Человек и его дело

На седьмом небе

Бортпроводник и инструктор «Белавиа» Татьяна Мачальская убеждена: ее профессия самая романтичная в мире.

Спасатель или официант

— Татьяна, вы одна из самых опытных бортпроводников компании «Белавиа». За плечами — 26 лет работы. Почему пришли в эту профессию?

— Я родилась в семье военного пилота. Любовью к авиации и самолетам прониклась в раннем детстве. Всегда мечтала стать стюардессой. Мне очень повезло: прошла врачебно-летную комиссию в Минске и одна отправилась в незнакомый мне город — училась в Санкт-Петербурге на бортпроводника. Потом вернулась по распределению в столицу.

— Помните свой первый самостоятельный рейс?

— Прежде чем получить допуск к самостоятельным полетам, нужно отлетать 30 стажерских часов с инструктором. В первый рейс отправилась в Караганду. Очень волновалась. Моим напарником оказался молодой парень, такой же неопытный, как и я. И вот мы два таких несмышленыша, которые еще многого не понимают в профессии, очутились вдвоем на борту. Подбадривали друг друга. Все прошло хорошо и спокойно.

— В представлении многих стюардесса на борту самолета выполняет ту же работу, что и официант. Что входит в ваши обязанности?

— В первую очередь наша задача — обеспечить безопасность пассажиров в случае нештатной или аварийной ситуации. Мы знаем все аварийно-спасательные процедуры, умеем оказывать первую медицинскую помощь, пользоваться огнетушителем, кислородным баллоном, хорошо плаваем и учимся прыгать с трапа. Последний навык необходим во время эвакуации пассажиров на земле.

— С нештатными ситуациями приходилось сталкиваться?

— Нет, но у других ребят случались и разгерметизация салона, и задымление. На себе испытала легкую и сильную турбулентность. Но самой страшной оказалась внезапная. В небе над нами очень близко пролетел большой самолет «Аэробус А380», чудом успели разминуться. Нас так встряхнуло! В салоне на тормозе стояла тележка с горячими напитками, так она подлетела до потолка. Пассажиры, которые не пристегнулись, хотя мы всегда просим пользоваться ремнями безопасности на протяжении всего полета, тоже вылетели из кресел, получили ушибы. Я сразу же вышла в салон. Все смотрели на меня и хотели получить ответ на главный вопрос: что происходит? Я тоже очень испугалась, думала, это конец. Но, несмотря на страх, спокойным голосом сказала пассажирам, что все в порядке, ничего страшного не произошло.

— Красиво выглядеть — часть работы?

— Конечно. Внешний вид должен быть безупречным. Волосы обязательно собраны и не касаются плеч. Макияж неброский, красная помада у нас запрещена. Хотя есть авиакомпании, где требуют, чтобы губы выглядели ярко. Маникюр тоже в мягких пастельных тонах. Строгий дресс-код. Встречаем пассажиров в форме и перчатках. Когда раздаем питание, снимаем пиджак и надеваем передник.

— Как проходит подготовка к рейсу?

— За полтора часа до вылета мы должны быть в аэропорту. Проходим обязательный медицинский осмотр. Проводим предполетный брифинг — обсуждаем всей бригадой бортпроводников специфику рейса: как будем работать, какие категории пассажиров присутствуют на борту (несовершеннолетние без сопровождения взрослых, группы детей, депортированные граждане, люди с ограниченными физическими возможностями). Бывает, перевозим опасные грузы или «груз 200», когда нужно доставить тело умершего человека. Необходимо все учесть. Командир рейса сообщает особенности перелета, например ожидается ли турбулентность. Далее проходим таможенный и пограничный контроль и едем к пустому самолету, чтобы проверить аварийно-спасательное оборудование. Принимаем питание на борт. Затем ждем разрешения на посадку пассажиров.

На высоте

— Вы обслуживаете пассажиров бизнес-класса. Правда ли, что общение с ними должно происходить на одном уровне и вам приходится присаживаться?

— Да. Так разговаривать комфортнее.

