Моя позиция

Есть что вспомнить

Директор студии документального фильма Владимир Бокун — о нашей истории и знаковых для страны именах, которые оказались забыты

— Давайте начнем с исторической справки: как вы стали продюсером документального кино?

— Еще школьником пришел в телевизионный театр на улице Коммунистической в 1964 году. Мне было 12 лет. Получается, уже 53 года на телевидении. В 1979-м окончил с отличием курс режиссеров телевидения Театрально-художественного института (ныне академия искусств). Затем работал в главной редакции производства телевизионных фильмов. Попасть туда было очень сложно. По сути, элитное подразделение с группой таких маститых режиссеров, как Владимир Орлов, Игорь Коловский, Валерий Басов. Мне предложили испытательный фильм про нашего прославленного космонавта Петра Климука: мол, сделаешь достойный продукт — станешь членом команды. Фильм назывался «Одной звезды я повторяю имя». По мнению многих, он получился. Из знаковых проектов конца 1980-х — начала 1990-х, над которыми довелось работать в качестве режиссера, назвал бы кинотрилогию «Официальная версия самоубийства». Фильмы о поэтах Янке Купале и Тишке Гартном (Дмитрии Жилуновиче), об академике Всеволоде Игнатовском. Три личности, которые ушли из жизни при загадочных обстоятельствах. Предполагается, что это были самоубийства.

В 1992-м ушел в самостоятельное плавание. Был одним из основателей и художественным руководителем телекомпании «ФИТ», долгое время работавшей в Минске. К слову, знаменитая Юлия Высоцкая, жена Андрона Кончаловского, начинала у нас ведущей. После того как «ФИТ» распался, стал независимым продюсером.

— Продюсер у нас — это кто?

— Для меня это не только тот, кто умеет найти средства и подготовить проект. Прежде всего продюсер — идейный вдохновитель. Он должен находиться в свободном полете, а не работать на какую-то структуру, пусть и мощную. У меня никого нет за спиной. Недавно узнал, что на киностудии «Беларусьфильм» намереваются создать продюсерский отдел. Мне предложили стать сотрудником. Ответил, что ни за что. Считаю, это как при Минском автомобильном заводе попытаться создать отдел предпринимателей.

— Почему остановился «Обратный отсчет», пожалуй, самый известный проект студии Владимира Бокуна?

— За 10 лет мы сделали более 300 документальных фильмов. Последние два вышли в конце 2016 года. Это ленты о Надежде Грековой, которая была председателем Верховного Совета БССР с 1938 по 1947 год, и о знаменитом председателе первого в Советском Союзе колхоза-миллионера «Рассвет» Кирилле Орловском. И всё… Самая большая проблема таких проектов, как «Обратный отсчет», «100 имен Беларуси», заключается в том, что они не коммерческие. У нас практически невозможно вернуть вложенные в подобные ленты средства, не говоря уже о доходах. А на телеканалах мне отвечают: время сейчас жесткое, от нас требуют прибыли. Убежден, такие фильмы должны создаваться с господдержкой. Обратите внимание на крупные российские проекты. В титрах там часто обозначено: «Фильм создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям либо Министерства культуры». В нашем же Минкульте мне говорят: отдельные фильмы можем профинансировать на общей конкурсной основе. Но в принципе документальное кино — телевизионный продукт, а значит, не совсем их вотчина.

Встречался с руководством Министерства информации. По их словам, «100 имен Беларуси» — значимый национальный проект и обязательно должен быть реализован, но, увы, нет четкого механизма поддержки таких идей. С книгоизданием все просто: вот бюджет, вот наши издатели. А как быть с вами — непонятно. В 2003 году довелось побывать в США. Изучал систему американского производства телевизионного документального продукта. У них есть общественное телевидение PBS, которое существует благодаря взносам телезрителей. Там отлажена система сбора средств, в том числе на документальные фильмы. В Беларуси такого нет. Более того, на Белтелерадиокомпании вынуждены руководствоваться устаревшими документами, которые регламентируют размер возможных бюджетов при производстве заказных работ. Он вообще никакой: 100 рублей — минута, 26-минутный фильм — 2 600 руб­лей. За такие деньги невозможно сделать качественный современный продукт.

— Не пробовали использовать метод сбора средств через краудфандинговые площадки?

— Таким способом можно собрать средства на один фильм. Но если речь о таких циклах, как «Обратный отсчет», «100 имен Беларуси», то нужна более мощная и стабильная поддержка.

— Где вы ее находили до сих пор?

— «Обратный отсчет» делался по заказу ОНТ и полностью им финансировался. А на первые фильмы цикла «100 имен Беларуси» часть средств дал некоммерческий фонд, который поддерживает белорусских ученых. Деньги находить очень трудно, но мы продолжаем создавать документальное кино. Считаю, должны это делать. Если не мы, то кто? У нас потенциал, опыт, уровень режиссеров и авторов.

— О чем и о ком проект «100 имен Беларуси»?

— В каком-то смысле это продолжение «Обратного отсчета». Но если там мы обращались к малоизвестному историческому событию и рассказывали о нем устами участников, то в новом проекте речь о человеке в определенных исторических ситуациях. Так совпало, что в Год науки работали над созданием фильмов о выдающихся ученых прошлого. Первый посвящен Якову Наркевичу-Иодко. Его можно назвать белорусским Теслой. Он изучал явления природного электричества. Чего только стоит эксперимент, когда он с помощью созданной им конструкции, которую назвал градоотводом, сумел добиться того, что над его участком ни града, ни молнии не случилось за все лето. Более того, урожай на экспериментальном поле оказался процентов на 20 выше, чем у соседей. Да и созрел раньше. Этот факт документально подтвержден учеными из Санкт-Петербурга.

