Армия моя

Жить – Родине служить

Сегодня, когда отмечается 100-летие Вооруженных Сил Республики Беларусь, мы чествуем ветеранов и вспоминаем тех, кто, не жалея собственной жизни, защищал Родину в годы войны. Память о героях былых времен — на пожелтевших старых фотографиях и в рассказах наших читателей

Ивана Лукича Якубёнка помнят многие: былые сослуживцы в правительстве БССР, Белорусском обществе культурных связей с зарубежными странами, Министерстве соцобеспечения. Помнят жители нескольких городов бывшего СССР, Польши, Чехии, почетным гражданином которых он являлся.

Соседи по дому на проспекте Независимости рассказывают про посаженный Иваном Лукичем сад во дворе, где полвека назад ведрами собирали фрукты. От сада теперь, к сожалению, осталась одна старая яблоня, но и она радует всех по весне белокипенным цветом.

— На всех последовавших за увольнением из армии работах отец оставался военным, — отмечает его дочь Татьяна Ивановна Такунова, принесшая в редакцию воспоминания об отце. — Дома у нас всегда был образцовый порядок, полковник Якубёнок до глубокой старости сохранял военную выправку, почти ослепший, всегда был выбрит, ухожен, щегольски одет. Не принимал никакой помощи — всё делал сам. В детстве я очень любила ходить с отцом на Центральную (ныне Октябрьскую) площадь смотреть парад. Потом подходили к самоварам у Дома офицеров пить чай. Там отца окружали знакомые военные, государственные деятели, артисты и писатели. Он прекрасно владел несколькими языками, в первую очередь родным белорусским, поэтому особенно был дружен с писателями. В такие минуты я бесконечно гордилась своим красивым и умным папой.

Начфин Эдуард Шульц с семьей. Довоенное фото

Военным Иван Якубёнок стал на 13-м году жизни: в 1920-м с 15-й армией Западного фронта крестьянский подросток ушел из своей деревни Будевцы Лепельского района и прошел в качестве ездового до Варшавы. Возвратившись, стал активным селькором. Создал в деревне кружок друзей газеты, который занимался ликбезом и просветительской работой. Вступил в комсомол, избирался секретарем сначала ячейки, потом Лепельского райкома комсомола. Организовал в своей деревне машинное товарищество, затем колхоз.

В 1931 году Якубёнок стал студентом Коммунистического университета в Минске, прошел курс военной подготовки с присвоением воинского звания «полит­рук». Одно­вре­мен­но учился на историческом факультете пединститута, участвовал в создании Комсомольского озера, собирался на его открытие 22 июня 1941 года. Но, разбуженный по тревоге, уже в 6 часов утра получил задание организовать охрану здания ЦК КПБ. Иван Лукич подготовил к эвакуации партийный архив и доставил его в Могилев, после чего добровольцем направился на фронт.

— Отец прошел Великую Отечественную войну от начала до конца, — рассказывает Татьяна Ивановна. — Воевал в Белоруссии, на Западном, Брянском, Юго-Западном, Воронежском, Центральном, 1-м и 4-м Украинских фронтах. Был дважды ранен и дважды контужен, получил 17 благодарностей Верховного Главнокомандующего, награжден 8 орденами и 17 медалями, в том числе наградами Польши и Чехословакии. Войну закончил в Праге.

После возвращения на Родину служил в политуправлении Бакинского округа, начальником политотдела в Вильнюсском радиотехническом училище, окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина в Москве. После увольнения в запас вернулся в Минск.

Читайте также:  Пришли на помощь

— С мамой Александрой Васильевной Григорьевой, медицинской сестрой, отец встретился на войне, — комментирует семейную хронику Татьяна Ивановна. — Когда молодожены возвращались из Чехословакии домой, они ничего не взяли из трофеев, абсолютно ничего! Отец сохранил только пригласительный билет на торжественное заседание 27 мая 1945 года в Праге по случаю окончания войны. Таким же принципиальным он оставался и в дальнейшем. Уже имея двух дочерей, отказался от более просторной квартиры в элитном доме, мол, нам достаточно, а дети сами заработают. Так и вышло. Сестра живет в Подмосковье, стала врачом, то есть пошла по маминой профессиональной линии. А я, имея, как папа, склонность к языкам, окончила иняз. Один внук тоже пошел по стопам деда — он полковник, служит в Москве, другой — врач-офтальмолог. Но для всех в нашей семье военная тема, военные история и праздники святы.

Несколько ранее наша читательница Валерия Эдуардовна Дробязко принесла в редакцию уникальные фотографии 20-х годов прошлого века . Одна из них групповая: на ней руководящий состав, в том числе Георгий Жуков и Эдуард Шульц, ее отец.

Немецкую семью Шульцев судьба привела в Минск из Польши в начале прошлого века. Старший сын этой семьи, Эдуард, окончивший к тому времени два факультета Белостокского университета, стал красноармейцем, а впоследствии начфином

39-го кавалерийского полка, в котором служил вместе с Георгием Жуковым.

Та же судьба в Первую мировую согнала с родной земли крестьян из-под Кореличей, сделав их беженцами, а потом сразила тифом, оставив маленькую Софью сиротой. Девочка попала в монастырь под Калугой, где ее через несколько лет оты­ска­­ла родственница и привезла в Минск. Молодой красноармеец и лучшая монастырская рукодельница познакомились и поженились.

К слову, о мастерстве Софьи Александровны в военных кругах было известно. Потому и попросили ее однажды украсить вышивкой седло самому маршалу Ворошилову. Что было сделано безупречно. А в войну в Пензе после введения погон на армейской форме ей поручили украсить вышивкой погоны и кокарды для высоких вое­на­чаль­ни­ков, для чего выделили целый килограмм канители — специальной золотой нити. Остатки оставили мастерице, и после войны она украшала ими наряды дочкам и их подружкам.

— Мой отец до войны дружил с Жуковым, насколько возможна дружба между командиром и подчиненным, — сказала Валерия Эдуардовна. — И когда Георгия Константиновича переводили на Восток, он предложил отцу ехать с ним. Отец отказался — эти места он считал своей Родиной, как и мама, да и мы с сестрой были еще маленькими.

Редакция благодарна читателям за воспоминания и фотографии. Ждем и впредь вашего участия в создании газетной истории Минска и нашей страны.