Ленинский район

Когда наступило завтра

Минский камвольный комбинат образца 2018 года даже отдаленно не напоминает то предприятие, каким оно было еще пять лет тому назад

В 2012 году «Камволь» оказался, как бы сегодня сказали, в тяжелой жизненной ситуации. Спустя пять с лишним лет камвольное производство выглядит как с иголочки. Комфорт в отремонтированных помещениях и новейшее оборудование ведущих мировых фирм повергли в шок, по признанию генерального директора ОАО «Камволь» Анатолия Субботко, даже итальянских производителей, одних из основных на рынке натуральных шерстяных тканей:

— В том, что у нас сегодня предприятие мирового уровня, не со­мне­вает­ся никто из иностранных специалистов, которые побывали на «Камволе» (итальянцы, турки, индусы). Итальянцы реально увидели в нас потенциальных конкурентов. Маржинальность европейского рынка сегодня гораздо больше, чем в странах СНГ, а у нас есть все предпосылки выйти на него с конкурентной продукцией в более низком ценовом сегменте. По уровню оснащенности наше предприятие самое передовое не только в СНГ, но и в некоторых европейских странах. Не потому, что у тех же итальянцев оборудование недостаточно хорошее, а потому, что у них обновление не всеохватывающее, как это произошло у нас, а точечное, постепенное.

Кому 100 м, а кому и 1,5 млн

Рыночную стратегию руководства комбината можно выразить формулой «бытие определяет сознание».

Смело, рискованно, безрассудно? Отнюдь нет. Те станки, которые установлены сегодня в цехах, квалифицированные кадры, а также высококачественная шерсть из Австралии, Аргентины и Уругвая позволяют выпускать продукцию, соответствующую евростандарту.

Большим плюсом считают на комбинате и наличие специального красильного оборудования. Теперь можно выпускать ткань по индивидуальным заявкам потребителей, скажем, от 100 погонных метров (1 рулон). Предприятие может подстраиваться под предпочтения швейников, но с поправкой на мировые тренды в камвольном производстве. Для этого планируют каждые полгода обновлять линейку тканей в соответствии с каталогами флорентийских модных показов.

Что стоит завод построить

В самом начале создания Минского камвольного комбината предполагали, что его продукцией будут обеспечивать весь Советский Союз. Но 1990-е годы внес­ли корректировку в планы уже устоявшегося производства, и те объемы оказались практически не­вос­тре­бо­ван­ны­ми. В итоге к 2012 году «Камволь» остановился в своем развитии. Задача стояла непростая: необходимо было полностью возродить комбинат. Но уже на совсем другом уровне. От старого производства остались только стены. Комбинат преобразился до неузнаваемости. К концу прошлого года на обновленном предприятии должны были выйти на объем 6 млн погонных метров ткани. По факту к намеченной дате получилось только начать выпуск. Что помешало запустить комбинат вовремя? Причин несколько. Если кредит на закупку оборудования и средства инновационного фонда Мин­гор­ис­пол­ко­ма на строительно-монтажные работы были предоставлены вовремя, то сроки поставок нового оборудования не соблюдались. Не получилось в проекте учесть и все нюансы строительно-монтажных работ и замены оборудования. Не предусмотрели технологические процессы, связанные с установкой новых станков. Пришлось снова вносить изменения в проект. Время теряли. К тому же непосильным грузом висели долги прошлых лет, а работникам надо было выплачивать зарплату. Только чтобы обеспечивать месячную жизнедеятельность предприятия, необходимо было выпускать и продавать около 350-400 тысяч погонных метров тканей в месяц, но выпускали всего лишь 90 тысяч. К тому же протекционистская политика соседнего государства по отношению к собственным ткацким предприятиям привела к сокращению количества отгрузок белорусского товара. Плюс необходимость содержать лишние, оставшиеся после уплотнения 15 тысяч м² площадей. Реальная отдача от модернизации оказывалась под срывом.

