Музей

Восстановительный период

К концу 2018 года в Археологическом музее «Верхний город» откроют постоянную экспозицию. Наши корреспонденты узнали, какие артефакты реставраторы готовят для этой выставки

Трудятся они в основном над археологическими находками. Это предметы быта: гончарные, стеклянные, бондарные изделия, вещи из кожи, орудия труда, ювелирные украшения, монеты, датированные XVI-XVIII веками. Но попадают им в руки и раритеты XII-XIII веков.

***

Ведущий научный сотрудник Музея истории города Минска и реставратор Дмитрий Сманцер специализируется на керамике, дереве и металле, а художник-реставратор Марьяна Житкевич — на коже и бумаге. Вместе они способны вернуть к жизни прак­тически любой древний предмет.

Вот уже несколько месяцев Марь­яна работает над восстановлением обуви, которую минчане носили пять столетий назад.

— Эти туфли найдены на улице Торговой — были лишь разрозненные детали, нитки разошлись. Верхнюю часть собирала по частям. Боковой шов переделывала шесть раз, пока не получилось как нужно. Еще предстоит пришить верх к подошве и подумать, каким образом соединить подковку с наборным каблуком. Большое внимание пришлось уделить материалу: кожа была сухой и ломкой, — рассказывает реставратор и показывает обновленные детские башмачки, а также другие фрагменты старинной обуви.

Одновременно она занимается реставрацией переплета книги 1882 года «Живописная Россия». В планах — подновить личные документы народного художника Михаила Савицкого.

— Обычно в работе находятся несколько предметов, поскольку процесс реставрации длительный, требует бережного и индивидуального подхода к каждому экспонату. Большое внимание уделяем сохранению фактуры материала, его технологических характеристик, — объясняет Марьяна. — Прежде чем приступить, фотографируем предмет, обсуждаем методики на реставрационном совете, оформляем специальный паспорт, делаем пробы и изучаем структуру материала. В процессе восстановления используем самые разнообразные приспособления: натуральные и синтетические кисти, стоматологические и хирургические инструменты, специальные растворы и клей. Мечтаем о бинокулярном микроскопе.

***

Дмитрию Сманцеру однажды пришлось ломать голову над тем, как собрать воедино бондарные изделия из множества дощечек XVI-XVIII веков. Их нашли при строительстве паркинга на Немиге.

— К нам поступило много грязных деревянных деталей. Постепенно, очищая и подбирая фрагмент к фрагменту, удалось собрать водовозную бочку, ведерко и еще одну емкость, — уточняет Дмитрий. — Следующий этап — изготовление вспомогательных конструкций, на которые потом монтируются части. Они не должны бросаться в глаза зрителю. А над тем, как экспонировать бочку, еще предстоит подумать.

Над многочисленными осколками и кусочками из фондов музея можно корпеть десятилетиями. Дмитрий достает из-под стола несколько ящиков с глиняными черепками — фрагментами печей из Лошицкой усадьбы.

— Это только малая часть того, что имеется в хранилищах. Я перебираю элементы керамики и пытаюсь найти подходящие друг к другу осколки, чтобы собрать плитку или хотя бы ее часть. Только потом чищу их и склеиваю между собой. Именно керамику археологи находят в земле чаще всего: печные изразцы, посуду, фризы, плитки… Если собрать все фрагменты, которые попали к нам в музей с раскопок в Минске, ими можно заполнить грузовую машину, — продолжает Дмитрий и показывает плитку из доминиканского монастыря, что стоял в районе Октябрьской площади.

Реставратор осторожно снимает со стеллажа старинные предметы, которые уже успел обновить. Срединих — печная плитка, кружка из кузнецовского фарфора (название российского фарфора, выпускавшегося заводом М. С. Кузнецова. — Прим. авт.), лопата.

***

Через руки Марьяны и Дмитрия прошло большинство экспонатов всех филиалов музея. Каждый оставил след в душе.

— Помню, готовили экспонаты для выставки «По следам мамонтов». Долго не могли привыкнуть к работе с черепами и костями доисторических животных — жутковато было, но потом втянулись, — делится Марьяна. — Немало пришлось попотеть, когда вместе с Димой чистили от старой краски и ржавчины трехметровую рельсу для музея «Минская конка».

На вопрос, может ли вещь после восстановления выглядеть как новая, отвечает:

— Реставраторы считают, что предмет, насколько это возможно, должен сохранить налет времени и первоначальный вид. И даже если мне хочется что-то усовершенствовать, то не имею на это права.

— Старая вещь должна выглядеть старой, — дополняет ее коллега.

Работа реставраторов не ограничивается деятельностью в мастерской. Они следят за судьбой своих пациентов и в экспозиции.

— Периодически ходим и смотрим, как предметы выглядят в залах. Иногда приходится возвращать экспонаты в мастерскую для поддержания экспозиционного вида, — резюмирует Марьяна Житкевич.

Археологический музей «Верхний город» находится по адресу: ул. Кирилла и Мефодия, 6.