Семья с историей

Крапива: ветвь, полная листьев

Почему в имени Кондрата Крапивы скрыта тайна? Что унаследовали его потомки? Какого музея не хватает Минску?

Очень многие хотят жить долго и счастливо, а некоторые — всегда. Кондрат Крапива представил: человек добился бессмертия, но что дальше? Почти 6 лет драматург писал на этутему фантастическую комедию «Брама неўміручасці». Она стала пьесой-предупреждением, жанр этот у нас очень ­редкий.

Кондрат Крапива с сыном Борисом. Москва, 1942 год

…Кондрат Кондратьевич Атрахович был наделен многими талантами. Сын крестьянина, он экстерном сдал экзамен на народного учителя. Будучи призванным в царскую армию, окончил еще и школу прапорщиков. Землепашец? Учитель? Офицер? Нет, его личность была гораздо шире. Говорят, чтобы проснулись таланты, человеку нужно испытать потрясение. Знают ли школьники, что их любимый белорусский баснописец и драматург за свою долгую жизнь прошел с оружием в руках четыре войны?! Первым потрясением стал Румынский фронт, где в 1915 году состоялось его боевое крещение. Вторым — революция в 1917-м — слом всего, чем жила империя.

По-видимому, сатириком, народным юмористом он родился. Война отточила ум, а служба в Красной армии дала возможность проявиться поэтическому дару. В 1922 году командир взвода Атрахович, начавший печататься в военных газетах, взял псевдоним Крапива. «Я ў мастацкім агародзе толькі марная трава. А якая? Смех, дый годзе: я — пякучка-крапіва».

Оказалось, пякучка обладал в равной степени не только образным, но и государственным, научным мышлением. Кондрат Крапива проявил себя на всех этих поприщах. А еще стал родоначальником творческой династии.

Не отвлекайся от главного!

Хранитель его памяти, его творческого наследия — внучка Елена Атрахович. Она собирает и ведет семейные архивы, восстановила родословную Атраховичей с начала XIX века.

Каким помнит деда?

— Он все время в работе, при этом никогда не дистанцировался от семьи. Кондрат Кондратьевич любил нас всех, стремился к тому, чтобы быть в курсе дел каждого. Когда я готовилась к поступлению в институт, он мне часто говорил: «Не отвлекайся от главного!» Это было одно из его умений — найти и выделить основу. Я привнесла это и в свою жизнь.

Кондрат Кондратьевич с женой Еленой Константиновной прожили в любви и согласии 45 лет. Родились четверо детей. Первый ребенок умер в раннем возрасте, а в 1922-м на свет появился Борис.

Елена Атрахович и Анатолий Александрович. Минск, начало 1980-х

Пісьмы, вернутыя з небыцця…

— Борис — мой дядя, которого я никогда не видела, но много о нем знаю, — рассказывает Елена Игоревна. — Он был одарен необыкновенно: занимался в актерской студии, рисовал, декламировал наизусть поэ­мы Гёте.

С первых дней войны отец и сын оказались на разных фронтах. Минск был под оккупацией, и Борис с болью думал о том, что семья погибла. Кондрат Крапива служил во фронтовой газете. Случайно Борис услышал его вы­ступ­ление по радио. Написал отцу в Москву — наобум, в секретариат Союза писателей, рассказал о себе, о страшных боях под Харьковом и Киевом. Позже в Москве старший и младший Атраховичи встретятся. Поговорят, обнимутся и разъедутся — каждый в свою воинскую часть. В 1942-м Борис погибнет под Сталинградом.

— Борис, пока был жив, писал отцу и маме. Кондрат Кондратьевич тоже писал — семье и воюющему сыну. Эти письма хранятся в архиве академии наук, они обладают большой силой, — Елена Игоревна разволновалась. — Моя душа попросила рассказать эту историю с помощью литературных средств. Я пришла на радио, на Первый канал. Сказали: пишите. Работа над документальной пьесой длилась долго. Я изучала военную хронику, историю битв, мемуары. Удалось по документам восстановить последние часы жизни Бориса.

Будущие звезды белорусского искусства, друзья — график Анатолий Александрович (справа) и скульптор Владимир Жбанов. Минск, художественное училище им. А. К. Глебова, 1970-е

Радиопьеса Елены Атрахович «Пісьмы, вернутыя з небыцця…» охватывает несколько лет — предвоенные и два военных. Премьера на радио состоялась в декабре 2016-го. Руководитель проекта Галина Шаблинская, режиссер Олег Винярский. Играют Александр Шаров, Галина Чернобаева, Елена Сидорова, Андрей Королевич, Елизавета Фалей. В роли Кондрата Крапивы — Арнольд Помазан.