Заграница поможет

Сегодня камвольный комбинат выпускает продукцию с нарастающим итогом. Январь 2018 года закрыли выпуском 240 тысяч погонных метров тканей, февраль — 250 тысяч. За прошлый год вышли на показатель 2,3 млн погонных метров. К концу 2018-го он должен составить 4 млн. «Камволь» в новейшей истории считается экспортоориентированным предприятием. При полной загрузке предполагается выпускать 6 млн погонных метров. Потребность Беларуси в шерстяных и полушерстяных тканях — до 1 млн погонных метров. Оставшаяся часть должна уходить на экспорт. Львиная доля заказов поступает из России. Несмотря на преференции, российские текстильщики на сего­дняш­ний день практически все оказались несостоятельными. Кроме того, продукция столичных камвольщиков отгружается во все страны СНГ, в Польшу, Латвию, Литву, Болгарию. 150 тысяч метров погонных ушли в Турцию. Кстати, именно турки показали возможности нового оборудования и продемонстрировали, какие чудеса можно на них творить. Анатолий Субботко при этом утверждает, что пришли турецкие мастера не на пустое место. Минские камвольщики знают, что такое шерсть, полиэстер, ткацкий станок и прядильная машина. Вот только подходы к производству у иностранцев иные, плюс другая ассортиментная линейка. И тут же сравнил процесс ткачества с варкой… борща:

Читайте также:  Дворцовые тайны

— У каждой хозяйки при наличии одних и тех же продуктов борщ будет отличаться по вкусу. Одна чеснок нарезает, другая давит. Так и в ткачестве. Раньше на «Камволе» не использовали тонкую шерстяную пряжу в 21 микрон. Сегодня мы работаем и с 12,5 микрона. Ткань получается очень тонкой, воздушной и приятной на ощупь. Современное производство — целый ткацкий оркестр, на звучание которого влияет даже натяжение нити. А в отделке вообще чудеса творить можно. Но это все нарабатывается годами, а у нас этого не было. Турки пришли со своим опытом, на­учи­ли, а дальше всё в наших руках.

Уместно добавить, что заинтересовались минской шерстью и на Ближнем Востоке. Тонкую шерсть в ряде богатых арабских государств используют для пошива традиционной мужской одежды дишдаша (длинные рубахи). В перспективе, когда предприятие выйдет на полную загрузку, начнется выпуск кашемировых тканей. Оборудование позволяет.

Ткачи ткали ткани на платье Тане

По словам директора «Камволя», у них сегодня нет проблем с загрузкой. Практически весь ассортимент уходит с колес, при этом соблюдается баланс: отгрузили — продали. Проблема в другом: как произвести требуемый объем? Весь вопрос упирается в кадры. На сегодняшний день остаются вакантными 80 мест. И это при том, что некоторые цеха работают в 2-3 смены. Назрела необходимость запустить третью смену в прядильном цеху, но там  загрузка кадрами лишь на 50 %. В чем видит проблему директор?

— В том, — отвечает Анатолий Анатольевич, — что комбинат расположен в столице. Молодые люди могут найти себе более легкую работу, чем на камвольном производстве. Да, у нас сегодня стабильность, идет наращивание объемов, постоянная загрузка, нуждающимся предоставляем общежитие. Но девушке проще пойти в торговую организацию и просидеть за кассой 7-8 часов, чем за прядильной машиной. Молодежь отвыкла или не привыкла к физической работе. Хотя в мае-июне ожидаем более 60 человек — выпускников колледжей из Барановичей и Минска. Принимаем на работу и просто с улицы: наши опытные мастера помогут овладеть навыками.

Директор тут же добавляет, что в последнее время каждый день на комбинат обязательно устраиваются несколько человек. Если так продлится и дальше, то к ­июню штат будет полностью укомплектован. А потом можно будет более плотно заняться подготовительными работами, чтобы в следующем году в одном из небольших городов открыть собственное швейное производство.

И еще об одной новинке рассказал Анатолий Субботко: на предприятии внедряют автоматизированную систему управления. Абсолютно все производственные процессы можно будет отслеживать в режиме онлайн — вплоть от закупки сырья и до продажи готовых изделий.

Прощаясь, не удержалась от вопроса: из чьей ткани сшит костюм директора? В ответ он показал образец в каталоге шерстяных тканей ОАО «Камволь».