Круглый стол в агентстве «Минск-Новости»

Такси вызывали?

О конфликтах между пассажирами и водителями такси, непонятных тарифах и новшествах в этой сфере деятельности шла речь за круглым столом в редакции «МК»

Новое в законе

Корр.: Из всех автотранспортных услуг перевозки автомобилями такси — наименее контролируемая и управляемая сфера. К примеру, точное количество машин с шашечками, работающих в столице, неизвестно и не регулируется. Но на этом поле деятельности ожидается ряд важных нововведений. Что это за новшества?

Андрей Гладкий, замначальника управления автомобильного и городского пассажирского транспорта Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь

Андрей Гладкий (далее — А. Г.): Речь идет о дополнениях и изменениях в Закон об автомобильном транспорте от 17 ­июля 2017 года и Декрете № 7 Президента Республики Беларусь. Одно из существенных изменений — отмена лицензирования внутриреспубликанских автомобильных перевозок пассажиров. Это касается и такси. С 26 февраля субъекту хозяйствования надлежит лишь уведомить местный исполнительный и распорядительный орган о начале своей деятельности. Так что Мингорисполком фактически будет знать количество перевозчиков, зарегистрировавшихся в столице. В соответствии с Декретом отменены путевые листы при осуществлении транспортной деятельности, что не­много облегчит водителям работу. Но обязательные прохождение предрейсового мед­об­сле­до­ва­ния и контроль техсостояния машины перед выездом на линию по-прежнему останутся.

По информации Транспортной инспекции, в столице и Минской области на начало года зарегистрированы 4 747 лицензиатов, осуществляющих перевозки автомобилями такси. Из них 4 104 — индивидуальные предприниматели, 643 — юрлица.

Тарифная чехарда

Корр.: Недовольство по поводу тарифов на услуги такси сегодня, пожалуй, самая распространенная жалоба со стороны потребителей. Почему возникает такая проблема?

Нина Емельянова, начальник управления торговли и услуг Мингорисполкома

Нина Емельянова (далее — Н. Е.): Мы рассматриваем немало подобных обращений. К примеру, пассажир сел в машину к перевозчику на вокзале и поехал домой. Неделю назад он заплатил за такую поездку 7 руб­лей. В этот раз водитель пообещал взять не больше 10, а счетчик показал 26. При разборе ситуации в управлении торговли он не отрицал, что у него 5 разных тарифов, которые он может применять по своему усмотрению. Как такое возможно?

А. Г.: Поскольку услуги такси не относятся к социально значимым, государство не регулирует тарифы на них. Перевозчики вправе устанавливать стоимость поездки самостоятельно. Но Правила автомобильных перевозок пассажиров обязывают водителей информировать клиентов о цене за километр или называть ориентировочную стоимость поездки до ее начала. Правда, некоторые таксисты пытаются разными способами ввести в заблуждение. Поэтому перед поездкой нужно внимательно озна­ко­мить­ся с предлагаемыми тарифами.

Анна Суша (далее — А. С.): Водитель не должен говорить: «Едем по счетчику», а пассажиру не стоит на это соглашаться. Сначала — конкретные цифры.

Олег Радкевич (далее — О. Р.): Непорядочный извозчик постарается скорректировать стоимость поездки, как ему выгодно. Если пассажир хочет ехать по заявленному тарифу, лучше воспользоваться диспетчерской службой. Конфликты по этому поводу возникают, как правило, с таксистами, работающими от борта.

Корр.: Трудно назвать другую сферу бизнеса, представители которой так свободно манипулируют ценами. В результате пассажиры зачастую оказываются заложниками собственной невнимательности.

Анна Суша, председатель Белорусского общества защиты потребителей

О. Р.: Они в основном садятся на заднее сиденье, и мало кто видит бирку с тарифами, находящуюся в салоне, особенно если темно. За рубежом эта информация размещена на автомобилях такси снаружи, чтобы люди ознакомились с ней, прежде чем сядут в машину. У нас водитель, работающий от борта, понимает, что у него могут быть одна-две поездки в день. Значит, с клиентов любыми путями надо собрать побольше денег. Поэтому у него базовая цена за километр может быть и 5, и 7 рублей. Ее укажет мелким шрифтом, а крупным напишет, допустим, «Тариф 0,5 руб­ля», сбоку разместит еле заметную звездочку и ниже — сноску, мол, тариф действителен для инвалидов Великой Отечественной войны. Выходит, информацию предоставил и правила при этом не нарушил.

