Было время

Смотрели в оба

Заморские страны и запрещенные картинки: какое 3D смотрели минчане 100 лет назад

Современного жителя столицы не удивить трехмерными изображениями: достаточно купить билет в кинотеатр на фильм в формате 3D и вместе с его героями совершить путешествие по вымышленным космическим мирам и океанским безднам.

А вот сто лет назад минчане о таком мог­ли только мечтать. На экранах городских кинотеатров крутили черно-белые ленты, звуковое сопровождение рождалось прямо во время сеанса — аккомпанировали музыканты. Кадры прерывали титры с репликами актеров, которые нужно было успеть прочесть. Текст часто не соответствовал показанному кадру — перевод был неправильным. Неграмотные рабочие и перебравшиеся в город крестьяне предпочитали веселые комедии, водевили, документальные фильмы с минимальным количеством слов.

Однако возможность полюбоваться трехмерным изображением у минчан все-таки была. К примеру, если на ярмарке прильнуть к окулярам волшебного аппарата — передвижного стереоскопа. Всего несколько копеек, в зависимости от выбранного изображения, — и перед глазами возникали фонтаны Петергофа, мчащиеся по Невскому проспекту извозчики, Киево-Печерская лавра с переливающимися на солнце куполами, бойкая толпа на Большом овощном рынке в Москве. Любоваться видами городов и местечек Российской империи было занятно, но народу хотелось экзотики. Поэтому у аппаратчиков имелся запас фотографий и из дальних стран: священная гора Фудзияма, японки в необычной одежде, африканские аборигены, охотящиеся на львов, Лондон, Париж, Берлин, Нью-Йорк и даже виды Австралии — всё, что душа пожелает.

После того как клиент вдоволь налюбовался заморскими диковинками, его за двойную плату пытались заинтересовать новым зрелищем: ведь такого он еще никогда не видел! А было это не что иное, как прелестные женские тела. И поддавшийся соблазну ярмарочный посетитель уже разглядывал полуобнаженных девиц в корсетах и чулках, африканок с оголенной грудью. Тогда подобные снимки считались иллюстрациями циничного содержания и были вне закона. Такое развлечение пользовалось популярностью лишь у городских низов.

Личное пространство

Минчане при должности и при деньгах тоже любили 3D-фотографию. Но им не нужно было ходить для просмотра на рынки. Богатые с легкостью могли купить оптический прибор в специа­ли­зи­ро­ван­ном фотографическом магазине и при желании оформить заказ на доставку товара из Европы. Также предлагали широкий ассортимент стереокартин — в наборах или поштучно. За про­смотром новых волшебных картинок собирались целыми семьями.

Устройства производили разных размеров и конфигураций. Самое обычное и дешевое — маска с двумя увеличительными стеклами. Встречались также складные модели с дополнительными увеличивающими линзами над окулярами, через которые просматривались мельчайшие детали на картинках.

Одни модели оснащали специальной подставкой с ящичками для хранения стереопар, другие — автоматической сменой карточек. Повернул ручку — и вместо гор Кавказа перед глазами уже Китай.

Читайте также:  Днепровский рубеж

Родная сторонка

Желание создавать объемные изображения возникло и у многих минских фотографов. Среди них — Эмерик Адамович, художник по образованию. В 1851 году он стал учителем рисования в Минской мужской правительственной гимназии и начал заниматься литографией: печатал для гимназистов географические карты, ноты, рисунки, портреты, этикетки. Как и многие творческие люди того времени, увлекся набирающим популярность искусством светописи. В 1864 году оставил преподавание и полностью посвятил себя фотографии. В собственном доме на улице Широкой, а ныне Куйбышева, открыл ателье, где трудился вместе с помощником, снимал портреты минчан. Так и работал бы Эмерик Лео­поль­до­вич простым фотографом, если б не новое веяние — трехмерные фото­сним­ки. В губернии он стал в этом деле первопроходцем.

В конце XIX века начали набирать по­пуляр­ность открытки с видами городов. Серии снимков, с изображением в том числе и минских достопримечательностей, распространяли по всей Российской империи. Но трехмерных видов губернского Минска на тот момент еще не существовало. Эмерик Адамович решил их отсутствие восполнить. Для 3D съемки он выбрал идеальный объект, который можно найти во Всемирной паутине и сегодня. Это известный столичный фонтан «Мальчик с лебедем», запечатленный в 1874-1894 годах. На фото прекрасно виден еще неотреставрированный фонтан. Нет и известной по более поздним снимкам ограды. За Александровским сквером виднеется дом на углу Подгорной и Скобелевской улиц (ныне К. Маркса и Красноармейская), известный как дворец Чапского.

Впоследствии все больше фотографов стали использовать трехмерный формат. Обладатели стереоскопов могли посмот­реть на завораживающий разлив Свислочи в Губернаторском саду (ныне Центральный детский парк им. М. Горького), на Лавский мост (ныне не существует) и другие.

После Первой мировой войны и последовавших за ней потрясений интерес к стереофотографии угас. Лишь после Великой Отечественной войны она вновь обрела некоторую популярность. Этому способствовал технический прогресс: в продаже появились двухобъективные зеркальные фотоаппараты «Комсомолец» и «Любитель», а также специальные пленка и очки. Но сте­рео­фо­то­гра­фия не стала массовым увлечением.

В XIX веке наступила эпоха стереокинотеатров. В Минске она началась 8 сентября 1978 года, когда в кинотеатре «Мир» показали «Парад аттракционов».

Стереоскоп создал известный английский физик и изобретатель сэр Чарльз Уитстон в 1837 году. Только через 15 лет его удалось превратить в доступное каждому изобретение. Для стереоскопов изготавливали карточку с двумя совмещенными фотоснимками, сделанными с разных ракурсов для каждого глаза. При просмотре изображения накладывали друг на друга, и получался трехмерный эффект.