На все четыре стороны

Семейная исповедь

Национальный центр современных искусств

Что вы помните из детства? У меня перед глазами сразу же возникают вечерние посиделки с дедушкой на скамейке в деревне, разговоры о войне и звездах, а еще — бабушкины пирожки, самые вкусные в мире, и огромные розовые пионы, растущие прямо под окнами маленького деревянного домика.

Эти воспоминания навеяла выставка арт-композиций и фотографий «Родны склон» в Национальном центре со­временных искусств. Разглядывая семейные фотоальбомы художников, становишься свидетелем личных трогательных историй.

— Весь июль я провел с дедушкой Иваном, которому было уже 84 года, — рассказывает фотограф Виктор Гилицкий.

Его серия работ, посвященная пожилому человеку, который топит печь, читает газеты, возится на огороде, одна из самых сильных. Обаяние фотографий в том, что нет ни одного постановочного кадра. Это мудрое и спокойное настоящее одного из нас, которое никогда не повторится, но останется в вечности.

Молодая белорусская художница Анна Бунделева развесила под потолком кусочки древесной коры, поместив в сердцевину каждого портрет кого-нибудь из родных. Не зря дерево считают символом жизни. Видимо, для нее воспоминания действительно имеют неугасаемую силу.

А в одной из комнат стены украшают патроны, струны от старого пианино, а по полу разбросаны шпильки для волос. Каждый из этих предметов связан с отцом автора Жанны Гладко, но понять, каким образом, можно или из описания инсталляции, или из аудиозаписей, представленных тут же. Да, у выставки один недостаток — недосказанность. До конца понять, что хотели сказать художники, не пообщавшись с ними лично, сложно. Зато можно прочувствовать.

Любопытно, что авторы используют для воплощения идей разные художественные средства, ни в чем себя не ограничивая. Это говорит об искренности и свободе творчества. Рассматривая экспонаты, ловлю себя на мысли, что будто напросилась к совершенно незнакомым людям в гости на чай, узнала об их судьбе то, что раньше было скрыто.

А почему бы им не поделиться? Тем более речь о семье. Причем не о такой, о которой рассказывают в рекламе по телевизору, а о правдивой, лишенной гламура и глянца.