Корр.: Практика показывает: даже если водитель, согласно правилам, проинформировал потребителя о тарифах, это не всегда панацея. Сев в такси на стоянке, я вряд ли подсчитаю, в какую сумму обойдется поездка: мне ведь не известен километраж. Водитель назовет примерную стоимость, а в конце может потребовать сумму, вдвое большую, даст чек и скажет, что всё законно. Если, к примеру, пассажир не записал на диктофон первоначальный разговор, доказать что-либо очень сложно.

А. С.: Всегда повторяю нашим гражданам: не совершайте необдуманных покупок. Это касается и услуг, которые оказывают перевозчики. Заказывайте такси через службы и будьте внимательны при посадке в машину. И учтите, что в законе установлена норма — пассажир может отказаться от поездки и от оплаты, если не включен таксометр.

Логотип «напрокат»

Корр.: Бывают и другие ситуации. Так, нелегальные извозчики обманным путем перехватывали пассажиров у таксистов диспетчерских служб. Человек, прибыв на вокзал, заказал машину у того извозчика, к которому обращался всегда. Подошел к стоянке, а навстречу — радушный водила: «Вы, наверное, ко мне». На автомобиле желтая полоса, логотип той самой компании… Пассажира не смутило, что водитель не спросил имя. Понял, что обманут, только когда сел в машину: в этот момент позвонил таксист диспетчерской. Пришлось со скандалом отказываться от услуги самозванца.

Александр Лещенко, начальник отдела контроля и договорной работы ГУ «Столичный транспорт и связь»

О. Р.: Вдоль трасс в центре Минска стоят 200-300 машин, потому что знают: им ничего не грозит. В последнее время появились автомобили с непонятными белыми полосами и шашечками на бортах, хотя по стандарту нужны желтые. Но даже если имеются стандартные наклейки и логотип диспетчерской, не всегда это значит, что перед вами легальное такси. Некоторые из них раньше работали с диспетчерскими службами, потом ушли на вольные хлеба, оставив у себя соответствующие атрибуты. Все понимают, что к такси, работающему под логотипом, больше доверия. Иногда магниты крадут. И мы с этим ничего не можем поделать. Законных методов заставить таких водителей снять наклейки у нас нет.

Н. Е.: Ну почему же? Руководство одной диспетчерской не раз жаловалось нам, что машины, которые у них не числятся, работают с их наклейками. Это нарушение Закона о рекламе. Если вы выявили такие случаи, можете обратиться к нам, будем действовать.

В Минске перевозки осуществляют ориентировочно от 10 до 15 тысяч машин такси — с учетом сервисов Uber, «Яндекс. Такси», всех диспетчерских служб и приложений. Производятся примерно 1,5 млн перевозок в месяц.

Нужны квоты

Читайте также:  Drug – не друг!

Корр.: Как обстоит дело с тарифами на перевозки такси в европейских странах? Регулируется там эта сфера или ею управляет рынок?

О. Р.: Там ситуация на контро­ле у городских властей. Кроме того, есть цеховое сообщество. Известна средняя зарплата водителя общественного транспорта по городу, а также приблизительное количество поездок с учетом того, что таксисты в Европе не работают по две смены. Исходя из этого, вырисовывается тариф. Город принимает решение: все водители выставляют определенный тариф днем и определенный — ночью. Стороны подписывают соглашение, никакого картельного сговора.

В Минске, даже если знаем примерное число таксистов, мы упускаем важную вещь — переработку: есть те, кто занимается извозом по 18-20 часов. Нужно определить оптимальное количество водителей, которые станут трудиться, как и положено, 40 часов в неделю, возможно, напряженно, но без простоев. При этом они смогут нормально отдыхать, станут ценить свою работу и будут иметь достойную зарплату.

Корр.: Извозом в столице занимаются как свои, так и приезжие. В Минск всегда стремились таксисты из других регионов: здесь заработки выше. С нынешнего года уйдут в прошлое и лицензии на такой вид деятельности. Соответственно, желающих пойти в данный бизнес прибавится. Одни считают, что благодаря этому снизятся тарифы, у других возникают сомнения: не отразятся ли перемены на качестве услуг, принесет ли подобная либерализация пользу городу и пассажирам?

Н. Е.: У таксиста, на которого недавно к нам пришла жалоба, тариф 5 рублей за километр плюс абонирование 25 рублей. Это нормально?