— Во время полета вы регулярно заходите в кабину к пилотам. Зачем?

Читайте также:  Делает нам красиво

— Во-первых, проверяем, чтобы они не уснули. Ночью делаем это каждые 15 минут, в дневное время — каждые полчаса. Во-вторых, спрашиваем, есть ли у них какие-то вопросы, может быть, хотят поесть.

— Конфликтные ситуации во время полета часто случаются?

— К сожалению, и драки происходят на чартерных рейсах. Затевают их пассажиры подшофе, которые втихаря проносят спиртное на борт. А бывает, улыбаешься пассажиру, а он начинает злиться, раздражаться. Нужно учиться чувствовать человека, предугадывать его реакцию. Нас этому обучают. Во время посадки пассажиров бортпроводники проводят профайлинг: внимательно наблюдают за поведением, жестами, манерой говорить каждого вошедшего в салон, обращают внимание на его ручную кладь.

— Есть возможность смотреть в иллюминаторы во время полета?

— Практически нет. А так хочется! Заходишь на посадку над Ниццей, Барселоной, хоть одним глазком глянешь на такую красоту — и настроение сразу поднимается. Ловишь себя на мысли: какая замечательная у меня работа! Если в Минске пасмурно, то стоит подняться на высоту 10-11 тысяч км — и здравствуй, солнце! Всегда впечатляют грозовые облака. Самолет обходит грозу, и со стороны сверкающие молнии смотрятся невероятно красиво. А ночью можно наблюдать настоящий звездный дождь.

— У вас есть любимые ­рейсы?

— Нравится летать на маленьких самолетах — не более 50 мест. В них всегда уютно и комфортно. А еще сделала вот какое наблюдение: часто получается так, что на определенный рейс собираются люди, похожие друг на друга в поведении. К примеру, в Париж летят и граждане Франции, и туристы, но они в корне отличаются от пассажиров других рейсов. Те, кто отправляется в Сочи, более требовательны, всегда чем-то недовольны, хотя люди в большинстве своем собираются на отдых. Или рейс в Тель-Авив: пассажиры доброжелательные, любят поговорить, вроде бы и делают замечания, но когда выходят из самолета, готовы нас расцеловать и полны благодарности.

— Плюсом работы бортпроводника считают возможность посмотреть новые города, страны. Удается ею воспользоваться?

— В нашей авиакомпании рейсы в основном разворотные: летим в Париж, там полтора часа стоянка, во время которой мы также занимаемся обслуживанием самолета, встречаем пассажиров и возвращаемся в Минск. Если рейс на несколько дней, как правило чартерный, то удается и на экскурсию съездить. Запомнилась Норвегия своей дороговизной. Я знала, что там всё недешево, но чтобы настолько! Морской порт в городе Берген впечатлил огромными круизными лайнерами и грузовыми кораблями. Венесуэла поразила контрастами: вот богатый квартал, но проходишь буквально 3 м — мусор на улицах, бомжи.

Теннис и алабай

— Бортпроводнику нужно иметь отменное здоровье. Как поддерживаете себя в отличной форме?

— В юности серьезно занималась большим теннисом и сейчас в свободное время с удовольствием могу поиграть. Стараюсь много гулять на свежем воздухе, благо есть верный компаньон средне­азиатская овчарка Дамир.

— Не доводилось проводить в небе 8 Марта?

— Иногда летаю в этот день. Все радостные, воодушевленные, поздравляют с праздником. Если вспомнить, то и жалоб не бывает. Мои мальчишки и муж тоже стараются побаловать меня, оградить от хлопот. Правда, я заранее все приготовлю (улыбается). И жду подарков. Дети что-то рисуют, мастерят, а муж радует огромным букетом роз.

Татьяна — мама двоих сыновей: старшему — 22 года, младшему — 6 лет. Он мечтает стать хоккеистом, занимается в спортивном клубе.

— Я очень довольна работой его тренеров, они настоящие профессионалы. Сама отвожу сына на тренировки в «Чижовка-Арену», поэтому поспать удается максимум шесть часов в сутки, — делится она.