Сотрудничество

Владимир Мамонтов: «Друзья – Сябры» – это семья, и нам хорошо вместе»

На каких принципах держится журналистский клуб и чему стоит учить молодых, рассказал генеральный директор радиостанции «Говорит Москва», сопредседатель общественного объединения «Друзья — Сябры» Владимир Мамонтов

— Владимир Константинович, с чего началась идея создать журналистский клуб «Друзья — Сябры»?

— Все начиналось как простое человеческое общение с журналистами Еленой Еловик, Вадимом Гигиным, Андреем Кривошеевым. То в Москве, то в Минске мы пересекались на разных площадках и форумах. Слово за слово — и решили создать организацию. Однако по международным меркам это получилась бы сложная история, поэтому остановились на общественном объединении. Такой клуб, открытый к сотрудничеству. На Конгрессе русской прессы пару лет назад впервые сформулировали свое предложение. В итоге соучредителем выступил Белорусский союз журналистов, а сейчас к проекту присоединится и Российский союз. Ребята мы дружные, любим общаться, путешествовать по России и Беларуси, обмениваемся опытом. Дело в том, что у официальных структур дефицит человеческого общения. В основном конгрессы, круглые столы, деловые переговоры. Откровенно говоря, «Друзья — Сябры» — это семья, и нам хорошо вместе.

— Наверняка не всем нравится, что журналисты двух стран так сдружились…

— Взаимоотношения России и Беларуси далеко не гладкие. Да, есть структура Союзного государства, но при этом есть место спорам — газовым, нефтяным и другим. Горячие головы на разных телевизионных площадках у нас любят что-нибудь ляпнуть, а в Минске обижаются. И правильно делают. Что за панибратство? В «Друзьях — Сябрах» мы против этого. А еще ведь в России существует точка зрения такая, на мой взгляд, глупая: «Белорусского языка нет, Беларуси нет, все это Русь-матушка, а нас рассоединили, сейчас мы все это соберем, удалим вышиванку» и так далее. Бред собачий. С другой стороны, есть как русский, так и белорусский национализм, который отрицает историческую общность. Мы за здравомыслие и пользу — в широком смысле отношений двух стран. Мы разные, но родня, и любим друг друга.

— Чем такое общественное объ­еди­не­ние может помочь улучшить отношения стран?

— Преувеличивать и делать вид, что мы с вами четвертая власть, я бы не стал. Наши задачи локальные и простые. Думаю, нужно держаться традиционной журналисткой ориентации, по возможности изобличать глупость. Отмечу: перед нами не стоит задача быть пропагандистами. Это смерть профессии.

Да, говорят, белорусская журналистика моложе российской. И что? На днях наши коллеги показали, как умеют «работать». Трагедия в Кемерово продемонстрировала не только медийную картину, но и работу с фейковыми новостями. Есть ощущение, что многие делали это сознательно. У меня же вызывают уважение те, кто старается держаться стандартов.

— Место для украинских друзів в клубе найдется?

— Мы бы очень хотели, чтобы такие люди появились. Но пока не особо получается. Звать идеологических противников — все переругаемся. Там много идейных журналистов, есть и те, кто зомбирован. Втягивать клуб в политику мы не дадим. А найти тех, с кем спокойно сегодня можно поговорить, очень трудно.

— В Гродно под патронажем клуба работает школа молодых журналистов. Чему там могут научить?

— Одних молодых ребят можно научить премудростям профессии, другим приходится объяснять основы. На мой взгляд, самое главное для журналиста — сохранять любознательность и как можно на больший срок отложить формирование политических убеждений.