно показать друзьям, подрастающим детям, внукам. Эти книги тоже не выбрасывайте. А обо всех других изданиях почему бы не рассказать друзьям и знакомым: наверняка кто-нибудь что-нибудь заберет. Отнесите список книг в букинистический магазин. Там, не исключено, выберут несколько наименований. В соц­се­тях зайдите на «буккросинг», «отдам даром», «продажа б/у книг»… Вам не чужда благотворительность? Тогда позвоните в детский дом, интернат для престарелых и инвалидов, зайдите на сайт благотворительной организации.

И даже если нужно избавиться от книг испорченных, без обложек, разрисованных детьми, не бросайте их в бытовые отходы, есть ведь контейнеры для сбора макулатуры.

Наверное, Лев Николаевич удивился бы этому разговору. По­думал бы: дожили, ребята, уже и не знают, что с книжками делать. Однако, изучив нашу историческую и культурную ситуацию, он наверняка согласился бы с высказанными здесь советами.

Сергей ПЯТКОВСКИЙ

____________________________________________

После нас хоть потоп?

Никак не могу понять, почему человечество ведет себя так, будто у него есть запасная планета

Ученые всего мира бьют тревогу, указывая на экологические проблемы, которые постоянно обостряются и неизбежно скажутся на качестве жизни землян. По оценкам специалистов, за последние 25 лет запасы пресной воды сократились на 26 %, число «мертвых» зон океана увеличилось на 75 %, 1,2 млн квадратных метров лесных угодий потеряно, продолжается рост глобальных выбросов углерода, увеличивается средняя температура. Население планеты выросло на 35 %, а численность млекопитающих, рептилий, птиц и рыб сократилась на 29 %.

Ученые указывают на те меры, которые необходимо предпринять. Среди них создание новых наземных и морских заповедников, более строгие меры воздействия на браконьеров, расширение образовательных программ по планированию семьи, поощрение перехода к пище на растительной основе, а также массовое использование возобновляемых источников энергии и других «зеленых» технологий.

К сожалению, обеспокоенный голос неравнодушных землян не всегда слышат те, кто принимает решения и определяет экологическую политику государств и мирового сообщества. Что остается обычным, не обладающим властью гражданам? Можем ли мы хоть как-то влиять на ситуацию? На мой взгляд, мыслящему человеку сегодня трудно оставаться оптимистом и обольщаться насчет своей роли. Но бездействовать, выбрать позицию «после нас хоть потоп» все-таки стыдно. Лично мне очень обидно за Землю. Она достойна лучшей участи, и стоит хотя бы попытаться отстоять ее шанс на будущее. Для этого крайне необходимо прежде всего повышать уровень экологической культуры и образования. С чего они начинаются? С отказа от эгоистичного, потребительского отношения к окружающей среде и всему живому.

Следует активнее продвигать и поддерживать проекты и акции по сохранению природных ресурсов своей страны, участвовать в них. Защита окружающей среды — благородное дело, вокруг которого стоит объединиться. И, конечно, в него следует вовлекать подрастающее поколение, культивировать у него отношение к природе как к храму, в котором нельзя вести себя по-варварски, иначе будешь жестоко наказан.

Окружающая среда уже протестует против хищнического поведения людей, насылая смерчи, ураганы, неожиданные стужи и засухи. Это недовольство нельзя игнорировать. Человечеству пора взрослеть и не только брать у матери-природы, но и отдавать ей, защищать и оберегать ее. Потому что запасной планеты у нас нет.

Ольга ПОКЛОНСКАЯ