Спорт

Ударный механизм

Минский боксер Кирилл Релих рассказал о завоевании титула чемпиона мира среди профессионалов, а также о мечте купить футбольный клуб и самому принимать участие в матчах

О подготовке

— Кирилл, сколько месяцев шла подготовка к титульному бою?

— Не меньше пяти. Примерно пятую часть занял втягивающий период — пробежки, бой с тенью (имитация бокса. — Прим. авт.). Затем два месяца ушли на физическую подготовку. И еще два — на наработку комбинаций. Большую часть времени тренировался в Минске. В парах стоял с белорусскими боксерами Евгением Ромашкевичем, Алексеем Гоглевым, Евгением Долголевцом. Заключительные пять недель провел в Майами под руководством опытнейших тренеров Чики Риваса и Нормана Уилсона.

— План подготовки писали себе сами?

— По большому счету боксеры сами знают, что нужно и как. Но план был, а над его созданием работали менеджер Валерий Капля и другой боксер-профессионал Сергей Рабченко. К своим наработкам добавили методики, которые заприметили в Англии, когда со мной работала команда Рикки Хаттона, схемы, используемые наставниками в США. Впервые физическую форму набирал под руководством тренера Дениса Тарасевича. В свое время у него к важному поединку готовился боксер Николай Веселов. Я видел тот бой воочию и сделал для себя вывод: физическая подготовка Николая на высочайшем уровне. Решил тоже обратиться к Тарасевичу. И не прогадал.

— Как нарисовался вариант с лагерем в США?

— Еще перед первым поединком против кубинца Ренсиса Барталами (он проходил в мае 2017 года. — Прим. авт.) подписал контракт с промоутерской компанией Warriors Boxing. В свое время тренеры компании сделали боксера из Кубы чемпионом мира. После чего Барталами убежал к другим промоутерам и тренерам. Никто не ожидал, что наш первый бой получится таким упорным. По сути, судьи подарили ему победу. С этим решением не были согласны ни специалисты, ни зрители, ни я. Промоутеры Warriors Boxing предложили мне перед вторым боем часть подготовки провести в США.

— Быстро согласились?

— Решился не сразу. В выездных лагерях для меня важен эмоциональный комфорт, когда чувствуешь, что вся команда верит и поддерживает тебя. Без нервозности, криков. В свое время в том же лагере Хаттона при подготовке к бою за спиной плели интриги. В лицо улыбались, а за спиной обсуждали. Это меня выбивало из колеи, раздражало. Вроде должны быть все за одно, а получалось, они ждали моей ошибки, может, и поражения. Тренировочный лагерь в США дал мне многое. По сравнению с условиями в Беларуси это космос. Я набрался опыта больше, чем за последние несколько лет.

О поединке

— Барталами знал, что во время боя за титул вас будут секундировать его бывшие тренеры Чика Ривас и Норман Уилсон?

— Нет. Это был тактический шаг — психологическое давление на кубинца. Специалисты прекрасно знают его сильные и слабые стороны. Основная работа строилась через левый джеб. Никогда ранее я столько не бил визави этой рукой. Наверное, потом еще неделю рука болела. Но это не самый большой негатив после боя. Неприятнее было, когда кубинец бил ниже пояса. Понимаю, это от безысходности. Ничего ему не говорил, не злился, не отвечал таким же хамством, а выполнял свою работу. Я вспыльчивый боксер, но тренеры смогли настроить меня четко выполнять план. В одном из раундов решил подразнить соперника, подняв вверх руки и показав ему, мол, вот я, бей. Из угла моментально наехали: успокойся, руки на место и продолжай работать. Кубинец, похоже, готовился к тому, что я, как и при первой встрече, в начале поединка выложусь, а потом он меня возьмет тепленьким. Его план провалился.

— Пришли в себя после титульного боя?

— Да, но до сих пор ощущаю моральное истощение. Была проделана огромная работа. После объявления победителем эйфории не было. Чувствовал, что хорошо сделал свою работу, добился того, чего хотел. Я всегда так реагировал на свои выигрыши.

— Говорят, у талантливых спортсменов частенько присутствует элемент разгильдяйства при подготовке.

