Классики жанра

Фотопоток сознания

Специальный фотокорреспондент МИА «Россия сегодня», лауреат World Press Photo 2016 Владимир Песня, побывавший в Минске по приглашению медиаклуба «Формат-А3», рассказал о запрете на постановочные кадры, правилах репортажной съемки и новых подходах к фотографии

 «Смена» для деятельности

— Владимир, у вас очень интересная фамилия. Настоящая?

— Конечно!

— С такой фамилией лучше в музыку… Откуда вдруг любовь к спортивной фотографии?

— Музыкой, признаюсь, увлекаюсь, но как любитель: играю с друзьями на разных инструментах. Фотографией начал заниматься, когда отец подарил камеру «Смена-2М». Правда, лет до 30 о карьере фотографа и не думал — учился на геодезиста, работал журналистом. Но именно в газете «Спорт-Экспресс» впервые увидел, как трудятся профильные фотокорреспонденты. Тогда и решил сменить ручку на объектив.

— Что мешало совмещать?

— Пытался, вдохновляясь как раз примером блестящего журналиста Юрия Роста. Но позже понял, что времени на очерк мне ни одна редакция не даст, а иначе страдает качество как текста, так и снимка.

— Ваши любимые темы — фигурное катание и волейбол. Женский или мужской?

— В детстве катался на коньках, знаю технику этого спорта, его легко и приятно снимать. Что касается волейбола, то мне ближе все-таки мужской. Хотя именно в этой дисциплине практически нет различий между представителями полов — интересно смотреть как на парней, так и на девушек. А еще люблю снимать шорт-трек.

— Но в МИА «Россия сегодня» наверняка приходится фотографировать не только спорт?

— Когда семь лет назад пригласили в это агентство, четко понимал, что узких специалистов там хватает. Поэтому готов был снимать всё и продолжаю это делать, чтобы не останавливаться в развитии.

Создать, словить момент

— В чем, на ваш взгляд, разница между фотоискусством и репортажной сьемкой?

— Это вопрос терминологии (улыбается). Художественная фотография — как литература, в которой целый мир можно перекроить под себя. Допустимы коллажи и многое другое. Фотожурналист отражает действительность, не имея права на фантазию. Это зеркало, хоть и не прямое. Все-таки через репортера этот пучок света также проходит. А чтобы выделить свой снимок среди десятков таких же, приходится играть с ракурсами, тоном, пользоваться другими приемами.

— За постановочные снимки крупные агентства могут уволить. А ведь в СССР это считалось нормой. Почему?

— Чисто технический момент. Например, нужно было на производстве сфотографировать передовика по выточке деталей за смену. Героя могли снять и спустя пару дней, факт перевыполнения нормы ведь оставался. На Западе это тоже было нормой, но там чуть раньше стали стремиться к отражению правды жизни. Благодаря развитию техники наша работа стала честнее.

— Но до сих пор объектив можно поворачивать в разные стороны…

— Конечно, это не видеорегистратор. Камера ограничена углом зрения, невозможно захватить всю жизнь в деталях. У фотографа всегда есть выбор, который в силу личных качеств, развития и образования позволяет показать реальную картинку происходящего.

Сила великих документальных снимков не в том, насколько великолепны их композиция, стиль, а в том, насколько точно и правдиво они отражают направление движения человечества. Фотограф обязан правдиво фиксировать то, что видит. Манипулировать изображениями, заниматься постановочной съемкой категорически запрещено! Для того чтобы оставаться в этических рамках, надо быть честным, прежде всего с самим собой.

Читайте также:  Запомните его таким

О спорт, ты — кадр

— На скольких Олимпиадах вы работали?

— На четырех последних. Поэтому, как и многие другие, продолжаю сравнивать зимний Сочи и Пхёнчхан (улыбается). В России было побогаче, в Южной Корее простенько, но со вкусом. Что касается атмосферы, то, конечно, не хватало русских спортсменов в шорт-треке, фигурном катании и лыжных гонках. Особенно скучали корейцы по Виктору Ану. Для них он герой, хоть и живет в России.

— Фотограф на таких соревнованиях может быть объективным?

— Визуальный язык понятен без перевода, поэтому русская репортажная фотография ничем не отличается от японской, немецкой или американской. Международного давления я на себе не ощущал.

— Из Москвы на съемки выбираетесь часто?

— Стараюсь. Однако, несмотря на широкий профиль, львиная доля работы приходится на спортивные события. Здорово, что в России тема спорта сего­дня очень востребована. Да и в Беларуси я бывал не один раз именно благодаря спорту: год назад снимал в «Минск-Арене» состязания по шорт-треку, а совсем недавно работал на финале Кубка мира по конькобежному спорту. А еще как-то раз ездил в Оршу снимать производство льна. К слову, тут меня спросили, приеду ли я на II Европейские игры. Так вот: очень хочу.

Серийный код успеха

— Что делать, чтобы снимки заметили?

— Согласитесь, в последние годы происходит большой информационный взрыв. С одной стороны, снимают все подряд и хороших фотографий больше в мире не становится. С другой — относительная простота фото­съемки открывает дорогу тем, кто никогда бы не согласился проявлять пленку, но имеет свой взгляд на мир. Что касается уникальности, горе тем, кто продолжает изобретать велосипед. Все уже придумано до нас. Поэтому, на мой взгляд, одним кадром сегодня никого не удивишь. Каким бы классным он ни был. Популярность и интерес у аудитории вызывают серии снимков, фото­очерк, если хотите, позволяющий глубоко проникнуть в тему. Такой фильм из статичных кадров, созданный за короткий промежуток времени.

— Ваша серия о хоккее, получившая награду World Press Photo, как раз такая?

— Я говорю не только о себе. Повторяю, это не мой «велосипед». Как сказал, по-моему, Владимир Гиляровский: «Мы видим дальше тех, кто был за нами, поскольку мы сидим на их плечах». Мне нравится использовать такие форматы, так как благодаря этому могу донести до людей, что я чувствовал в тот момент.

— Сегодня жизнь России, всего постсоветского пространства интересна миру?

— Эта тема была интересна всему миру в момент слома — 30 лет назад. Сегодня существует падение спроса на кадры из наших стран, но есть примеры, когда на наших темах зарубежные репортеры создают свои работы. Да и мои коллеги не спят, находясь в постоянном поиске сюжетов. Например, мой товарищ Алексей Филиппов уже второй год снимает серфингистов на Камчатке. Это круто.

Серия фотографий, которая принесла Владимиру Песне победу в конкурсе World Press Photo 2016, озаглавлена «Хоккей в Ветлуге». На них запечатлены хоккеисты-любители из российского городка Ветлуга Нижегородской области и соседних сел во время игры. Это фотоистория о том, как в маленьком городке люди назло всем трудностям жизни нашли отличный эмоциональный выход из серой бытовухи — играть в хоккей.