— Актриса Елена Сидорова расспросила меня о Елене Константиновне Атрахович. Я никогда ее не видела, но абсолютно точно воспроизвела все интонации бабушки, — удивляется автор пьесы.

Связь фамилий

В пьесе действует и подросток Игорь Атрахович, младший сын, «мягкий побег колючей крапивы». К слову, его роль исполнил Глеб, праправнук Крапивы.

Игорь Атрахович окончил после войны Ленинградский институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина. В Минске для него работы нашлось много — людей нужно было переселять из землянок в нормальные квартиры. В начале 1950-х город гордился только проспектом, а окраины не были прибраны. Первые минские микрорайоны и отдельные здания возводили по проектам коллектива, в котором трудился Игорь Атрахович. Был он также хорошим художником. Однако истинное призвание раскрылось, когда пришел работать в Белорусский театрально-художественный институт.

Игорь Кондратьевич преподавал дизайн интерьера, композицию. Фактически создал авторские циклы лекций. Одним словом, эксклюзив. Готовился к лекциям ночами, но не записывал, держал в голове. Атраховичей всегда отличали феноменальная память и научный склад ума.

Работа Анатолия Александровича «Франциск Скорина. Прага» уникальна тем, что здесь соединены офорт и гравюра

Два последних письма — отцу на фронт и матери в эвакуацию — Борис Атрахович написал 8 декабря 1942 года. Елена Константиновна ему тоже написала, именно в этот день. Как будто сговорились. Скорее, чувствовали друг друга на расстоянии. Она: «Боренька! Я верю, ты будешь жив и здоров». Он: «Прощай, мама!»

Игорь Атрахович и Зоя Авхимович были знакомы со школы. В послевоенном Минске оказались соседями на улице Молодечненской. Выросли и поженились. Так судьба свела через детей две крупные личности Кондрата Крапиву и Николая Авхимовича, который в годы войны создавал партизанское движение в Беларуси, в 1950-х возглавил Совет Министров БССР. Николай Ефремович был и в партийном руководстве, и на министерских постах, а став персональным пенсионером союзного значения, трудился в Институте истории Компартии при ЦК КПБ. Умерли Крапива и Авхимович в разные годы, однако их могилы на Восточном кладбище оказались почти рядом — в 30 шагах одна от другой.

Под абажуром

— Наша мама Зоя Николаевна врач-физиотерапевт, кандидат наук и даже рационализатор. Один из своих приборов она запатентовала, — говорит Елена Игоревна.

Зоя Николаевна прекрасно ладила со свекром. Когда в 1964-м ушла в мир иной Елена Константиновна, невестка взяла на себя заботу о Кондрате Кондратьевиче и тем, несомненно, продлила ему жизнь. Тогда Атраховичи переехали в дом № 76 на проспекте Независимости. Сейчас он отмечен мемориальной доской. Квартиры отца и сына находились на одном этаже.

— Постоянно звучали разговоры об искусстве. Когда речь заходила о живописи, начинались споры: отец отстаивал Кандинского и Малевича, а дед — Репина и Серова. Но духовное пространство все равно оставалось монолитным, — поясняет внучка Крапивы. — Дед любил, когда мы собирались все вместе за круглым столом под абажуром. В такие моменты он, видимо, чувствовал себя совершенно счастливым.

— У деда Кондрата никогда не пропадал интерес к жизни, дед был стержнем семьи. Порой за столом вокруг него собиралось человек сорок родственников, — вторит ей брат Николай Игоревич.

С первого взгляда

Игорь Атрахович частенько брал своих детей на этюды. Атмосфера семьи была пропитана искусством. Когда Елена оканчивала школу, точно знала, что будет поступать в БГТХИ, хотя конкурс туда был сумасшедшим.

— На одном из экзаменов стою, рисую и вдруг ко мне подходит симпатичный парень — абитуриент, как и я. Посмотрел на мой рисунок и, хотя я не просила об этом, подсказал, где заштриховать, — вспоминает Елена Игоревна. — В ту минуту мы поняли друг друга. И даже то, что пойдем по жизни вместе.

Любовь с первого взгляда имела длинное и красивое продолжение: Елена Атрахович и Анатолий Александрович прожили в браке 40 лет. Летом минувшего года Анатолий Вячеславович, великолепный художник-график, внезапно ушел из жизни.

