Гордость столицы - династии

Счастлив дом, где пенье скрипки

Татьяна Боднева и Екатерина Пукст не только мама и дочка. Катя была ученицей и студенткой Татьяны Павловны, а теперь — коллега

Преподавателю-музыканту сложнее всего учить мастерству своего ребенка. Педагогические требования трудно совместимы с родственными чувствами, это зачастую приводит к серьезному конфликту. А вот Тать­яне Павловне и Екатерине удалось его избежать. Успехи дочери (она сегодня самый молодой концертмейстер симфонического оркестра в Беларуси) — лучшее тому доказательство.

Екатерина Пукст — потомственный музыкант. Ее дедушка Григорий Константинович Пукст был знаменитым композитором, заслуженным деятелем искусств БССР. Папа Евгений Пукст — известным пианистом и преподавателем класса специального фортепиано в Республиканской гимназии-колледже при Белорусской государственной академии музыки (БГАМ). А мама Татьяна Боднева и сего­дня завкафедрой струнных смычковых инструментов академии музыки, доцент.

— Несмотря на такую семейную традицию, мы с мужем совершенно не собирались с пеленок растить из Кати коллегу, — рассказывает Татьяна Павловна. — Просто не хотелось отдавать дочку в садик, и я лет с четырех брала ее на работу в Рес­пуб­ли­канскую гимназия-колледж при БГАМ. Катя там замечательно проводила время, и я была за нее спокойна. И вот однажды мама одного из моих учеников посоветовала: почему бы вам и своему ребенку не уделять внимание? Сначала меня это не вдохновило: дочь не проявляла интереса к музыке. Когда в подготовительной группе, заметила у нее успехи, решила заниматься с ней профессионально.

Выбор в пользу скрипки сделали из соображений… размеров инструмента. Семья жила в однокомнатной квартире, самым главным богатством считались книги. Рояль из-за недостатка места стоял на боку. Как тут музицировать? А скрипка девочке пришлась по душе. Уже очень скоро Татьяна Павловна убедилась, что Катюша отлично усваивает материал. Иногда между мамой и дочкой случались размолвки. Катя предъявляла претензии, что мама занимается с ней меньше, чем с другими. Татьяна Павловна старалась (особенно, когда у дочери наступил переходный возраст) держать руку на пульсе, чтобы та не надеялась, что добьется успехов исключительно благодаря способностям, без по­все­днев­ных упражнений. Разумеется, Тать­яна Павловна выкладывалась с каждым своим учеником. Но на выступлениях Кати волновалась особенно.

В 1998 году на очередном международном детском конкурсе «Музыка надежды» в Гомеле Екатерина Пукст заняла третье место. Потом (и в гимназии-колледже, и позже в академии) она одержала победы в 14 республиканских и международных конкурсах для юных и молодых музыкантов. Четырежды становилась лауреатом, стипендиатом и обладателем премии специального фонда Президента Республики Беларусь по поддержке талантливой молодежи. Колебаний, куда поступать после гимназии-колледжа, у Кати не было. Учеба в академии музыки запомнилась как период саморазвития и совершенствования. К тому времени Татьяна Павловна уже заведовала кафедрой струнных смычковых инструментов БГАМ и снова стала главным наставником дочери.

 — Считаю, мне очень повезло, — отмечает Екатерина. — На фестивале музыкальных вузов в Варшаве мне предоставили возможность играть на замечательном инструменте — скрипке ­Андреа Гварнери, которая принадлежит БГАМ. Кроме того, я получила грант на право стажироваться у профессора Московской консерватории Александра Тростянского. Два месяца посещала лекции и жадно впитывала специальные знания. Не пропускала и дня, чтобы не сходить в музей или театр. Позже Александр Борисович стал моим творческим руководителем во время учебы в магистратуре БГАМ.

Читайте также:  Из класса в класс

Кажется, кто-то сверху бдительно следил за тем, чтобы творческий дуэт мамы и дочки не распался. После магистратуры Катя осталась преподавать на кафедре струнных смычковых инструментов академии музыки. Татьяна Павловна оказалась непосредственным руководителем дочери.

Кажется, кто-то сверху бдительно следил за тем, чтобы творческий дуэт мамы и дочки не распался. После магистратуры Катя осталась преподавать на кафедре струнных смычковых инструментов академии музыки. Татьяна Павловна оказалась непосредственным руководителем дочери.

— Я с детства мечтала быть педагогом, — признается Татьяна Павловна. — А Катя долгие годы категорично заявляла: «Ни за что не стану преподавать». Но она приступила к занятиям, у нее по­явил­ся интерес к этому делу. У дочери уже есть свои выпускники.

— Просто я побаивалась наставничества, — уточняет Екатерина. — Все-таки оно требует терпения и опыта. Зато теперь я не представляю себя без общения со студентами. На мой взгляд, педагогическая практика помогает и в исполнительской деятельности. Когда учишь другого, и сам глубже анализируешь свою игру, развиваешься.

Педагогику она почти сразу же стала совмещать с работой в Белорусском государственном академическом музыкальном театре. В 2014 году 25-летнюю Екатерину Пукст на конкурсной основе выбрали концертмейстером симфонического оркестра этого коллектива.

А еще у Екатерины есть хобби. В свободное время она выступает в составе инструментального квартета Aquarelle.

— Наш коллектив не классический по составу: две скрипки, гобой и контрабас, — делится Екатерина. — Готовых партитур для такого состава практически нет. Мы пользовались материалом для традиционного струнного квартета, но он не всегда нас устраивал. И я попробовала писать оригинальные аранжировки музыкальных произведений для Aquarelle. Сначала это давалось с трудом, но когда стало получаться, испытала огромное удовлетворение.

По словам Екатерины, она находит время и на отдых, и на общение с друзьями, и на путешествия. У Татьяны Павловны тоже есть своя психотерапия: она обожает выезжать на природу, выращивать цветы на даче. И все-таки главным в их жизни остается музыка. Они говорят о ней и на работе, и часто после нее. Их это совершенно не напрягает. Музыка всегда считалась в этой семье одним из самых великих проявлений человеческого духа. Тем, что вносит в жизнь красоту и гармонию, дает силы, позволяет подниматься над земным.