Фотоальбом Евгения Коктыша

Маэстро музыки

Художественный руководитель Белгосфилармонии Юрий Гильдюк называет себя рекордсменом: уже 35 лет заведует творческой жизнью главного музыкального учреждения страны

— На постсоветском пространстве это рекордные цифры. Знаю, что есть еще музыковед Владимир Калужский, который тоже очень долго занимает аналогичную должность в Новосибирской филармонии — более 20 лет, — вводит в курс дела Юрий Николаевич. — Конечно, 35 лет — большой срок, но я не думаю, что годы потеряны зря. Были разные, в том числе очень сложные времена. Но нам удалось сохранить филармонию. И сейчас у нас целых19 коллективов!

В рабочем кабинете Юрия Николаевича много книг, к стене приколоты афиши. На столе, как и у любого руководителя, много корреспонденции. Указывая на бумаги, собеседник, который ко всему прочему еще и пианист, говорит:

— А кроме этого есть и другая жизнь: творчество, ноты, концерты…

Юрий Гильдюк пришел в Белгосфилармонию на должность худрука в 1983-м. Ему было 34 года.

— Решение далось непросто. Прежде чем согласиться, размышлял четыре месяца, — рассказывает Юрий Николаевич. — До этого на протяжении 7 лет заведовал кафедрой концертмейстерского мастерства в консерватории (ныне БГАМ). Мне тогда все говорили: в филармонии слишком много эстрады, нужно, чтобы музыкант взял всё в свои руки. Когда пришел, то увидел разруху. На всех, в том числе на симфонический оркестр, зарабатывали «Верасы», «Песняры». Ездили на так называемые чёсы по просторам Советского Союза. Коллективы отсутствовали месяцами. Это мне удалось ликвидировать, сделать учреждение чисто академическим. И главное — не поссорившись, разойтись по разным дорогам с руководителями эстрадных коллективов, один из которых Владимир Мулявин.

— И как удалось остаться на плаву, если они были кормильцами филармонии?

— Сначала помогало государство, потом и сами стали зарабатывать. Все благодаря талантливым людям, выдающимся личностям, которые могли и делали вопреки всему. Понимаете, ведь без Анатолия Кашталапова, к примеру, не было бы ансамбля народной музыки «Свята», как и «Хорошек» без Валентины Гаевой.

За 35 лет работы несменный худрук повидал многое: когда в конце 1980-х — начале 1990-х из симфонического оркестра за границу уехали сразу 39 лучших калиброванных музыкантов. Или в 2000-х ему приходилось стеречь дорогие инструменты — здание находилось на реконструкции. Вместо крыши зияла дыра.

— Да один оргáн стоил почти как вся филармония! Приходилось контролировать, чтобы строители ничего не повредили, — поясняет музыкант.

По мнению Юрия Гильдюка, жители столицы сего­дня все больше интересуются академической музыкой. Классика привлекает сотни и даже тысячи слушателей. А филармония, несмотря на все потрясения, смогла стать одной из самых мощных на просторах СНГ. На ее сцене выступают не только звезды мирового масштаба, но и юные, еще пока никому не известные дарования.

— О филармонии могу говорить бесконечно, — подытоживает Юрий Николаевич. — Ведь это мой дом. Здесь я и работаю, и живу, и общаюсь с коллегами. Для меня это и университет: учусь не только у великих гастролеров, но и у своих учеников.