Анатолий Александрович часто работал дома. В кабинете стоял станок, на котором он печатал офорты, и вся семья участвовала в творческом процессе.

Рядом со станком Анатолия всегда находился письменный стол Елены.

Анастасия и Анна Атрахович. Минск, 2005 год

Елена Игоревна первой в нашей стране стала изучать историю белорусского плаката 1960-1980 годов и защитила на эту тему диссертацию. Была в числе тех, кто создал в БГАИ кафедру костюма и текстиля. Создавала и развивала кафедру моделирования костюма в Институте современных знаний им. А. М. Широкова. Сейчас возглавляет новую кафедру дизайна моды ГИУСТ БГУ. Елена Атрахович — педагог, ученый, дизайнер, а в последнее время еще и художник суми-э (древняя японская техника рисунка).

Геолингвист

Кондрат Крапива знал белорусский язык в совершенстве. Многие русско-белорусские и другие словари на титуле имеют надпись: редактор академик АН БССР К. К. Атрахович. Коллектив под его руководством создал уникальнейший «Дыялекталагічны атлас беларускай мовы» в двух томах. Это комплекс лингвистических карт о том, кто, где и как говорит в Беларуси. Атлас содержит немало открытий. Полистайте при случае!

…И даже праправнуки

Семья Атрахович — полное опровержение поговорки «У талантливых родителей природа отдыхает на их детях». Это клан, но не клон, потому что все яркие индивидуальности.

Дизайнер Николай Атрахович, сын Игоря Кондратьевича, после окончания БГТХИ четыре года преподавал в межшкольном учебно-художественном комбинате. В перестроечное время организовал первое в Беларуси негосударственное издательское предприятие. Проявил себя в журналистике. Работал в газете «Минский курьер», был главным редактором газеты «Вечерний Минск». Сейчас у него собственное издательское дело.

Варвара Александрович и ее сын Глеб, праправнук Кондрата Крапивы, на выставке работ Анатолия Александровича в НХМ. Минск, 2018 год

А сколько хорошего можно сказать о трех правнучках Кондрата Крапивы! Красавицы, умницы… Два высших образования у Варвары Александрович. К диплому дизайнера, полученному в БГАИ, добавился диплом Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Варвара — магистр экономики. Ведет вопросы взаимодействия с гос­орга­на­ми, занимается пиаром в международной корпорации. В этом ей, несомненно, помогают художественные и научные гены родителей. Варвара много поколесила по миру. Когда ее спрашивают, где лучше, отвечает: только здесь, в родном Минске. Художник Анастасия Атрахович, окончив Государственную академию художеств Карлсруэ, нашла свое место в Германии. А Анна Атрахович, студентка БГУФК, кандидат в мастера спорта по синхронному плаванию, тренирует тех, кто помоложе.

13-летний праправнук Глеб Александрович тоже занимается спортом — в Республиканском центре олимпийской подготовки конного спорта и коневодства. Хочет выучиться на архитектора, самостоятельно создает макеты зданий, рисует их развертки. Он дважды лауреат городского и участник республиканского конкурсов школьных научных проектов. Родные замечают: Глеб проявляет те черты характера, которые были у его прапрадеда. А кем будет малышка Маруся, дочь Анастасии, сказать пока трудно.

P.S.

Кондрат Крапива был и остался главным белорусским сатириком. Его едкие байки на устах. Не устарели многие пьесы. В ­2012-м в Театре-студии киноактера искрометно поставили комедию Крапивы «Хто смяецца апошнiм». Режиссер этого спектакля О. Киреев, артисты А. Кашперов и В. Мищанчук стали лауреатами специальной премии Президента Республики Беларусь. Эта ­пьеса побывала на сцене более 120 театров мира! В 2015-м в афише Гомельского обл­драм­теат­ра появилась «Брама неўміручасці». Крапива живой. Многие писатели-сверстники ушли в небытие, а Кондрат Кондратьевич по-прежнему с нами. Хочется надеяться, что в Минске откроется Литературный музей Кондрата Крапивы. Он прожил в столице 66 лет и всегда называл город любимым. Семья бережет не только заветы деда Кондрата. Есть обширный музейный фонд Крапивы: часть архивов хранится в академии наук, часть — в Государственном музее истории белорусской литературы. Хорошо бы их соединить. В гости к лечебной пякучке-крапiве народ ходил бы непременно.