О. Р.: В другой стране у него потребовали бы экономическое обоснование такого тарифа. Вообще ожидать, что из-за роста конкуренции тарифы резко снизятся, не стоит: водители чаще будут находиться в простоях. Но рано или поздно мы придем к квотированию (ограничению количества) автомобилей такси, как во всем мире. Чем раньше, тем лучше. После этого власти вместе с профессиональным сообществом смогут достичь согласия по тарифам. В городе останутся условно 5 тысяч такси, которые будут выполнять план без переработки и простоев. Тогда никто не повезет пассажира по баснословным ценам, не подаст прокуренную машину и не нахамит.

Сам себе защитник

Олег Радкевич, директор СП ООО «Корис-Гуард» (такси «Столица 135»)

Корр.: Как контролируют сегодня работу таксистов? Предусмотрены ли меры воздействия на тех, кто проявил себя не лучшим образом? Ведь речь идет о перевозке людей, их безопасности.

О. Р.: Пока ситуация выглядит следующим образом: жалуйтесь сколько угодно — никто не лишит водителя права заниматься извозом. Лицензий не будет, других мер не установили. Перевозчика лишь оштрафуют, если он нарушит технические требования или налоговое законодательство. Но самое страшное, возрастет опасность встречи с неадекватными водителями. Такси — закрытое пространство, в котором вы находитесь с незнакомым человеком. Диспетчерские службы хотя бы знают, с кем работают: у них есть информация о машинах, водителях, и если что-то произойдет, известно, кого искать. Но когда пассажир ловит машину на дороге, он должен отдавать себе отчет, что это риск. Сегодня на уровне города нужно решать, что делать с водителями, которых и близко нельзя подпускать к пассажирам. Мы не раз обсуждали с «СТС» эту тему: необходимо выдавать свидетельство о праве на работу, допустим, на 3 года. А если что-то пойдет не так, отбирать у перевозчика этот документ.

Корр.: Заметим, и таксисты становятся жертвами нападения со стороны пассажиров. Их могут избить, ограбить. Почему не устанавливают решетки в машинах с шашечками?

О. Р.: Так мы уменьшим количество мест для пассажиров. Почти все автомобили — в частной собственности водителей, они используют то, что есть. А покупать более просторные машины наши перевозчики не в состоянии, предложения от лизинговых компаний для них неподъемные.

Корр.: К слову, о безопасности перевозок этим видом транспорта. Ограничений по году выпуска для авто, задействованных в таксоперевозках, по-прежнему нет?

А. Г.: Нормативные правовые акты ограничений по срокам эксплуатации таких машин не устанавливают. Отмечу, что к чемпионату мира по хоккею в 2014 году Министерство транспорта и коммуникаций готовило проект указа, где были преду­смотрены ограничения сроков эксплуатации автомобилей такси до 7 лет. Предлагали также ввести такой элемент регулирования, как квотирование. К сожалению, эти инициативы не поддержали.

Жалобы

Корр.: Помимо тарифов, на что еще жалуются пассажиры такси?

Александр Лещенко (далее — А. Л.): В «СТС» в год поступают порядка 10 обращений на некачественные услуги. Но надо учитывать, что за такой период осуществляются в среднем 15-17 млн поездок только через диспетчерские службы. Кроме того, часть подобных обращений не подтверждается.

О. Р.: Структура жалоб в диспетчерские службы такси изменилась за последние годы. Раньше речь шла о конкретных нарушениях правил перевозки. Сейчас чаще предъявляют претензии к качеству обслуживания: водитель не так себя держит, не так разговаривает. В 90 % жалоб нет вины водителя, но он участвует в эскалации конфликта, например ответил на грубость — и пошло-поехало.

Н. Е.: Регламентировано ли время подачи машины? Одна клиентка пожаловалась, что опоздала на вокзал, потому что такси долго к ней ехало, потом водитель вез ее не по тому маршруту и попал в пробку. Она даже требовала возместить стоимость билета.

А. Л.: Водитель не станет нарушать ПДД ради того, чтобы быстрее приехать к клиенту. Поэтому нельзя вызывать машину впритык, если надо ехать на вокзал или в аэропорт, особенно в часы пик. На дороге возможны заторы, аварии. Мы рассматривали похожую жалобу. Вины водителя там не было.

Корр.: Приходится ли разбираться с такими претензиями, мол, диспетчеры такси намеренно долго не отвечают на звонок короткого номера, чтобы за это время накапало как можно больше денег?

О. Р.: Мы не раз отвечали на подобные жалобы, и «СТС» подтверждал нашу правоту. Ни копейки с трехзначных номеров диспетчеры не получают. Наша задача — максимально сократить время ожидания. А тарифы за звонки на короткие номера есть на сайтах операторов связи и «Белтелекома».