Читайте также:  Период экономики

Далее фильм об авторе научного трактата «Великое искусство артиллерии» Казимире Семеновиче, который он написал в XVII веке. По этому трактату учились Петр I и Наполеон, а Циолковский считал Семеновича одним из своих предшественников, учителей. Даже NASA называет этого белорусского ученого одним из основоположников космонавтики.

Еще один сын белорусской земли, о котором мы сняли фильм, — Игнат Домейко. Он стал национальным героем Чили. По сути, помог подняться этой стране с колен, открыв там в середине XIX века крупнейшее в мире месторождение меди.

«100 имен Беларуси» — условное название цикла, их может быть больше. Главная его идея — не только вспомнить о выдающихся белорусах, показать, что нам есть кем гордиться, но и донести до зрителя их мысли, взгляды на мир, не воспринятые в свое время. Ведь, например, если бы в конце XIX века люди прислушались к мнению таких ученых, как Тесла, Эдисон и Наркевич-Иодко, мы были бы богаче духовно и материально. Не сидели бы на нефтяной игле, при этом не испытывая недостатка в энергии.

— Если говорить о наиболее знаковых именах в истории Беларуси, то кто как личность впечатлил вас больше всего?

— Я бы назвал два имени: Ев­фро­си­ния Полоцкая и князь Витовт. В цикле «Обратный отсчет» мы делали фильм о преподобной Ев­фро­си­нии Полоцкой. Считаю, что она личность мирового масштаба. Как правило, ее представляют монахиней, посвятившей жизнь вере и духовным исканиям. Это так, но Евфросиния Полоцкая еще и государственный деятель, обладавший большим авторитетом, добиться которого в то время было крайне трудно, особенно женщине.

— Какой период истории вам наиболее интересен?

— Времени неинтересного для меня в истории нет. По-своему интересны становление ВКЛ и главная фигура того периода князь Витовт. XIX век интересен своими драмами и трагедиями. Начало XX века — революция 1905 года, Первая мировая. В каком времени хотел бы жить? Часто ловлю себя на мысли, что мне очень повезло. Разве был в нашей истории более длительный период без потрясений, воин, революций, чем тот, в котором я живу? Думаю, мы должны понимать, что это самое ценное.

— Чем, по-вашему, объяснить ностальгию по СССР, которая особенно сильно проявилась в начале 2000-х и сохранилась до сих пор? Чего сейчас не хватает людям?

— Гордости за свою страну, что отлично показано в фильме «Движение вверх». Его с большим удовольствием посмотрел недавно. Гордость за Родину — понятие, которое объединяло людей, было не просто словом, а частью их жизни. Сегодня пытаются вернуть подобное чувство, но очень часто это выглядит шаблонно.

— Когда говорите, что нам не хватает гордости за страну, в которой живем, это вы и о себе?

— Да, мне этого не хватает. Ведь когда речь заходит об истории нашей страны, нередко можно услышать: ну какая там история? Беларусь была убогой провинцией царской Российской империи, ее Северо-западной окраиной… Так нам преподносили прошлое в учебниках времен СССР. Но сегодня все больше приходит понимание того, что Беларусь очень отличалась от России, да хотя бы системой хозяйствования. У нас было два фильма о белорусских усадьбах. Там царил особый уклад жизни, применялся свой способ земледелия. Проекты «Обратный отсчет» и «100 имен Беларуси», на мой взгляд, призваны восполнить определенный дефицит знаний, чтобы мы гордились нашей страной, знали ее историю.

— Сейчас, когда при желании каждый может переехать практически в любое государство, так ли уж важно знать прошлое страны, где родился и живешь?

— Простой пример: когда эмигранты получают американское гражданство, они проходят экзамен. Экзамен на историю! Не знаешь — не можешь называться граж­да­ни­ном. А у нас? Но хорошо, что сейчас у многих проснулась тяга к познанию истории и своей Родины — Беларуси, и своего рода. Один историк мне рассказал, как его знакомый раскопал свою родословную, узнал о шляхетских корнях. Я смотрю на него, говорит он, и вижу, как человек изменился буквально на глазах: и плечи расправил, и взгляд совершенно другим стал. Иначе стал ощущать себя в этом мире, начал понимать, что он не просто временщик на этой земле, за ним стоят его род, предки, которые, оказалось, были не последними людьми.

— Но молодежь-то историей почти не интересуется. Журналисты нашего издания однажды провели опрос горожан, знают ли они, чьими именами названы улицы Минска. Если люди постарше еще могли рассказать о том, кто такой Будённый, Калинин, Дзержинский, то молодежь несла откровенную несуразицу. Как думаете, почему?

— Знаете, какие оценка, реакция на наши фильмы всегда важны для меня? Когда кто-то из коллег говорит: вчера показывали «Обратный отсчет», и мой сын, который прежде не интересовался историей, начал смотреть и не мог оторваться. Все зависит от умения преподнести информацию. Если использовать прямолинейный, лобовой рассказ, словно по справке, интереса к истории у молодых людей он не вызовет. Заинтересовать их — задача в том числе и таких студий, как наша.

Задача проектов «Обратный отсчет» и «100 имен» — мотивировать зрителя к поиску ответов на важные для него вопросы бытия. А ведь их давали Наркевич-Иодко, Домейко, Семенович и многие другие умнейшие люди нашей страны. У них был очень важный посыл, важное сообщение, которое в свое время не услышали.