Музыка+ТВ

Елена Гришанова: «Не стоит забывать о живом общении»

Белорусская певица рассказала о выступлениях в регионах, отношении к социальным сетям, вспомнила о шоу «Звездный цирк» и поделилась секретами красоты

— Елена, карьера певицы для вас сегодня все еще на первом месте?

— Карьеру начинала, когда моя семья уже сформировалась. Если происходит по-другому, можно столкнуться с определенными проблемами в семейной, личной жизни. Поэтому не сказала бы, что сейчас карьера ушла на второй план, выступать на сцене все так же важно для меня. Другое дело, что стала взрослее и на какие-то вещи смотрю по-другому. Да, сама себя обеспечиваю, это очень сложный хлеб, но я люблю свою работу.

— И все же последнее крупное упоминание о вас в СМИ — презентация песни в караоке-клубе «Богема» четыре года назад. Почему перестали светиться в прессе?

— Меня тогда как раз выбрали лицом одной немецкой компании, и мы решили пошуметь на весь город. Пришло много друзей, приготовили подарки для гостей. Но это была всего лишь короткая история. Сегодня для меня так же важно внимание прессы, но еще важнее живое общение с публикой, концерты. Конечно, ныне большую роль играют социальные сети, но мне кажется, лучше выступлений перед зрителями еще ничего не придумали. А афишировать, как я сходила в кафе или кино, мне не нравится. Я и сама знаю, что я есть. Артист должен подогревать к себе внимание песнями, их ротацией.

— Выступление в Минске сегодня могут себе позволить далеко не все отечественные исполнители. В регионах по-другому?

— Вот именно, по-другому. Там люди покупают билеты, поют вместе со мной. А кто-то подходит и говорит, что вырос на моих песнях. Вот тут, конечно, смущаюсь. Неужели так давно это было (улыбается)…

— В столице вас часто можно услышать на концертах в театре эстрады. Что связывает с этой площадкой?

— Выступаю там с 2005 года, но не театр эстрады сделал меня артисткой, я пришла туда уже состоявшейся исполнительницей. Заманили (смеется). С другой стороны, с течением времени я начала считать театр своим вторым, творческим домом, а также это определенный статус для музыканта. У нас не так много музыкального движения, поэтому концентрация артистов на этой площадке — дело хорошее: можно и теплый сольный концерт сделать, и капустник. Мне нравится петь песни в постановках, здорово видеть полный зал зрителей.

— Вы участвовали в отборе на «Евровидение». Сегодня следите за конкурсом?

— Да, когда-то мы заняли второе место на отборе вместе с группой «Тяни-Толкай», хотя были настроены на победу. Позже, уже сама, пробовала еще два раза с поддержкой греческого композитора. Что касается нынешнего отбора, то песня Гюнешь была дорогой, при этом белорусы ее не поняли бы никогда. Обидно за нее, но композиция Алексеева заранее смотрелась выигрышнее.

— С кем-то дружите на белорусской эстраде?

— Для артиста довольно сложно выстраивать дружеские отношения, потому что как публичные люди мы очень любим личное пространство. Но, безусловно, есть такие артисты, с кем я очень тепло общаюсь за пределами сцены, иногда это общение перерастает в творческие союзы. Например, Паша Клышевский мой давний друг и композитор многих моих песен, а с семейством Jackpot (Ксюша и Дима Фомич) дружба переросла в новый трек «Катана», который мы недавно записали и выпустили с Димой.

— Многие помнят ваш клип «Любовь не убивают», довольно смелый для Беларуси. На ваш взгляд, хватает ли сего­дня сексуальности и женской искренности на белорусской эстраде?

— Пусть лучше судит публика, потому что сегодня много безвкусицы. Перемешались пошлость с эксцентричностью. Придерживаюсь мысли, что за образом, пусть даже сексуальным, должен быть какой-то посыл. Загадка. У нас много талантливых исполнителей, но большинству не хватает харизмы.

Что касается этого клипа, его снимал известный украинский режиссер Семен Горов. Изначально задумка была кардинально другой: собирались снимать на песню «Нет! Я люблю!». Она совершенно иная по настроению, романтике, истории любви, где я должна была предстать в сексуальном образе, обалденном платье, танцующей на рояле. Что могло быть круче для молодой девушки в начале покорения звездного Олимпа? Но все резко изменилось: поменяли песню, поменяли сценарий и мое обал­ден­ное платье превратилось в больничный халатик. На мой единственный вопрос Семену, где в этом клипе быть красивой, он ответил: «На балет за ответами не ходят». И мне пришлось смириться и довериться профессионалам. В итоге мы получили отличный результат. Кстати, кардиограмма из клипа до сих пор хранится у меня дома (смеется). Я была там настоящая, да и период в жизни был непростой. Здорово, что эта композиция, как и видеоклип, популярны до сих пор.

— Как держите себя в тонусе: фитнес или, может, модный бег?

— Раньше много бегала, а сейчас больше люблю плавать в бассейне. Еще хожу на занятия классическим балетом, чем я очень благодарна своей подруге Наталье Тамело, она меня буквально затянула. Это к вопросу о сценической дружбе. Поверьте, балет лучше любого тренажерного зала.

— Сейчас много говорят об интернет-популярности. Для артиста действительно важны лайки в Сети?

— В ответ хотелось бы вспомнить о роли телевидения. Сейчас музыкальных проектов практически нет, но я навсегда запомню реа­лити-шоу «Звездный цирк», который — без шуток! — смотрела вся страна. Суперпроект, ставший для меня преодолением себя. Было безумно интересно летать под куполом, крутить халахуп. Согласилась бы сейчас повторить? Скорее да, чем нет. А после были еще «Танцы со звездами», где наша пара победила. Жаль, что ныне белорусское телевидение перестало удивлять как артистов, так и зрителей такими программами. При этом не скажу, что эфиров совсем нет. Приглашают выступать на всевозможных эфирных площадках, включая утренние передачи, «Песню года», развлекательные телешоу и так далее. Что касается лайков, то да, я есть в «Фейсбуке». Но опять же — бываю там редко. Я все понимаю — тенденции, технологии, но не стоит забывать о живом общении, звонках друг другу. Так же и со зрителями: лучше один раз увидеться, чем сто раз списываться в Сети.

— История с работой в Лондоне уже в прошлом?

— В последний раз, когда я там была, мне подарили две песни на английском языке. Но они до сих пор лежат в запасе. Наш с сестрой продюсер сейчас уехал из Англии в Таиланд, работает на местном музыкальном рынке. Мы все время на связи, но на Европу он ориентироваться перестал. Также я постоянно езжу в Киев, где записываю песни, общаюсь с друзьями.

— В одном интервью вы довольно откровенно рассказывали о личной жизни. Не буду глубоко копать, а просто спрошу: вы счастливы?

— Конечно! У меня все хорошо. Постепенно иду к официальной семейной жизни.

— Есть любимые места в Минске, где вас можно встретить? Или вы домосед?

— Мне очень комфортно живется в столице, но больше люблю бывать за городом. С удовольствием встречаюсь с друзьями в разных заведениях Минска.

— Ваша дочка собирается стать певицей?

— Когда Даше исполнилось 18 лет, она начала писать стихи, и писала много: это переросло в написание песен, что для меня стало полной неожиданностью. Но не буду утверждать. Это пение является ее истинной целью. Не единож­ды мы выступали с ней на одной сцене. Скажу так: творческая жилка есть. Но чтобы стать артисткой, нужно еще много работать. В столь молодом возрасте много дорог, и какую бы она ни выбрала, я всегда поддержу Дашу в ее начинаниях.