Культура и История

Во все колокола

Сколько в Беларуси сохранилось старинных колоколов и где в Минске может появиться их музей, рассказала кандидат искусствоведения, звонарь Елена Шатько

Елена Шатько окончила Белорусскую государственную академию музыки и в 2012 году защитила кандидатскую диссертацию. Сейчас работает доцентом кафедры теории и методики преподавания искусства в БГПУ имени М. Танка.

— Елена Геннадьевна, колокола заинтересовали вас как музыканта или как верующего человека?

— Мы, музыканты, всегда ищем звук. У каждого, кто играет, он свой, особенный. Однажды в моей жизни произошло событие: услышала тот самый звук, который, как показалось, всегда искала. Раздавался он с колокольни в одном из храмов Украины. Было это в паломнической поездке. Нам тогда разрешили позвонить. Этот процесс так увлек, что не смогла остановиться.

— После этого вы и стали звонарем?

— По возвращении в Минск узна­ла, что при храме «Всех скорбящих Радость» открыли школу звонарей. Это был 2001 год. Руководил ею Александр Малиновский. И я, конечно, поспешила туда. Приезжала несколько раз в неделю после работы, уставшая. Но, когда начинала звонить, происходило что-то необъяснимое: все как рукой снимало. Кроме того, у нас проходили занятия по церковнославянскому языку, уставу богослужения, литургике, истории колоколов.

— В начале 2000-х была потребность в звонарях, раз в Минске открыли целую школу?

— Да, в Беларуси стали открывать и строить новые храмы, но никто не знал, как звонить. В те годы из-за безграмотности разбили немало колоколов. Просто не умели с ними обращаться. К примеру, доводилось наблюдать, что стучали даже молотками. Язык в колоколе должен ударять только в бойное место. Конечно, он не разобьется, как стакан, если сделать что-то не так, но появятся микротрещины, которые будут увеличиваться. Звук станет дребезжащим.

— Знания были утрачены во времена СССР? Ведь многие храмы молчали целых 80 лет…

— Все это произошло даже раньше. Когда началась Первая мировая война, по приказу Николая II колокола сняли со всех храмов, чтобы не достались врагу, и перевезли в Москву, Саратов — вплоть до Новосибирска. К сожалению, вышло так, что из Восточной Беларуси они были вывезены навсегда — из-за прихода советской власти вернуть их не смогли. Это касается и Минска. Например, на кафедральном соборе до 1915-го был установлен колокол весом более 220 пудов (свыше 3,2 т). Те, что вывезли из Западной Беларуси, вернулись сначала в Варшаву. Православные и католические приходы их выкупили — в годы, когда эти территории входили в состав Польши. На протяжении XX века, как чудо, колокольный звон звучал там постоянно более чем в двадцати храмах.

— И вы отправились в экспедицию по Беларуси, чтобы собрать сохранившиеся сведения…

— Да, по благословению Филарета, митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси во время летних отпусков выезжала в этнографическую экспедицию. Длилась она с 2003 по 2011 год. За это время побывала более чем в 280 храмах страны. Изучала традиции звона, общалась с духовенством и прихожанами, снимала на видео звонарей, описывала сохранившиеся колокола, всего более 1 700 — их размеры, звуки, надписи. Экспедицию оплачивала из собственных сбережений. Часть материала еще ждет расшифровки, на это нужны деньги.

Читайте также:  Только в путь

— Неужели до вас никто не проводил эту работу?

— В последний раз паспортизацию колоколов организовали в 1879 году. Но я считаю, что это все-таки нужно делать. Кроме того, исторические колокола, как храмы и колоколонесущие сооружения, необходимо включить в число памятников культуры.

— Удалось ли во время поездок записать колокольный звон, характерный только для Беларуси?

— Да. На протяжении многих лет я рассказываю, что в Беларуси сохранилось уникальное традиционное звонарство. Есть дедушки — носители знаний, в их семьях они передавались из поколения в поколение. Одного такого дедушку Степана Ярмолюка, к примеру, нашла в селе Доропеевичи, что в Брестской области. Столичный режиссер Екатерина Махова сняла о нем документальный фильм. Удалось определить, какие из сохранившихся в Беларуси колоколов самые старые. Выяснилось, что они датируются XVI веком.

— С колоколами связано немало суеверий. Рассказывали ли вам какие-то необычные истории?

— Один будущий священник, на момент записи — семинарист, рассказывал, что накануне Пасхи он заболел гнойной ангиной. Нужно было отзвонить на праздник и только потом отправляться на больничный. С температурой поднялся на колокольню Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. И тут услышал какой-то щелчок. Утром поехал в больницу, но абсцесса уже не было. Врач удивился, поинтересовался, как удалось так быстро вылечиться. Вероятно, улучшение состояния произошло в результате благотворного действия звона.

— Есть ли в Беларуси спе­циа­лизированный музей, где расскажут об истории колоколов и о традициях звона?

— В Беларуси нет, но я ратую за его создание, чтобы старые и поврежденные колокола не отправляли на переплавку, а отдавали в музей. Хотим создать его при Всехсвятском храме, где настоятелем является протоиерей Федор Повный. Кроме того, в этой церкви три больших колокола весом несколько тонн каждый. Один из них был подарен Президентом Республики Беларусь.

Презентация книги — сегодня в 16:20 на XXV Минской международной книжной выставке-ярмарке по адресу: проспект Победителей, 14 («БелЭкспо»).

— На Минской международной книжной выставке-ярмарке сегодня вы презентуете свою новую книгу «Колокольный звон — душа народа». Что в ней найдет читатель?

— Она издана по заказу и при финансовой поддержке Министерства информации Республики Беларусь. Это подарок к 1030-летию Крещения Руси, которое отмечают в нынешнем году. Книга — результат моего труда на протяжении семнадцати лет. Это фундаментальное исследование, основанное на уникальных архивных и экспедиционных материалах, которые раскрывают тайны истории и традиции колокольного звона в Беларуси XI — начала XXI века. Впервые публикуются воспоминания членов Ассоциации колокольного искусства России, стояв­ших у истоков возрождения звонарства. Издание легко читается и адресовано всем, кто интересуется историей православия. Тут есть информа­цион­ное приложение с живым видеоматериалом: фильмами о звонарях и даже с переборами, трезвоном и благовестом.

До Великой Октябрьской социалистической революции в Российской империи в каждом храме имелся набор колоколов. Звон сотен и тысяч сливался воедино и образовывал над страной своеобразный звуковой купол. Это было подобно космическому явлению — ни одно государство мира не имело такого покрова.