— Такое у меня случалось, когда выступал в любительском, или, как его сейчас называют, олимпийском боксе. Тогда думал: все равно выиграю. Неужели не выдержу три раунда по три минуты? На эту дистанцию меня хватит в любом случае. Плюс спасали большие перчатки и шлем. С возрастом и опытом приходит понимание, что не все так просто. Выйдет против тебя «пахарь» и задавит. Благо на таких не нарывался. Сейчас уже разгильдяйства не осталось. С такой подготовкой в профессионалах могут оставить инвалидом.

Читайте также:  Сплошной туман

— ???

— Если пропускаешь сильный удар, в голове становится «весело». Многие болельщики не совсем понимают, почему особенно супертяжи слишком осторожничают. Одна атака может решить исход поединка. Хотя падают боксеры не от сильного удара, а от удара, которого не видят. В этом случае тело не готово среагировать на стрессовую ситуацию. Словом, задача бойца — сделать отвлекающий маневр, а завершить сильным ударом, который соперник не заметит.

— Слышал, что в бокс вы пришли благодаря папе и дяде. Они в свое время увлекались этим видом.

— Отец больше занимался для себя. У дяди есть медали, грамоты. Помню, дома были перчатки. Наверное, это и предопределило выбор. Если бы не бокс, то, скорее всего, все равно стал бы спортсменом. Занимался в свое время дзюдо и самбо. Получалось неплохо.

Играл в футбол, но это отдельная тема. Возможно, заработаю денег,

уйду на пенсию, куплю клуб и буду играть сам. Физическая подготовка у меня в порядке, а пас партнеру смогу отдать. Вообще, я целеустремленный и стараюсь добиваться своего.

О семье

— Расположения супруги легко добились?

— Это нужно у нее спрашивать. С Дарьей познакомились в социальных сетях. Она была инициатором первой встречи, после которой завязались отношения. К тому времени про мое про­фес­сио­наль­ное увлечение мы не говорили, хотя на моей страничке были боксерские фото. Мы ходили вместе на турниры, но на боях с моим участием Даша так и не побывала. Только по телевизору видела. Но это не потому, что супруга сильно переживает: она сидит дома с детьми. Скажу больше, жена неплохо разбирается в боксе, следит за моей диетой. Кстати, она помогла мне решиться поехать на сборы в США перед вторым боем с Барталами.

— Очень часто в семьях представителей единоборств рождаются две дочки…

— Это не про меня. В роду Релихов пять поколений подряд на свет появляются только мальчишки. У всех родственников по два пацана. Я хочу выйти за эти рамки и рассчитываю на третьего. Дарья тоже не против. Но для этого нужны своя квартира или дом. Пока у нас съемное жилье. Не хочу переезжать из Минска, хотя в свое время поступали предложения сменить страну. Я весь мир уже повидал. Лучше родины ничего нет!

— Сыновья, как и папа, боевые?

— Все в меня (смеется). Постоянно дерутся друг с другом. Приходится одного из них забирать из драки и уносить в другую комнату. У детей разница один год: старшему, Кристиану, 3, Мартину — 2. Как выбирали имена? Долго и упорно. Окончательное решение приняли, когда шли регистрировать детей в загс. Не хотели классические советские Петя или Федя, но и не современные Ивор или Платон.

Мы не любим сидеть дома. Регулярно выбираемся в детские городки, лабиринты, аквапарк. Почти ни в чем не отказываем детям. Наверное, даже в чем-то уже перебор.

— Знаю еще об одном вашем незаконченном деле: учеба в университете физкультуры. Планируете все-таки окончить вуз?

— Очень хочу завершить начатое. Каждый год у меня возникает такое желание. В этом решил конкретно: восстановлюсь и доучусь. Ребята, с которыми поступал, уже с каким-никаким тренерским стажем. А я вечный студент…

Кирилл Релих — мастер спорта, призер первенства Европы-2006, чемпион Беларуси — 2008. 10 марта 2018 года завоевал титул чемпиона мира в первом полусреднем весе (до 63,5 кг) по версии WBA. Всего на профессиональном ринге боксер провел 24 поединка, одержал 22 победы (19 нокаутом).